TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
29 августа 2012

Петр Кожевников

 

Я ДОЛЖНА ТЕБЕ СКАЗАТЬ...

 

рассказ

памяти Инги Петкевич

 

1.

Воспоминание или преддверие? Реальность или забытье? Ни на миг не возникает сомнения, что данное место ей известно, и она его непременно вспомнит! Возможно, она тут блуждала в иные времена. Может быть, видела некое подобие в интернете. Сейчас надо не лениться, а собраться с мыслями и попробовать сразу во всем разобраться и понять, откуда Полина шла и куда забрела?

Заброшенное здание или недострой? Как понять? По каким признакам определить? Не будучи зодчим, сложно угадать, как способно помещение выглядеть в том или ином варианте?

Девушка не в состоянии толком распознать окружающую обстановку и больше домысливает зримое, чем различает. Отставшие от стен простыни обоев или паруса занавесок, неказистые строительные леса или вычурная резная мебель? Может быть, узнаваемость очертаний вязнет в иле полумрака? Сейчас день ли ночь? Подобное затемнение иногда предшествует грозе.

Полина осторожно, но упорно продолжает ступать вперед и с трепетом опознает в глубине строения намеки на человеческую фигуру, облаченную в морскую форму. Через несколько шагов она убеждается, что всего лишь на расстоянии дыхания стоит перед Денисом.

Прическа юноши, глаза, улыбка - детали моментально уточняются после ее взглядов и мыслей. Творимое странно, волшебно, но Полина соглашается с происходящим, поскольку представление похоже на компьютерную графику, - не заигралась ли она в последний раз, и когда это было?

- Здравствуй! - Девушка шагает навстречу и, видимо, не рассчитывает движения, потому что теряет равновесие, но не падает, а зависает, словно в невесомости.

- Здравствуй! - юноша мгновенно оказывается рядом, простирает руки, бережно обхватывает ее за талию.

- Мы спим? - улыбается девушка, ощутив себя в нежных объятиях.

- Нет! Мы - там, где должны быть. - Протяжный взгляд, недосказанность и тайна. - Там, где мы могли встретиться.

- Я очень рада нашей встрече. - Сознание, что наблюдает за ними обоими со стороны, ее нисколько не удивляет. - Где мы? В другом измерении?

.       Не совсем, - уклончиво улыбается юноша.

- А, почему все так странно выглядит? - Полина с любопытством осматривается. - Этот дом забросили? Вокруг стройка или разруха?

- Нет, не так! Тут все ухожено и прекрасно! Ты скоро в этом убедишься! Надо только привыкнуть и всмотреться!

- Вокруг слишком темно, либо у меня проблема с глазами? Я почему-то не могу ничего толком различить. Только тебя ясно вижу, прямо как на экране, а все остальное будто в пещере.

- У тебя со зрением все в порядке. Уверяю тебя! - озорно подмигивает Денис и берет девушку за руку. - Я знаю, что ты сможешь все постепенно увидеть. Я тебе помогу. Пойдем!

Он влечет ее за собой и действительно помогает научиться опознавать видимое. На их пути и в радиусе обзора восстает из хаоса масса предметов: стопки книг, детские игрушки, цветы в горшках, аквариум с рыбками, мебель разного стиля и назначения, компьютеры, детские коляски, русская печь, банкомат, шубы, мотоцикл, рояль, бегемот. Над их головами парусятся рваные зелено-лиловые облака.

Полина всматривается в предметы, которые один за другим заполняют поле зрения. Удается увидеть во всех деталях старинный камин, где еще тлеют угли, ряд древних школьных парт, винтовую лестницу, вьющуюся высоко вверх, театрально вышагивающую цаплю. Со скрипом покачивается детская лошадка на вопиюще красных изогнутых полозьях. Ритмично передвигается маятник в часах с кукушкой, издающих уютное тиканье. Светится оранжево-синим пламенем газовая горелка, а на ней гостеприимно урчит желтый блестящий чайник. Кажется, будто здесь кто-то присутствует, пока еще невидимый, но готовый в любой момент явиться.

От обилия картин и их неожиданности у девушки создается впечатление, будто все видимое не может находиться в собственности у одного человека или даже целой семьи, - уж больно все это разное, и слишком много в одном месте всего накопилось.

- Здесь, наверное, проживали разные владельцы? - шепчет Полина, опасаясь нарушить творимое чудо. - Или гости?

- Да, это интересно место, особенное место, где люди... - Денис обращает свободную руку в пространство, словно собирается представить все еще бесплотных для спутницы обитателей необычного места. - Каждый, кто сюда попадает, размещает любимые предметы, детскую или взрослую мечту, воспоминания и надежды, идеалы.

- А почему они отсюда уезжают? Здесь ведь так интересно! Мне кажется, если бы мне предложили остаться навсегда, я бы тотчас согласилась. Это место - живая сказка! А ты здесь живешь?

- Я тут бываю... Пока бываю, но вскоре, может быть, даже сегодня... Давай поговорим об этом потом, а пока мы еще можем...

В глаза вторгается невыносимый свет, она щурится, заслоняется рукой и из-под сооруженного козырька смотрит в сторону бушующего света. Там пылает закатным огнем огромное окно. На величественных деревянных рамах с массивными бронзовыми ручками и шпингалетами буйно растут грибы, лениво зависают крупные полупрозрачные улитки, в солнечных лучах судорожно снуют насекомые, за внешней стороной стекол вьется плющ, угадываются птицы, размазывается снежный шлейф самолета.

- А почему никто из бывших жильцов не взял эти рамы с собой? Они - такие роскошные! - Полина с восхищением смотрит на окна. - Их, наверное, можно было бы выгодно продать? Правда?

- Они - дубовые. Куда их девать? Их так просто не распилишь и не просверлишь. Они изготовлены именно для этого дома. - Юноша описывает рукой круг. - Они, по сравнению с нами, вечные!

- Почему-то они мне чем-то знакомы! - удивляется девушка. - Именно такие рамы. Странное чувство!

- Они - такие, потому что это - твои рамы и твои окна. Это - начало! Каждый новый владелец начинает переделывать все по-своему.

- Разве я владелец? - Девушка ерошит свободной рукой волосы. - Я - гость! Наверное, это - твой дворец!? А ты - магараджа!

- Я - пришелец, а это мой космический корабль, - заразительно смеется Денис. - Нет, это нечто более грандиозное! Я и сам еще не во всем разобрался!

- Так что же это? Скажи! Мне интересно! Компьютерная игра? Новое изобретение, открытие, которое пока от всех умалчивают?

- Не все сразу, ладно? Потом... Иначе. - Юноша увлекает гостью за собой в мир, творимый на их глазах. - К этому необходимо подготовиться!

- Ой, как интересно! Я сегодня не засну! - Девушка с восхищением осматривается, поражаясь, как по ее прихоти возникают новые видения. - Волшебство!

