TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Радик Кагиров

 

Лицедейство на высокой сцене

Космонавтика традиционно знаменует собой самое передовое. Но это не просто флаг, не кусок высоко поднятой материи, который развевается и трепыхается на ветру. Это вдохновляющее и развивающееся действие, своей драматичностью вызывающее трепет у многочисленных зрителей.

   
   Теперь очередные годовщины Дня космонавтики празднуют как-то вяло. Политики, конструкторы и космонавты дают интервью "по поводу", ветераны промышленности тихонько отмечают события в своем узком кругу. Бурно используют этот повод только, пожалуй, на "космических" вечеринках в ночных клубах.
   Не то чтобы интерес к космосу совсем пропал. "Глобальные" и "космические" картинки все так же повсюду попадаются на глаза, традиционно подчеркивая чью-то значимость.
   За три века до наступления "эпохи глобализации" гениальный драматург точно подметил, что "весь мир - театр". В современном Лондоне, театр "Глоб" (http://www.globe.jhc.net/) - символ легендарной шекспировской эпохи, заново выстроенный на прежнем месте, имеет словно два лица - днем открыто одно крыло здания, где выставка и респектабельно оформленный магазин, полный соответствующих шекспировских сувениров; вечерами там же храм культуры, где публика взирает на театральные подмостки. Нечто подобное творится прямо напротив, по другую сторону Темзы, в Соборе св. Павла, и еще во многих других культовых местах - одно открыто туристам и любителям, совсем другое доступно поклонникам и служителям.
   Роль космических исследований тоже весьма неоднозначна и многолика. В каждодневной деятельности космических коллективов, помимо некоторого показного лоска, достаточно много скучноватого и ортодоксального, но есть и скрытый глубинный смысл. Космос виделся нашим предкам ареной божественных актов, потом он был театром большой холодной войны, а ныне стал манежем маленьких шоу-представлений. И все-таки это эмоционально значимое, полное драматизма действо, а человечество внимает происходящему, словно зритель, более или менее, но заинтересованный.
   На орбитах работают сложные технические устройства, управляемые и одушевляемые людьми, словно в кукольном театре, где к куклам отношение столь же заинтересованно-трепетное, как к живым людям. Например, судьбой "Мира" (http://www.russ.ru/politics/events/20010316.html) были озабочены не менее, чем участью живого человека. Вопрос о его затоплении обсуждался столь же эмоционально, как и допустимость эвтаназии. Потом достойно ушедшему орбитальному комплексу рукоплескали как погибшему герою. Как это часто бывает с героями в пьесах, над "Миром" изрядно поиздевались, но "под занавес" он красиво ушёл, оставив о себе добрую память.
   Когда-то американские астронавты миссии "Аполлон 13" (http://www.kozlov.ru/video/movie.asp?id=61&ActorID=2132) столь же трогательно прощались с лунным модулем "Аквариус". После отстыковки корабля, ставшего для них спасительным убежищем, они говорили ему вслед слова похвалы и благодарности. Эти трогательные фразы спустя годы сильно впечатлили киношников из команды режиссера Рона Говарда (http://www.ewca.ru/persons/?person=196) (получившего в этом году очередного "Оскара" за фильм "Прекрасный разум") изучавших архивные записи того трагического полёта. Как рассказывал в одном из интервью актер Бил Пакстон (http://www.videoguide.ru/card_person.asp?idPerson=3259), снимавшийся в фильме "Аполлон 13", космические корабли наряду с людьми были участниками и героями той кинопостановки.
   Когда сворачиваются такие программы как "Восток", "Аполлон" и "Мир", они остаются в культуре человечества как символы, как яркие повествования, подобные древним мифам об Одиссее (http://cyrill.newmail.ru/gomer_index.html) или Аргонавтах (http://myfhology.narod.ru/heroes/a/argonavts.html).
   Во времена Древней Греции, когда возникли те весьма значимые мифы, и когда во многом сформировалась присущая западной цивилизации символизация, возникло понятие упорядоченной вселенной (греч. kosmos) и процветало и театральное искусство (греч. theatron).
   Как писал автор книги "Обратный отсчет. История космического полета" T.A. Хаппенхеймер (Heppenheimer T.A. Countdown. A history of Space Flight, John Wiley & Sons, Inc, 1997): " ...основная цель пилотируемой космической программы может быть приравнена к представлениям в театре. Все же театр в течение долгого времени был существенным элементом наиболее серьезной и продуктивной политики. Пышными представлениями прославилась Британская империя, с ее эскадронами бравых гусар на парадах и облаченными в парики судьями, смотрами ее военно-морских эскадр и воспеваниями оркестров "Боже храни королеву". Представления играли существенную роль в работе Уинстона Черчилля и Джона Кеннеди, мастеров риторики вызова и надежды. Драматизация идеалов интернационализма в новом столетии, и придание им жизни, могут привести к тому, что предвидения Фон Брауна и Королева сбудутся".
