TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Олег Карлов



Наш ответ Вячеславу Румянцеву

Вопрос, может ли женщина быть писателем, решился в пользу женщины в конце Х века в светских кругах Японии: Сэй Сёнагон написала прозаическую книгу изрядной гениальности. Правда, женщины не слишком-то спешат использовать эту возможность: талантливых писательниц пруд пруди, а вот гениального писателя-женщины я не знаю, кроме вышеупомянутой японки. Дело, наверное, не в способностях, а в психологии - на что-то другое употребляют великие женщины свою гениальность, не на писание романов. Не знаю, может быть, уходят в религию, если пишут, то гениальные книги религиозного содержания, как Маленькая Тереза, напр. Что касается Надежды Горловой - она талантливый писатель, это очевидно. Не более того - оригинальности, что ли (прости, Надя), не хватает. Покрова на Нерли написаны с оглядкой на Набокова, например. Что касается женского почерка... Как мужчины, так и женщины блюдут суверенность своего внутреннего мира и верят в его трансцендентность по отношению к противоположному полу. Это предрассудок, порожденный ксенофобией. Известно, что большинство женских романов из розовых серий написано мужчинами под женскими псевдонимами, а авторши триллеров и боевиков берут мужские псевдонимы - и читатель не замечает подвоха. Но только заяви, что, например, мужчина пишет от лица женщины, и тут же читателям обоих полов это покажется не достоверно - если автор не использует нарочитый прием, например, не сделает женщину-героиню очевидной истеричкой. Где-то я прочитал сентенцию на счет того, что Эмма Бовари любит как мужчина - можно не верить и Флоберу. А вообще, не выше ли искусство психологии? Все понимают, что ни одна лошадь не думает и не чувствует так, как Холостомер, Холстомер - идеальный гипотетический конструкт, равно как и Каштанка и проч., но все мы с этим обстоятельством миримся. Женщина, написанная изнутри мужчиной - та же Каштанка, не обязательно читательнице узнавать себя в героине, впрочем, если она пытается это сделать, значит, автору удалось смоделировать иную реальность, в которой читателю хотелось бы жить: золотой сон, да не мой. И еще: читая рецензию В. Румянцева, не могу отделаться от ощущения, что написана она - женщиной. Общая эмоциональность, примеры из текста, превалирующие над рациональными рассуждениями, недоверие к мужскому зрению (чисто женские подробности, которых мужчина не умеет увидеть, и даже увидев, не может адекватно зафиксировать в образе. Или: Не видит мальчик в тропинке чулка!). А, собственно, почему? Мальчик на мальчика не приходится. И вот, на мой взгляд, (исхожу из своего опыта) чисто женская концепция мужского начала: Да какая разница, как она ко мне относится, - важно, как я к ней! Не все так просто, милые дамы... Будь я на 100 % уверен, что автор рецензии - дама, сказал бы об этой рецензии цитатой из нее же: женщина оценивает другую женщину, рефлекторно выискивая недостатки. Не знаю, чья доля тяжелее: женщины, открыто пишущей от лица мужчины и обреченной на окрики по системе Станиславского Не верю! или женщины, пишущей под мужским псевдонимом. Право не знаю, кого же выбрать... из двух золушек.

24 февраля 2000 г.

Олег Карлов



Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100