- А ты точно здесь ни разу не была? - Денис замирает, будто дает ей шанс сосредоточиться. - Попробуй вспомнить! Никогда?

- Вначале мне показалось, я даже была уверена, будто уже бродила здесь и вскоре вспомню то, когда и почему я тут находилась. Если точнее, то я даже не особенно задумывалась над всем этим. - Полина тянется к необъятному прозрачному мячу, внутри которого перекатывается множество искрящихся шаров. Мяч прыгает рядом с ними, словно ждет их прикосновений. - Настоящее чудо! Таких мячей я ни разу не видела! Правда, ты знаешь, у меня был в детстве мяч! Конечно не такой роскошный, но я его очень любила!

- Может быть, это - он? У меня в детстве был игрушечный автомобиль размером со спичечный коробок, посмотри, как он преобразился!

Юноша не успевает договорить, как перед ними вырастает золотой автомобиль с рубиновыми стеклами и изумрудными колесами. Автомобиль сверкает и переливается, отражая предметы и огни. Он висит на небольшом расстоянии от мраморного пола и степенно вращается.

- Ух, ты! - захлебывается от восторга Полина. - Смотри, а это моя кукла Маюша!

В сверкающей бриллиантовой карете восседает кукла размером с девочку лет девяти. Совершенное творение можно принять за живого ребенка, если не навечно распахнутые веки и застывшие в грациозном взмахе руки. На кукле - кружевное платье нежного бирюзового цвета, перехваченное на тонкой талии крупным розовым бантом. Платье и бант расшиты драгоценными камнями, в темных волнистых волосах блистают изысканные ювелирные украшения.

- Здравствуй, Маюша! - Девушка радостно машет детской любимице рукой. - Сегодня все так странно, мне даже кажется, будто я способна на необычайные поступки. У тебя не возникает ощущения, словно ты вот-вот полетишь, только чуть-чуть шевельнешься и воспаришь подобно птице?

- Ты, правда, хочешь полетать? Только скажи, и я это исполню!

- Я готова тебе поверить! - Доверчивый кивок и ожидание во взгляде. - Ты меня научишь летать?

- А этому и не придется учиться! Ты только сделай первый шаг, поверь в себя, произнеси: лечу! Взмахни руками и полетишь! - Денис отпускает ее руку и отступает. - Попробуй! Я тебя не обманываю!

- Я чувствую себя способной на полет! Правда! Непередаваемый восторг! Блаженство! - Девушка поднимает руки, производит некое усилие, вроде бы знакомое, но к которому она ни разу не соизволила прибегнуть, о котором раньше почему-то даже не удосужилась догадаться, и ей мерещится, что она действительно начинает воспарять. Да ее стопы и вправду отрываются от пола! - Ой, я лечу!

- Правда, чудесно? Если бы люди вовремя раскрывали свои дарования! - Он с любовью смотрит на избранницу.

- А ты тоже можешь летать? Давай со мной! Тебя научить?

- Я умею! - Юноша взмахивает руками. - Смотри!

Ноги Дениса отделяются от пола, юноша и девушка оказываются в невесомости и начинают произвольно набирать высоту.

- Я смотрю на тебя, на твои глаза, руки и радуюсь, что ты есть! Мне этого достаточно для счастья! - ласково шепчет в ухо Денис.

- Теперь мы снова вместе, и уже не расстанемся до самой смерти! Ни на секунду! Правда? - Девушка зажмуривается от избытка чувств. - Я совсем схожу с ума! Мне кажется, я пролечу сквозь стену. Давай вместе? Возьми меня за руку!

- Конечно! - Денис крепко сжимает девичью ладонь. - Давай вот сюда!

Не разнимая доверчивых рук, они направляют полет в сторону стены, украшенной гобеленом, на котором изображена площадь, старинные здания, струящиеся фонтаны и люди, одетые в средневековые костюмы. Они стремительно приближаются к гобелену, готовые вторгнуться в плотную ткань. Фигуры оживают, кто-то запрокидывает головы, а одна дама напутственно машет им изящной рукой.

Они пролетают сквозь стену и оказываются в огромном, богато обставленном зале. Скорее всего, это - неизвестный ей музей. Может быть, он располагается в другой стране и принадлежит некому могущественному олигарху. В зале - несколько дверей, которые ведут в поражающие убранством помещения.

В первом проходном зале Полину восхищают большие фарфоровые часы, на корпусе которых выточены цветы. На циферблате мерцают крупные золотые гравированные цифры и стрелки.

Приближаясь к часам, Полина догадывается, что цветы, - живые, - они источают волшебный аромат, поворачивают головки, и девушка обнаруживает в каждом соцветии счастливое человеческое лицо, а в стеблях и листках, - грациозные фигуры.

- Цветы живые! Денис, цветы живые! Я это знаю, представляешь, я все это уже знала! - восклицает Полина. - Это уже было, было!

- Держи меня, милая, не отпускай! - сжимает ее руку Денис. - Только не отпускай!

- Конечно, милый! Я так люблю твои ласковые руки!

Они летят дальше и оказываются перед картиной, на которой запечатлен водопад. Девушке кажется, будто пейзаж сам приближается к ним, на ходу оживая, - вот засверкали струи воды, расцвеченные хрустальными и алмазными переливами цвета и света, затрепетали хитросплетения лиан, раздался шум падающей воды и урчание горной реки.

Водопад становится все ближе к летящим влюбленным, на них сыплются брызги, словно ледяные искры от бешено крутящегося точильного камня, они попадают внутрь потока, но Полина не ощущает мощного удара воды, - ее поглощает величайшая радость.

Водопад обрушивает их тела вниз. Они совершают умопомрачительный полет! Влюбленных принимает бурлящий поток воды и несет по течению, уберегая от ударов о валуны, умостившие дно водотока.

Они видят множество людей, расположенных на берегах реки. Люди одеты в костюмы разных времен и народов. Охотники с монголоидными лицами в доспехах жарят на вертеле дичь, дамы в пышных платьях и высоких шляпах катаются на лошадях, голопузые ребятишки запускают воздушных змеев, солдаты в средневековых мундирах чистят мушкеты, спортсмены в набедренных повязках упражняются в борьбе, девушки в древнерусских платьях плетут из цветов венки, африканские рыбаки делят добытый в реке улов.

Все эти люди, заметив приближение влюбленных, обращают на них учтивое внимание, улыбаются и приветливо машут руками.

- Держи меня, любовь моя, держи! - повторяет юноша.

- Да! Я тебя больше не отпущу! - Полину пугает то, что юноша уже не столь крепко сжимает ее руку. - Это не реально! Для меня это чересчур много! Это - не сказка? Скажи мне правду, я не расстроюсь! Кажется, я догадалась, мы спим, то есть я, наверное, сплю. А ты? Откуда ты? Кто ты? Если это прекрасный сон, то он все равно закончится, я проснусь, и смогу ли я жить?