   В спектаклях все заключается в систему образов и художественных обобщений, а к зрителям обращаются с эмоционально сильным зарядом идей, размышлений и сопоставлений, вызывая сильные эмоции и чувства. Страх, амбиции, гордость - эти специфические термины, описывающие психологическое состояние часто используются в высказываниях о космических исследованиях. Их с самого начала двигали эмоциональные импульсы. Когда массы людей оказывались не безучастными зрителями, и поднималась волна общественного энтузиазма, тогда эта отрасль получала мощнейший толчок. Так случилось после запуска первого спутника - непредсказуемо высокий восторг был у советских людей и чрезвычайно сильный испуг у "проклятых капиталистов". В октябре 1957-го журналисты говорили: "Спутник уязвил самолюбие американцев" и Эйзенхауэр признал, что у СССР имелось "большое психологическое преимущество во всем мире". Именно волна общественного интереса подстегнула развитие космических исследований, отчего "самодеятельные представления" Королева и Брауна, поначалу почти не интересовавшие политиков, были поддержаны властями - конструкторам выделили огромные средства, и наделили их огромными полномочиями, обязав их держаться на идеологическом гребне. Потом взволнованность от очередных достижений конкурентов заставляла каждого из соперников гнать волну собственной космической программы.
   Получилось так, что перед "стихийно собравшимися" зрителями "противостоящих лагерей" по обе стороны высокой сцены развернули захватывающее представление, используя космическую символику как флаг в идеологическом наступлении. И у этой истории намечается продолжение - коммунистический Китай запускает свои корабли "Шенджоу", готовясь к запуску в космос человека, чтобы занять престижную позицию на "небесном Олимпе" и числиться третьей по счету космической державой. И тут дело не только в международном авторитете государства - такие знаковые события объединяют страну, ее многочисленных жителей, как когда-то они своей символичностью объединяли людей в наших противостоявших "супердержавах".
   Кстати термин "символ" (греч. symbolon), исконно означает "закреплять, соединяя отдельное". Благодаря значимой символике освоения космоса научно-технические светила, их усилия, идеи и идеалы объединены в единое "созвездие" космонавтики. Ведь не только экономическими интересами, или указаниями политиков объединены в единые коллективы и связаны между собой специалисты авиакосмических предприятий, но приверженностью к важному делу и душевными нитями межчеловеческих отношений.
   Однажды мне довелось услышать от космонавта Сергея Авдеева (http://www.avdeev-karelia.ru/bio_anketa.htm): "На орбите крутятся миллиарды долларов, рублей, франков - там все вместе связано. И тот космонавт, который там наверху летает, этой цифры не знает - ее никто не знает. Могут быть только оценочные данные, плюс-минус столько-то. При этом опираются не на стоимость, а на нечто большее, на интерес к работе, на ту духовность, которая связывает людей. Она никакими цифрами не оценивается, никакими деньгами не выражается".
   Кстати, что касается космической темы в шоу-бизнесе, вышеупомянутому космонавту как-то самому нежданно-негаданно довелось стать прототипом хорошо известного игрового сюжета. Многие помнят нашумевший в 1995-1996 гг. "Русский проект" - серию трогательных историй на телеканале ОРТ о человеческих отношениях и о ценностях жизни. Там кукольник и актер Гердт сыграл самого себя, другие артисты играли легко узнаваемые характеры. А в одном из видеороликов два звездных актера - отечественный "оскароносец" Никита Михалков и Владимир Машков, играли роли космонавтов. Один из них показывал сверху на изгиб Волги и на город Самару, где "самые красивые девушки" и говорил, что у него там мама. В космосе в это самое время работали реальные космонавты, один из которых, Сергей Авдеев - уроженец Самары. Мне как-то представился случай спросить космонавта о том насколько он причастен к подготовке того сюжета. Авдеев признался, что даже не видел того клипа. Это совпадение, скорее всего, не было намеренным, и Михалковым случайно была сыграна роль вполне реального человека - выдумка и жизнь сошлись, причем в одно и то же время.
   
