TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Чат Научный форум Рунетки рунетки
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Президенту Путину о создании Института Истории Русского Народа. |Нас посетило 40 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


next up previous
Next: Картина вторая Up: ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Previous: ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

Одна тысяча девятьсот шестьдесят шестой год. Март. Научный qинститут, занимающийся космическими проблемами. Отдел профессора Суровягина. Вокруг терпимый творческий беспорядок. Столы, стулья, в окнах заснеженные кусты сирени. На стене большая фотография планеты Сатурн. В комнате двое: Ермолаев и Калябин, работают, наклонившись над своими столами. Калябин чертит тушью график. Входит Михаил Федорович Мозговой.

Мозговой ( подходит к своему столу, берет большой охристый конверт, зачем-то обнюхивает его, вздыхает). Творчество масс - графомания. (Брезгливо вынимает из конверта рукопись, громко, с наигранным пафосом читает). Эн эс Богданов. Гм. К единой теории физических полей. (Коллеги не реагируют.) Коллеги, гляньте, интересная штучка.

Коллеги не обращают внимания и продолжают работать. Мозговому ничего не остается, как читать самому. Но уже после первой страницы лицо Мозгового озаряется радостью.

Мозговой (сочувственно обращаетя к Калябину). Виталий Витальевич, тут и конкретно для вас есть кое-что.(Зачитывает место из рукописи) "На основании построенной универсальной теории предсказывается существование десятого спутника Сатурна."

Анатолий (не выдерживает и проявляет любопытство, встает, подходит к Мозговому). Ну, что тут у вас? (Читает.) Виталий Витальевич, а ведь действительно здесь по вашей части.

Калябин. Ну, Толя, от вас я не ожидал. (Говорит с таким видом, будто в комнате нет никого, кроме них с Анатолием.) Ладно, этот хмырь Мозговой, он только и норовит на кого-нибудь сбросить свою работу. Но вы-то чего? Эх, Толя, я вас считал интеллигентным человеком (закончил с грустью).

Мозговой. Да-с, десятый спутник! Подкоп под теорию Суровягина-Калябяна, под знаменитую теорию двух девяток. Только почему П.С. спустил это мне, а, Виталий Витальевич? Не означает ли сей жест желание нашего дорогого профессора сменить лошадку? А что? Будет теория Суровягина-Мозгового. Неплохо звучит?!

Калябин синеет от злости.

Мозговой. Ну-ну, не волнуйтесь, дорогой коллега. Я не такой человек, чтоб отбирать кусок у ближнего, я не гад какой-нибудь.

Калябин (подходит, колеблясь). Я полистаю. (Протягивает руку к рукописи.)

Мозговой (поиграв, отдает рукопись). На здоровье.

Калябин, не отрывая глаз от рукописи, возвращается на свое место. Мозговой, проводив его взглядом, подходит к окну. Задумчиво ковыряется в стекле. Тем временем Калябин с озабоченным видом выходит. Через некоторое время Мозговой поворачивается.

Мозговой (к Анатолию). А где Калябин?

Анатолий. Наверно, пошел к профессору посоветоваться.

Мозговой. Да-да, конечно, дело серьезное.(Подмигнул Анатолию, и разом переменившись, многозначительно добавил.) Очень серьезное. (Пауза.) А вы, Толя, не заметили - рукопись пахла сиренью?

Анатолий с недоумением смотрит на Мозгового.

Мозговой. Да, именно сиренью. Я вам открою секрет - наш профессор сирени не переносит. Поэтому в мае-июне он всегда старается в командировку куда-нибудь подальше. (Мечтательно.) Эх, май, июнь! Это наша весна. Ну ладно, не будем отвлекаться. Ситуация очень серьезная. Надвигается юбилей Петра Семеновича, не за горами выборы в академию, и вдруг - этот изобретатель. Тут все может быть испорчено. Так бывает, Толя: все вроде нормально, все катится как по накатанной дорожке, и вдруг маленькое препятствие, щепка на дороге, и пошло все под откос со свистом.

Анатолий (в недоумении). Не понимаю.

Мозговой. Как же вы не понимаете. Ведь вся теория нашего дорогого профессора основана на том общеизвестном факте, что у Сатурна девять спутников, улавливаете, не восемь, не десять, а именно девять! А тут появляется народный умелец и предсказывает десятый.

Анатолий. Господи, да это ж все не серьезно - графомания.

Мозговой. Э-э-э, зря вы так легкомысленно. Я вам случай один расскажу. Было это несколько лет назад. Тоже появилась рукопись, сначала она ходила по институтам, ее, естественно, шпыняли туда-сюда, в конце концов изобретателю это надоело и он подался в высшие инстанции, прямо в президиум Академии наук. Ну, люди там серьезные, занятые, не выдержали да и послали его ко всем чертям, в письменной форме, конечно, интеллигентно. Вроде все и утихло. Прошло некоторое время, появляется в президиуме человек и спрашивает на вахте, где, мол, такой-то секретарь академии принимает. У него, естественно, спросили, вы, мол, по личному вопросу или по служебному? Тот отвечает - по личному. Как раз в этот день по личным вопросам и принимал секретарь. Посмотрели на него, вроде выглядит нормально, в руке скрипку держит, ну и пропустили. Посетитель очередь спокойно выстоял, зашел в кабинет и спрашивает: вы, мол, такой-то, письмо подписывали? Академик-секретарь (кстати, смешно как звучит, будто птица секретарь), да, вот, значит, эта птица, ничего не подозревая, и признается, что мол, да - я подписывал, и приглашает гостя садиться. А гость не садится, кладет на стол ящик, открывает его, достает оттуда двухстволку и, не обращая никакого внимания на возражения секретаря, в него из двух стволов и пуляет. Заряд кабаний и, конечно, насмерть. Вот какой поворотец, Толя. Вот какие люди нервные пошли.

Анатолий. Неужели убил?

Мозговой. Натурально. С тех пор специальное распоряжение вышло - всех графоманов на психучет ставить. (Подмигивает Анатолию, и уже многозначительно.) Дело очень серьезное, очень, не дай бог, если что!



Lipunov V.M.
Mon Feb 24 20:04:26 MSK 1997

Rambler's Top100