- Тогда настанет день, а потом снова ночь, родятся твои новые сны, но, может быть, не со мной. - Голос Дениса звучит тихо, словно через подушку.

- Нет, я хочу встречать и видеть только тебя! Быть с тобой, жить тобой!

- Я тоже ждал тебя всю жизнь, мечтал о тебе, писал стихи. Тогда в море мне казалось... - Речь юноши становится еле слышимой. - И вот я снова нашел тебя! За один день, за один час, за один поцелуй! Я был готов на это!

Голос Дениса более не различим, все видимое бледнеет, теряет узнаваемость и разборчивость. Она с горечью ощущает утрату - исчезнувшую руку юноши. Девушка пытается коснуться его, схватить, удержать, но руки прорывают странную преграду, похожую на целлофановую упаковку, и проваливаются в пустоту.

- Как я тебя найду? Где? Скажи мне? Не оставляй меня, не исчезай! Останься! Умоляю тебя! Я с детства знала о нашей встрече! Отныне я не смогу жить как раньше! - Она низвергается куда-то, но не в силах уразуметь, куда и пытается на прощание успеть произнести самые важные слова. - Я должна была тебе сказать, ЧТО... Я должна была извиниться! Извиниться и сказать, ЧТО... Моего извинения мало, мало! Я знаю! Мне стыдно! Я никогда не прощу себя! Я не смогу с этим жить! Но... Где ты!? Вернись, появись на миг, услышь, прости!

- Одно свидание, одна встреча... - слышится незнакомый голос, скорее даже не слышится и не голос, а некая информация проникает в ее сознание и огорчает сердце. - Не сбылось!

 

2.

Знакомое чувство, когда, едва расставшись со сном, еще не понимаешь, где находишься, кто ты, и что с тобой недавно, буквально мгновение назад происходило? Ты силишься опознать некие приметы бытия, пусть даже банальные, но свои, понятные, любые!

Наверное, также и при вторжении в иной мир ты, впрочем, уже и не ты, а твоя душа определенное ей судьбой время (минута, час, сутки?) пытается осмыслить и объяснить происходящее. Скорее всего, это не вершится достаточно быстро, и душа теряется, пугается, мечется, но какие силы и при каких условиях смогут ей помочь?

А в каких краях витала она, и могла ли остаться там, где провела лучшие моменты жизни? Она до сих пор улавливает щебетанье птиц, обоняет угасающий нездешний аромат цветов, ощущает послед объятий Дениса, любуется ненаглядным лицом, наслаждается неповторимым голосом!

- Полина, тебе это только кажется! Будь взрослой! Оставь младенческие фантазии! - Так она должна обратиться к себе? Должна ли?! Неужели они больше ни разу не встретятся и проживут долгие годы врозь? Где будет находиться ее избранник? С кем общаться, дружить, жить? Неужели она лишена права это знать?

Полина чувствовала и понимала, что никогда не вернется туда, где они были безмерно счастливы, потому что, прежде всего, там нет Дениса!

Она протянула к лицу руку, которую мгновение назад нежило пожатие Дениса, приникла к ладони губами, узнала исчезающий запах кожи своего любимого, въяве ощутила ворс волос на мужественной мускулистой руке.

Девушка, как ей мнилось, очень долго не могла согласиться с тем, что бодрствует и находится в своей постели. Неужели придется вернуться в ту жизнь, которая была до этой встречи, до этого... сна? Нет, это не могло быть сном! Это теперь она спит, а там мелькнула ее настоящая жизнь, ее любовь, сказочный мир, который открыл ей любимый!

Где найти волшебника, способного возвратить ее назад? Сколько лет жизни надо отдать за то, чтобы еще раз очутиться рядом с избранником? Она готова явиться ему бесплотным фантомом, померещиться на миг и тотчас навсегда исчезнуть из этого мира, оказаться стертой, словно файл, без шанса на восстановление! Навсегда! Навечно!

Главное для нее - убедиться, что с Денисом все в порядке, - он жив, здоров, дай Бог, счастлив? Пусть он свяжет (связал?) свою жизнь с другой женщиной! Лишь бы он был доволен своей судьбой! Пусть никогда не вспоминает, не думает о ней! А вдруг он назовет ее именем своего ребенка?

Почему она не сказала ему о самом главном? Может быть, эта встреча произошла только ради ее возможности произнести: Денис, ты знаешь... А смогла бы она?

Какой смысл, какая польза теперь думать и гадать, если им уже не суждено встретиться?! Сколько небесных тел соткали ради них волшебный узор, и вольно ли это чудо повторится? Через тысячи или миллиарды лет? Никогда? Неужели?! Хватит ли сил пережить их очередную и, может быть, роковую разлуку? И надо ли? Наверное, это и есть финиш! Жизнь, потерявшая смысл, может быть оборвана! А смыслом ее жизни все-таки был Денис! Как она могла тогда так поступить, зачем? Ей изменил не только разум, но и сердце!

- Господи! - Мысленная мольба, воздевание рук к серо-фиолетовому небу, изрезанному за окном многоэтажками. - Пожалей меня! Позволь мне еще раз увидеть Дениса! Ведь я не сказала, ему ЧТО...

Девушка заплакала, начала осматриваться, подумала - правильно ли она поступает, изучая несвежие обои, на которых, если вглядеться, можно распознать обилие диковинных существ, скользит взглядом по потолку, отмечая неровности, выбоины и трещины? Она закрыла глаза ладонями и задала себе вопрос: чем вообще следует в подобные минуты заниматься?

А если допустить, что ее приключение - чей-то хитроумный розыгрыш? Могли чем-то опоить, подсунуть наркотики, - мало ли какие совершить козни?! Нынче столько вариантов одурманить и мистифицировать человека! Но кому все это могло потребоваться? Неужели у нее есть такие коварные враги?

Да нет же, нет! Тут иная интрига, и необходимо до нее докопаться!

Она засмеялась, стараясь изобразить беззаботность, но вновь горестно сломала брови и села. От соседей сбоку сквозь прореху для электророзеток доносилась речь диктора, вещающего об опасности наплевательского отношения к своему здоровью, над головой упорный умелец сверлил то ли стену, то ли потолок, снизу слышались неуклюжие упражнения на свирели, с улицы неслась неведомая речь дворников.

Неужели она обречена вернуться в жестокий, враждебный, безжалостный мир, дабы, как и прежде, существовать без радости, счастья и свободы? Почему не осталась в дивном сне? Почему не умерла во время фантастического полета, чтобы уже не просыпаться на опостылевшем диване, в отвратительной комнате, с ужасным отцом, вопящим обычно из другого конца квартиры: Выключи музыку!