   Эффектные внеземные картинки, фантастически "продвинутая" техника, малодоступная "экстремальность" космических полетов - все это подвигает на создание экранных зрелищ. А действительность не отстает, порой опережает. Недавно случилось еще одно интересное соприкосновение вымысла и реальной действительности. Тогда мной была закончена работа над новым киносценарием (http://tarranova.lib.ru/authors/k/raznoe/kagirov2.txt). В придуманном сюжете была описана новая ракетная система "Быстрый старт", которая позволяет "в любой момент, в течение трех часов быть готовыми прийти на помощь где-нибудь в околоземном космосе - на случай, если какой-то космический корабль будет терпеть бедствие или срочно надо будет наладить какой-то спутник". Несколькими днями позже появились встревоженные сообщения о неполадках в системе охлаждения на шаттле "Колумбия" (http://www.tm.ru/news.asp?id=6955), о потенциальной угрозе взрыва корабля при приземлении, и невозможности быстро запустить другой корабль, если необходимо будет спасать его команду... Различие между явью и игрой фантазии оказалось не столь уж велико.
   Весьма примечательно то, что предпоследняя церемония "Оскара" началась со "спецэффектов", снятых на орбите - ведущий вечера, комик Стив Мартин (http://kip.net.ru/news/news.asp?id=6576) "спрыгнул" на праздничную сцену прямо с борта Международной космической станции. На церемонии этого года Вупи Голдберг (http://www.wn.ru/video/09.01.2002/2.html) спустилась всего лишь откуда-то с потолка, но тема полета и тут была обыграна. Все-таки околозвездная тематика близка блистательным актерам и продолжает им верно служить, гарантируя зрительский интерес. Трепет перед высокой безбрежностью наслаивался веками - почти во всех культурах космические символы наиболее значимые. Они собраны и переданы нам через эпохи, и влияют на наше самосознание.
   Словно собираемый пчелами нектар, духовный опыт людей был накоплен и запасен многими поколениями. Он содержится в культуре подобно тому как мед (греч. methy) хранится в сотах. Этот "мед", собранный с "полей вечности", оформленный в ячейках культурных символов и общественных институтов, имеет связь с Бесконечным, с Космосом. Эта "сотовая связь", работающая с древних времен, проявляет концентрированный смысл, "закодированный" в символах, текучие образы которых выражаются в разных формах - в научных знаниях, традициях, поверьях и т.д. Человечество их непрерывно потребляет и преобразует. Мы не только питаем им наши души - подобно тому, как после изъятия меда используется остающийся воск, мы применяем воплощенную в материи символику в каждодневной жизни, для общественных ритуалов, для оформления декораций, для объединения разрозненных вещей и явлений.
   Наши "крылья вдохновения" скреплены тем, что досталось от многочисленных поколений предков. Это уподобляет нас легендарному Икару, полетевшему на крыльях, построенных его отцом Дедалом. Как повествуется в известном мифе, увлеченный полетом юноша не послушался предупреждений своего отца, и поднялся слишком высоко. Солнце расплавило крылья, перья которых были скреплены воском и льняными нитями - Икар упал в воду и утонул. К счастью, мы не столь ограничены в нашем желании лететь все выше и выше. Но очевидно, что в последние годы межличностные нити в нашем обществе ослабли, и с потеплением международных отношений в период после холодной войны, мы лишились былой крепости наших крыльев. Они потеряли прежнюю жесткость, опали и стали какими-то куцыми.
   Люди стали больше беспокоиться о цене билетов на "представление" и не так охотно верят провозглашаемым свыше репликам. Дорогого "реквизита" на больших высотах стало меньше - спутники реже запускают. Внимание широкого круга "зрителей" несколько притупилось. Заинтересованно за событиями следят только любители и критики. И все же в космосе и на Земле продолжает развиваться фантастическая и эмоционально значимая драма. Что будет дальше, поживем - увидим.

Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет


Rambler's Top100