- А ты в музыке много понимаешь? - готова она его спросить. - У каждого поколения - своя музыка, своя мода, словечки, манеры! Да ты сам хвастался, как вы, будучи школьниками, окурки за прохожими подбирали! И ведь не брезговали! Чем вы были достойнее бомжей? Дурачье! Вот и выросли барбосами, которые ничего нормального не понимают!

" - Мы застали советскую власть! Все было иначе! Спички стоили копейку, а метро - пятак!" Так почему же вы позволили разрушить советский рай? Захотели четвертной за метро платить? Ну и платите! А мы-то причем! Одень меня по-человечески, накорми, отправь учиться заграницу, а потом уже качай отцовские права! А ты только и бубнишь: На столе подотри, на полу подмети! Перетопчешься! До 18 лет потерпишь, не рассыплешься! А если и канешь, никто тебя жалеть не станет! НИКТО! По крайней мере, в этом доме!

А отец ли ты мне, дядя? У нас с тобой - ничего общего! Это раньше мне казалось, будто у меня столь же уродливый череп как у этого вырожденца, такие же кривые ноги! Нет, пожалуй, все это выглядит иначе и не столь безобразно как у ее так называемого папочки! А сколько, наверное, таких вот как она деток у таких вот, извините за выражение, папулей, которые с их истинными папулями и рядом не лежали?

Если бы была жива мама! Мамочка! Почему хорошие люди мало живут?

Тяжелый груз обрушился девушке на грудь. Она открыла глаза и улыбнулась: это явился ее второй давний спутник, кот Ноктюрн. Он безошибочно угадывал ее настроение, и если девушка печалилась или болела, приходил утешать и даже лечить. Вначале Ноктюрн топтался на одеяле, под которым лежала Полина, потом ложился и ласково когтил ткань, сопровождая процедуры мурлыканием, создающим вибрацию, наверняка оказывающую на девушку благотворное влияние.

Ноктюрн совершал ритуал в течение нескольких минут, позже неизменно уходил в ноги и там засыпал. Вот и теперь он выполнил свой кошачий долг и удалился.

Наверное, следует сегодня все-таки еще раз встать, привести себя в порядок и начать новый день? Она поднялась, осмотрелась и почувствовала, что ее привычный мир нарушен, чего-то не хватает. Ну, да! Правильно! Рядом с ней нет Маюши! Полина с колыбели спала с незаменимой куклой, а теперь ее не стало! Отец?! Запросто! Он всегда рад доставить нелюбимой дочери боль!

Девушка сбросила ноги с кровати, вспорхнула на пол, осмотрелась, и, о счастье! - заметила любимицу на подоконнике. Одна оконная рама была приоткрыта. Кукла словно пыталась высунуться в окно и оказалась зажата рамой.

- Бедная моя! - Аккуратное извлечение куклы, придирчивый осмотр, сочувствие. - Тебе больно? Вон как тебя помяло! А вот еще! Ты хотела подышать свежим воздухом? Выпрыгнуть? Вместо меня? Не надо! Я еще не настолько сошла с ума! Мы с тобой будем жить, и ждать нашего принца!

Немигающие глаза Маюши казались влажными. Девушке даже почудилось, будто из них исторглась пара крошечных слезинок.

- Ты плачешь? Скажи, тебе ведома тайна, о которой я даже не догадываюсь? Вы, куклы всегда ведаете больше нас, а от нас все утаиваете. Наверное, вы нас просто жалеете. А мы вас не бережем: бросаем, ломаем, теряем!

 

3.

Они решили назначать свидания заранее, как это в старину обставляли их бабушки и дедушки. Свои встречи они мечтали посвящать прогулкам в садах и парках, походам на выставки и концерты, блужданиям по питерским дворам и крышам. Это у них получилось, и это было незабываемо!

Полина занималась в детстве в музыкальной школе и во время прослушивания классической музыки могла что-то объяснить Денису. Денис несколько лет обучался в художественной школе, и во время посещений выставок и галерей рассказывал много интересного из истории искусства.

Они несколько раз обсуждали с Денисом разницу между женской и мужской памятью. Юноша удивлялся, как девушки умудряются запоминать чужие украшения и макияж, а девушка поражалась, как юноши мгновенно фиксируют детали оформления автомобилей, которые слабому полу и вовсе незаметны, - машина и машина! Они бывают новые и старые, шикарные и не очень. Полина помнила все свои куклы и наряды, а Денис во всех подробностях описывал драки, начиная с детского сада.

Разница в устройстве памяти была не единственным различием между влюбленными, которые с интересом и вниманием изучали друг друга.

- Парни лопают точно собаки! - хохотал Денис. - А девчата питаются как кошки! Ты всегда еду очень аккуратно раскладываешь и рассматриваешь, а я рублю, не глядя, и даже не помню, чью подошву проглотил!

- А я читала, что представители сильной половины готовят лучше, чем женщины! - Девушка с улыбкой утешала Дениса. - В лучших ресторанах шеф-поварами работают только мужчины!

- Это потому, что мужик любому критику готов в зубы сунуть!

Полина бродила по городу в сопровождении эпизодов их встреч, бесед, объятий. Петербург все еще принадлежал им двоим! Она знала, что если воспарит над соборами и дворцами, то увидит их двоих, запечатленных в Летнем саду, на Марсовом поле, у Петропавловской крепости, в Зоопарке.

Сегодня еще дозволено приветливо подмигнуть бородатым мраморным богатырям, поддерживающим балкон, или дружески коснуться полированного плеча столь же каменной красавицы, сидящей в городском парке.

Полина шла наугад, утешая себя надеждой на фантастическую встречу с Денисом. Пусть он даже будет не один, пусть ему сопутствует девушка, которая и есть его настоящая любовь, - Полина ничего не молвит, просто посмотрит на него и пойдет в другую сторону, чтобы он ее не заметил, не опечалился воспоминаниями об их встрече и недавнем неповторимом полете.

Да, так случается в жизни, что люди вдруг неожиданно встречаются! Почему с ней не может произойти подобное сегодня, сейчас, когда в этой встрече - смысл ее жизни, когда она готова на любые жертвы ради одного взгляда на своего любимого?

Как теперь найти Дениса? Она ведь сделала все для того, чтобы уже никогда с ним не встретиться! Но не потому, что разлюбила или изменила, - нет! Наверное, она во всем поступила неправильно?! Но можно ли это изменить? Где он? С кем? Разве такие парни остаются подолгу в одиночестве?

Может быть, дать объявление по телевидению или в прессе? Можно и в сети поместить отчаянный призыв: Денис, отзовись? Прости меня! Я не могу без тебя жить! Я должна тебе сказать, что...

А почему бы и нет? Вся сеть забита объявлениями о пропаже людей! Исчезают дети, взрослые, старики! На всех есть спрос у незримых злодеев! Может быть, и Дениса кто-то похитил, и ему теперь тяжело и страшно, а она ничем не в силах ему помочь!

Отдала бы ты за него жизнь? Да! Отдала без вариантов! А согласилась бы на муки? Не знаю. Страшно! Надо, конечно, пойти ради любимого на все, но ведь может быть очень больно! Если вот так внезапно, как на санках с горы! С избранником произошло несчастье, а она его спасает и жертвует собой! Да, это бы она смогла! Наверное...

А если с Денисом все в порядке, и она зря учинит шумиху? Как все над ней будут хохотать! Ну и пусть потешаются, - она это переживет, не захнычет, все гораздо важнее, чем ее комплексы! В любом случае нужно заблокировать эмоции и обратится к поиску.

 

5.

Отец несколько раз заходил и напоминал, что давно пора ложиться спать, что утром у нее опять не найдется сил на пробуждение и отправление на учебу, что... и эти "что" множились подобно каплям нарастающего дождя, вызывая у дочери раздражение и даже злобу.

- Папа, я вчера во сколько вернулась? - как обычно невпопад поинтересовалась девушка.

- А ты разве куда-нибудь выходила? - Артем застыл в дверном проеме, и как всегда было непонятно, собирается ли он проникнуть в комнату, или сутулый силуэт рассеется в коридоре. - Я не заметил. Кормиться будешь?

- Я позже сама приготовлю.

- Не весна - не осень! - Посетовал мужчина. - Время скукожилось! День как год пролетает!

- Не знаю - выжечь волосы или так оставить? - Придирчивое изучение отражения, рассеченного баннерами на рекламные модули. - Дурацкая диета!

- На выходные к матери поедем! - Полуспросил-полускомандовал Артем и шаркнул туфлями, перенося вес тела с одной ноги на другую. - Рано уйду. Разбужу и исчезну. Дальше сама.

Полина с неистовым трудом удерживала себя от того, чтобы не воспрять разогнувшейся пружинкой, метнуться к отцу, обнять неистребимо любимого и жестоко ненавистного мужлана, скомкать его, вжаться в него, заплакать, запричитать: "Папа, папочка, я люблю тебя! Теперь ты один остался у меня на свете, один, кому я еще, может быть, нужна! Расскажи мне про ваши отношения с мамочкой, про вашу любовь, про нашу семью, про все, но только правду! Я на краю, папочка, я вот-вот сгину в бездну! Я чувствую, знаю это! Прости меня, пойми, пожалей!"

Девушка продолжала сидеть у компьютера и машинально смотреть клипы, фотки, новости, - все, что экспонировалось на экран после нажатия нескольких клавиш. Мужчина потер небритый подбородок, наклонил голову, перекинул руку на темя, развернулся и исчез. Послышался свист, и это совпадало с отцовскими обычаями.

Мобильник Дениса по-прежнему оставался недосягаемым, она в бессчетный раз стала перелистывать его страницы на разных сайтах. Часть из них была заблокирована, некоторые являли необитаемость.

Полина обратила внимание на одно из открытых окон, минимизированных на экране в ряду прочих страниц. Окно венчал неизвестный символ, напоминающий мерцающую звезду на фоне черного неба, а на поле в качестве названия заиндевели латинские буквы. Девушка открыла окно. Бездна разверзлась. На фоне вздыбленных волн возникла кареглазая огненноволосая дама.

- Эксперты обещали обнародовать причины затопления учебного судна во внутренних водах, - сообщала ведущая с нечеткой дикцией. На экране появились кадры подводной съемки: водолазы, судно, -вдоль борта сновали рыбы и плясали водоросли, - фотография юноши в морской курсантской форме.

- Денис! - крикнула Полина и нажала на паузу. Изображение Дениса задрожало, словно находилось под водой.

Девушка закусила губу, съежилась, до боли сплела и раздавила пальцы, чтобы не завопить и не разбудить отца.

- Милый мой, любимый! Волшебник! Как же так!? - Полину затрясло, она обхватила голову руками, зажмурилась и зарыдала.

 

6.

Полина идет по булыжной мостовой, почему-то сохраненной в городе, и безучастно смотрит по сторонам. Пространство поглощено туманом. Пелена представляется временным прикрытием незавершенного пейзажа, который скоро будет готов и предстанет ее взору.

Девушке чудится еле уловимое касание и блеклый шепот. Да нет же, правда, и это уже безусловное прикосновение к плечу и неясный говор в ухо!

Полина замедляет шаги, останавливается и озирается. Справа страдает от загрязнений река. Зелено-коричневая вода неуклюже ползет, словно она тяжелая и вязкая как асфальт. На другом берегу громоздятся остовы от трамваев, оживленные мастерством вездесущих граффитистов.

Слева кособочатся двух- и трехэтажные строения, по виду необитаемые, с затянутыми полиэтиленом окнами и зашитыми фанерой дверными проемами.

Впереди темнеет кирпичное здание с подворотней, в прямоугольнике которой обретают материальность ворота из толстых железных прутьев.

Калитка распахнута. Девушка шагает внутрь, минует подворотню и оказывается в младенческих лучах утреннего солнца.

Сталисто-васильковое небо рвут на части белые и черные кресты, - так мечутся и вопят вороны и чайки. Птичий гомон напоминает звуки, которые она уже слышала, и они исходили не от птиц. Наверное, это происходило в ином измерении еще до ее рождения.

Полина осматривается, понимая, что чем упорнее станет вглядываться в новые декорации, тем определеннее будут оформляться картины, которые ей не желанны, но, видимо, неизбежны. Вокруг вырастают кресты и надгробия, они множатся вопреки ее желанию, которое, наверное, слишком поздно созрело. Ах, если бы она сразу отказалась опознавать завлекшее ее кладбище!

Возле могил мелькают разноцветные пятна. Девушка допускает, нахождение на кладбище массы людей, пытается запечатлеть хоть одного человека, это не получается.

Полина идет, предчувствуя то, чего уже никак не избежать. Девушка несколько раз сворачивает на ухабистые дорожки и тропинки, застает себя на участке недавних захоронений и замирает, восприняв шум березовой листвы как очередной знак судьбы. С овальной фотографии, закрепленной на деревянном кресте, на нее смотрит Денис. Под портретом чернеет надпись: "Денис Олемонов 02.03.1993-28.07.2011".

Могила - свежая и окончательно неоформленная: песчаный холм с венками и букетами, в пластмассовой вазе стоят свежие георгины, на блюдце лежат конфеты и печенье.

Полина достает мобильник и смотрит на экран: "07.09.2011". Она всматривается в фотографию, гладит изображение, целует, льнет щекой, отстраняется, чтобы попробовать высмотреть в застывших глазах необходимую подсказку.

Девушка смотрит в глаза юноши до рези, ей даже кажется, что на его глазах появляются слезы. Полина касается портрета и ощущает влажность.

- Вы моего Дениса знали? - раздается рядом с девушкой женский голос.

Жуткое ощущение, что голос звучит из могилы или из небытия. Она содрогается, отшатывается от креста и на всякий случай осматривается. На этом участке кладбища начали хоронить недавно, растительность заведомо истребили, и допускается почти беспрепятственный обзор.

Возле могилы Дениса растет береза. Неожиданно изломанные ветви преобразуются в две женские руки, протянутые к девушке.

- Чего испугалась? - береза оборачивается женщиной лет сорока в светлом плаще и черном платке. - Я - мама его, Екатерина Павловна. Можно просто, тетя Катя.

- Здравствуйте! - Полина продолжает оглядываться, готовая к явлению новых персонажей. - А я Полина Ваксанина. Ой, да вы ж меня не знаете! Мы с Денисом... - девушка осекается, замолкает и опускает голову.

- Я про тебя знаю, сынок много рассказывал. - Екатерина заботливо оглядывает могилу. - Травку прополола, убрала, как сумела, мусор отнесла в контейнер и собиралась домой отправляться, посмотрела в сторону могилки, а у креста ты стоишь. Думаю: кто же это моего сынулю навещает? Родни-то у нас никакой, я сама - сирота, отец Дениса нас оставил...

- Как хорошо, что вы пришли, Екатерина... тетя Катя! - не выдерживает Полина. - Мне без него ужасно плохо! Я жить без него не хочу! Тогда не понимала, а теперь...

- Да, ладно, доченька, не руки же нам с тобой на себя накладывать или в монастырь уходить? - Женщина притягивает девушку, которая доверчиво к ней прижимается. - В могилке-то моего мальчика нет, в море он, утонул...

- Да я знаю, тетя Катя, знаю, я буквально час назад об этом узнала из новостей... Я-то думала... И все хотела ему сказать...

- А ты и скажи ему, если созрело, а я в сторонку отойду, чтобы тебя не смущать. А потом давай вот что сделаем, - пойдем к нам домой, а?

- Да? Правда? Мне к вам можно?

- А что у нас секретного?

 

7.

Как она раньше мечтала оказаться в квартире Дениса! Сердце останавливалось в предвкушении осмотра его комнаты, касания вещей, которыми он пользовался, одежды, которую он носил, листания книг и (вдруг!?) дневников! Почему в жизни все происходит не вовремя? Или так и положено?

Победа! Полина - в комнате любимого! Здесь все так, как и представлялось, но есть сюрприз: развешаны и расставлены ее портреты! Денис рисовал ее! Он изображал ее по фотографиям и на память. До чего, оказывается, интересно и радостно видеть себя на картинах! Очень любопытно узнавать, какой тебя воплотил художник! Этот портрет сделан сразу после их знакомства, на нем девушка победно восседает на одном из петербургских львов, прижавшем лапой загадочный шар. На другом запечатлены их доверительные объятия с незаменимой Маюшей. На третьем она стоит возле их любимого дерева, растущего неподалеку от квартиры Дениса.

Изображения на картинах начинают терять цвет, темнеют и исчезают. Пропадает и комната, а Полина застает себя шагающей следом за Екатериной.

Они заходят в большой двор. В обзор попадают несколько домов, стройка, котлован, гаражи и сквер.

- Эта дверь еще царя помнит! - неопределенно замечает Екатерина, пропуская гостью внутрь старинного дома. - У нас ступеньки разные, надо приноровиться!

Они поднимаются по хитрой лестнице, площадки на которой размещены несимметрично, и из-за этого трудно сосчитать этажи. На четырехугольной лестничной площадке отсутствует освещение, и четыре двери выявляются лишь в момент вспышек разноцветной рекламы за лестничным окном. Изумрудный свет, сиреневый, желтый. Темнота. Оранжевый, малиновый, белый...

Одна дверь - слева, другая - справа и две - по центру. Между центральными дверьми выделяются приросшие к стене канализационные трубы и толстые провода.

- Опять лампочка перегорела! - вздыхает Екатерина. - Придется позвонить в аварийную службу. - Ни одна больше недели не работает! Что-то в нашем хозяйстве не чисто!

- Наверное, - поддерживает девушка. - У нас на лестнице длинные такие, наподобие карандашей ввинчивают, так они долго служат. По-моему...

- Ну, да, это - другое дело! - Женщина не спеша двигается к простенку между центральными дверьми. - Ты аккуратней шагай, не запнись! Я в родных пенатах все выбоины с малолетства изучила! С завязанными глазами доберусь!

Они почти вплотную приближаются к месту, где Полина заметила трубы. Она готовится повернуться к одной из двух дверей. Над их головами мутным светом мигает лампочка, и девушка замечает пятую дверь. Очередной фокус не удивляет Полину. Она объясняет неопознанность двери своей рассеянностью.

Девушка ожидает, что женщина извлечет ключи и начнет отмыкать запоры, но та простирает в сторону двери руку, освещенную алым, а позже серебряным светом. Дверь со скрипом отступает внутрь неизвестного девушке помещения, подсвечиваемого откуда-то снизу. Пахнет затхлостью.

- Осторожно, ступеньки! - предупреждает Екатерина. Женщина начинает спускаться, ее голова с каждым шагом прячется все ниже и дальше. - Старый фонд! Строили-перестроили, а так и не достроили, вот мы и блуждаем по камням как в лабиринте!

- Дверь закрыть? - Полина прислоняет пальцы правой руки к стене, ощущает сырость, отдергивает руку и машинально трет ладони друг о друга.

- Обойдется! Скоро наши уже начнут расходиться, - отзывается женщина из глубины. - Мокро? Так у нас каждую весну!

- Разве сейчас не осень? - выскакивает у девушки.

- Здесь все иначе, - шутит, наверное, Екатерина. - В нашем доме впору ужастики снимать? Или у молодежи это уже не модно?

- Не знаю, я почти не смотрю телевизор. Мне и компьютера хватает, а там...

- Ага! - словно о чем-то догадывается хозяйка. - Дождались! Я так сорвалась, сама не поняла почему, оказывается, с тобой пошла на встречу!

- Я тоже не ожидала. - Полину не покидает ощущение собственного соглядатайства за своими действиями, и это одновременное нахождение в двух измерениях по-прежнему не кажется ей чем-то необычным.

Из глубины выбивается и рассеивается гомон голосов. Они спускаются в просторное помещение. С потолка свисают круглые плафоны разного размера - от апельсина до волейбольного мяча. От них исходит бледно-оранжевый свет, меняющий оттенки в сторону желтого и красного. Пахнет сыростью, грибами, дымом и чем-то сладким, словно вблизи выкипает варенье.

Девушка различает середину круглого стола, где высятся стволы бутылок, и белеет фарфоровая супница, с которой немного съехала крышка. На периферии поблескивают фужеры и рюмки с желтыми ободками и металлические приборы. За столом расположено несколько человек, количество которых не получалется сосчитать. Головы людей смазывают пласты дыма. Звучат голоса, но речь непонятна.

- Ой, да кто ж нашу жизнь хоть на грош понимает!? - вступает в беседу Екатерина. - Да и раньше никто ничего не понимал! Жили, любили, страдали, радовались, искали правду, мечтали... Все то же самое и творилось, только без коллайдера и нанотехнологий!

- Да и результат тот же, прости Господи! Только кто раньше, а кто позже! - высокий мужской голос вибрирует и зависает, - это напоминает автопоиск радиоволны. - Алфавит меняют, а Солнце горит, благо, по швам не лопается!

Мужские черты обретают четкость: крупные удивленные янтарно-бурые глаза, вывернутые как у жеребца из-за узды губы, истонченные коричневые зубы, волосы, выкрашенные в сиреневый цвет, с клиньями седины у висков. Да это же ее отец! Что он тут делает, видит ли он ее? Крикнуть: Папа! А он проснется, оступится и полетит в тар-тарары!

- Остаются так и невыясненными обстоятельства гибели курсанта городского морского колледжа Дениса Олемонова, - возникает знакомый женский голос на вспыхнувшем в глубине комнаты черно-белом телеэкране.

- Ой, да обесточьте вы эту шарманку! Я вам все равно ничего нового не скажу! - отзывается тот же голос из-за стола, и это оказывается женщина, которую Полина уже видела в интернете. Гостья одета в искрящийся жемчугом полупрозрачный охристый брючный костюм с крупным декольте, в котором экспонируется морщинистая грудь. - Дайте хоть сороковины пережить!

Девушка угадывает в дикторе Маюшу. Кукла, словно почувствовав разоблачение, оседает подобно тающему снеговику, и превращается в бежевую бархатную подушку, расшитую разноцветным бисером.

- Да пусть журчит! - словно нехотя хохочет старик с длинными неаккуратными усами, содержащий на голове огромную шляпу с искусственными фруктами. В его глазах взамен зрачков торчат две доминины: два-ноль и пять-три. - Все на душе легче! Жизнь-то продолжается!

Полина узнает в старике Ноктюрна, - кот смущенно мурлычет, сворачивается клубочком и предстает в виде скомканного черного шелкового платка с зигзагообразными белыми узорами.

- И то верно, что продолжается, да отныне не для всех! - Екатерина кладет гостье руки на плечи. - Думала, поженятся. Свадьбу бы сыграли! Доченька, ты уж не кидай нас!

Девушка ощущает тяжесть женской руки, обращает на нее внимание и замечает лиану, которая обвивает ее тело и старается сомкнуться на горле. Полина пытается освободить шею, отдергивает руками эластичный ствол, он оборачивается куском изорванного полиэтилена и взметается вверх.

Вокруг становится пусто. Помещение преобразуется во внутренний двор, умощенный древними плитами. С четырех сторон возносятся стены, в которых прорезаются окна. Некоторые окна тускло освещены. Очерченные светом рамы напоминают кресты. Наверху буреет ночное небо, оптимизированное лучистыми звездами.

Дует ветер и раздается шуршание. По плитам кружатся в дерганом танце сухие древесные листья. Девушка думает, имеется ли отсюда выход и тотчас замечает в одной из стен тревожно чернеющий проем. Она уныло вздыхает и ступает в неизведанность.

 

8.

Полина осознала себя на улице и тотчас поняла, что, выйдя из парадного, в котором миллион лет назад жил ее любимый, она двигалась машинально, ни о чем не думая и не отдавая отчета в своих действиях. Наверняка она шла через дворы, которые изучила наизусть во время блужданий по ним с Денисом.

У Полины потемнело в глазах. Наверное, ей стало плохо из-за волнений и бессонницы? Что дальше? Потеря сознания, падение, паралич, смерть? Да, она способна неудачно удариться головой, особенно виском, о чем ее в детстве предупреждала мудрая бабушка, и...

Вероятно, это из-за скачка или, наоборот, падения давления или сердечного приступа? Наверное, это к лучшему! Это ее шанс встретиться с Денисом, дабы никогда не расставаться!

Полина знает примерный обряд встречи умерших теми, кто покинул этот мир раньше. Сколько же предков выйдут к ней навстречу?! А вдруг те, кто очень давно умер, уже не встречают? Жаль, что не успела об этом поинтересоваться! Можно было поискать ответы в сети, либо спросить у священника.

Неожиданно на девушку нацелили мощный прожектор. Она ощутила себя в океане света на сцене или на съемочной площадке. Полина не была готова к выступлению или съемкам. Она участвовала однажды массовке, пару раз выступала с восточными танцами...

Мрак, обобщивший в единую массу очертания города и людей, рассеялся. Люди запрокидывали головы и исчезали в парадных и подворотнях.

Прогремел оглушительный взрыв. От грохота и вибраций у девушки, кажется, оборвались все внутренности. Она подумала, что опять где-то что-то взорвалось: газ в подвале, взрывное устройство, может быть, даже вражеская бомба! Неужели война? Ядерная атака?! Нашествие инопланетян?!

Полина мгновенно стала вся мокрая, будто рухнула в воду. Она действительно стояла в потоке, и это был несмолкаемый дождь!

Теплые безобидные капли сменились на ледяные горошины, которые больно били по голове и телу.

Полина заметила дерево, странным образом сохраненное градостроителями посреди двора, окаменевшего от поребриков и плитки. Под этим дубом они несколько раз пережидали с Денисом дождь, если оказывались в центре города. Когда не находилось денег на музеи и кафе, они бродили по улицам. Они бывали здесь и потому, что вблизи округлялся павильон метрополитена, в недрах которого они в итоге оба исчезали, а исчезнуть нужно было до отхода последних поездов.

Может быть, и сейчас он ее ждет под деревом? Она встанет вблизи ствола, а Денис приблизится и накроет ее лицо заботливыми руками.

Конечно, он не погиб! Он не мог погибнуть! Она ведь... Денис выбрался из океана и теперь тоже готовится к встрече.

В сиянии и грохоте Полина поспешила к дереву. Она ускоряла шаги не потому, что ей был неприятен град, - уж очень не терпелось поскорее встретиться с любимым!

Сквозь частые гирлянды града девушка различала прильнувшие к дубу людские силуэты. При ее приближении контуры начали отстраняться от ствола и отдаляться от убежища.

Коснувшись дерева, девушка заметила, что возле него не осталось ни одного человека. Это напомнило игру в прятки. Теперь по правилам пора зажмуриться и произнести: "Раз! Два! Три! Четыре! Пять! Я иду искать!" Можно добавить: "Кто не спрятался - я не виновата!" А потом, как в детстве, почти забытое ныне: "Палочка за..."

Конечно, это не игра, а просто люди тактично исчезли, смущаясь стать свидетелями их встречи! Но ее нисколько не смутит их присутствие! Да и Денис не должен быть против! Они всегда обнимались и целовались при свидетелях, не усматривая в этом ничего зазорного. Они ни от кого не прятали своей любви, пока...

Полина обняла дерево и зашептала: " - Приди-приди! Ну, приходи! Я жду!"

Она обернулась. Град кончился. Водопад с неба продолжал попытки размыть асфальт и дома и затопить город, ставший заложником воды морской и небесной. С неба посыпались прозрачные шары, похожие на мыльные пузыри или елочные игрушки, они кружились, светились и искрились, плавно опускались на землю и не спеша, несколько лениво лопались.

Девушка протянула руку в надежде потрогать огненные шары или залучить один из них на ладонь. Фиолетовая сфера безболезненно поглотила руку и разверзлась, рухнув на землю подобием березовых сережек.

Все осветилось до боли в глазах. Полина увидела вблизи себя пламя, которое колыхалось, словно штормовые волны. Огонь охватил тело, но мучения не наступали. Раздался грохот, от которого, наверное, треснул дуб. Мир зашторила бесконечная темнота. Мрак! Не осталось ни звуков, ни запахов, ни памяти - ничего!

 

9.

Замечательно, когда с тобой происходит чудо! Она с самого начала была убеждена в полной неуязвимости! Сколько было выслушано и прочитано разных интересных историй про молнии, звучавших порой фантастически! Она слышала про эпизоды, которые доказывали умение молний по собственной прихоти вести себя совершенно необъяснимо для науки! Они поступают не только жестоко, убивая и калеча людей, или разрушая и сжигая дома, но и с юмором, - развязывая шнурки или истребляя лифчики прямо на теле жертвы, не нанося при этом телу человека ни малейшего ущерба!

Раньше она не предполагала, что станет героиней подобной истории! Когда девушка почувствовала приближение опасности, то поняла, что ее ждет нечто необычайное! Конечно, она сожалеет, что не погибла от разряда молнии и не отправилась туда, где ее ждет Денис, но ведь она... Да, она до сих пор не сказала ему, что... Наверное, она оставлена в живых для продолжения поиска любимого человека!

Полина стоит на балконе второго этажа. От балкона до дерева, под которым она секунду назад пряталась от дождя, расстояние не более пятидесяти метров. Девушка не помнит момента перемещения на балкон, но это ее сейчас не особенно занимает. Гораздо больше ее интересует фигура, стоящая под дубом. К девушке спешат с разных сторон люди, многие из них что-то восклицают, но их возгласы теряют членораздельность и смысл в общем гаме, насыщенным гулом и грохотом транспорта. Асфальт, листья на дереве, люди, машины - все это яркое и влажное, словно все изображения недавно помыли.

Полина раньше уже встречала эту девушку и даже очень хорошо ее знает... Ой, да это же она сама! Вот, здорово, - одна в двух телах! И даже более того! За ними обоими кто-то наблюдает, и этот кто-то - ее третье воплощение, зреть которое им обеим пока не дано!

Полина, стоящая на балконе, приближает руки к глазам, смотрит на них и открывает новое свойство тела, - руки стали прозрачными, только кости обозначаются прозрачной фиолетовой пленкой, словно на рентгене!

Не думая о последствиях, девушка бросается с балкона в сторону своего второго "Я". Она не падает на мостовую, а мгновенно перемещается к дереву.

- Полина, ты жива? - попытка пошевелить двойника. - Люди, вызовите ей... вызовите мне скорую помощь! Я хочу жить! Я еще жива! Помогите! Сообщите отцу! Все еще можно исправить!

Люди идут прямо на нее, прорываются сквозь ее второе тело, но она ничего не чувствует, она стала бесплотной! Они не слышат ее! Они не догадываются, что на мостовой кроме них вправе находиться иное создание, то создание, которым она стала после...

Городской пейзаж сменяется плодовым садом. Неистово цветут яблони, перекликаются птицы. В глубине сада заметен колодец, еще дальше дом. Возле дома стоят люди. Полина всех уже знает, хотя впервые видит. Они ждут ее. Она идет к ним!

 

10.   

Сквозь пробки с воем отчаяния пыталась просочиться машина скорой помощи. Это был один из сотен автомобилей, стремящийся к одному из сотен происшествий в пятимиллионном мегаполисе. Жертвой происшествия, согласно сообщению звонивших, стала девушка лет восемнадцати.

Ауру микроавтобуса пытались вспороть гневными взглядами водители, томящиеся в изнурительных многокилометровых очередях. Пешеходы провожали экипаж любопытными взглядами и с облегчением вздыхали: "Опять не ко мне!"

В это время бесплотное и бескрайнее пространство всемирной паутины стала заполнять информация о грандиозной грозе в Санкт-Петербурге, и об ударе молнии в людей, обретших защиту под древним деревом. Различные источники сообщали разные сведения: - в одних речь шла о девушке, в других - о девушке и юноше.

Очевидно, из-за отсутствия у корреспондентов визуальных свидетельств, происшествия некоторые мессажи иллюстрировались изображениями, не имеющими к событию никакого отношения. Это были фотографии штормовых волн, извержения вулкана, ученых, производящих рискованные опыты, взрыва ядерной бомбы, рисованных портретов снежного человека.

Тексты гласили, словно вопящие наперебой уличные самодеятельные рекламисты: "Их любовь была яркой как разряд молнии и испепеляющей как вулканическая лава. Они не могли жить друг без друга..", "Дерево-убийца... под этим дубом уже погибли...", "Сила любви притянула молнию..."...

Вскоре вести о трагедии замелькали на экранах телевизоров. В кадре появился один из медиков, пытавшихся оказать помощь пострадавшей девушке.

- Она стояла под деревом и выглядела как живая, - нервно рассказывал пожилой господин в форменной медицинской одежде, увенчанной капюшоном. Очки на лице медика рефлектировали, а затененные стекла напоминали две доминины с неясным значением. - Мы даже погрешили на ложный вызов. Я тронул ее за плечо, и вдруг она рассыпалась. Вся, вы понимаете, ее тело мгновенно превратилось в прах!

В зоне внимания видеокамеры оказалась пространство возле дуба, на котором не было заметно ничего кроме земли и травы.

На экране возникло скопление людей, окруживших место события, фигуры полицейских, журналистов, медиков и спасателей, окна близстоящих домов, витрины, провода... После панорамы объектив настроился на ствол дерева, на котором отчетливо читалось изображение двух контуров - женского и мужского.

 

© Петр Кожевников. 2007, 2012

 



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100