TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Злободневное
13 ноября 2012

Сергей Грин

Театральный Фестиваль "Московская Обочина". Неизвестный театр.

 

 

Второй фестиваль прошел в небольшом "Театральном особняке" на Таганке. Идея такого действа с самоуничижительным названием появилась год назад у режиссера Леонида Краснова. Маленькие театры, появившиеся в Москве последнее время, создали феномен, неизвестный в провинции - интерактивный театр. Если даже некоторые большие театры испытывают проблемы самосохранения, то что говорить о маленьких с числом зрителей 30-40 человек, многие из которых (хотел сказать "ютятся") располагаются в подвалах или случайных помещениях и о них почти ничего неизвестно широкой публике. Впрочем, не все, кто начинал в подземельях, - бедствуют. Попробуйте попасть в такой же подвальный Театр.doc и вы удивитесь толпе желающих купить билетик перед началом спектакля. Фишка этих театров в том, что общение со зрителем не заканчивается с окончанием спектакля, когда при финальных аплодисментах особо шустрые уже пихаются животами и бегут в гардероб. Окончание спектакля означает, что из пассивной стороны зритель превращается в активного собеседника, спорщика и театрального критика. Именно это общение склоняет заинтересованного зрителя пренебречь академической строгостью обычного театра и придти в зал, где вместо кресел стоят скамейки, а на потолке отсутствует роскошная люстра.

Буду откровенен, не всё так волшебно: есть в этих постановках и слабые актеры и странные пьесы. Москва - золотой Багдад не только для таджиков и азербайджанцев, но и для многочисленных актеров и режиссеров, приезжающих в Москву попытать своё счастье и попасть на сцены крупных театров или бандитских сериалов. Их много, а академики строги, консервативны и неприступны. Все знают историю театра Гоголя, в который годами свозили на автобусах людей из ближних провинций и Подмосковья, но попробуй актер туда попасть: - броня крепка и танки наши быстры... Лишь самые удачливые устраивают своё счастье в новом Багдаде. А что делать остальным? Возвращаться в Пензу или Валуйки? Поэтому ищут новые формы, рискованные пьесы молодых драматургов и нового зрителя. И этот переизбыток режиссеров и актеров создает стимул для развития театра, хотя первобытные законы капитализма и случай нередко прискорбно влияют на личные судьбы многих, вполне талантливых людей.

Леонид Краснов решил объединить корсаров театральных морей и собрал под своей крышей двадцать театров, чтобы найти общности и отличия, оценить успешность не только у зрителей, но и у театральных критиков и таких же режиссеров. Уютное фойе, чай, кофе и не только, возможность встретиться с собратьями по цеху, каждый из которых прикован к своей отдельной галере - немаловажный плюс мероприятия. Нынешний фестиваль не порадовал новыми пьесами. Большинство театров предпочло показать проверенные временем классические образцы, что, в общем-то, понятно. Ведь презентуют не драматургов, а театр, актеров и режиссеров. Потому и жаль! Хочется нового театра, новых идей, а не нового взгляда на старые вещи.

Девять дней начала ноября прошли в нелегком марафоне. Жюри с Александром Инякиным, Валерием Бегуновым и строгой дамой, которую не знаю, можно было пожалеть! Пять - семь часов непрерывного прослушивания и публичного обсуждения каждой пьесы - нужно иметь могучее здоровье. Чем же сердце успокоилось?

Приз за лучшую женскую роль получила Елена Липская в старинной пьесе Уильяма Гибсона "Двое на качелях", Объединенная мастерская молодых художников. Мне очень симпатичной показалась работа Софии Елфимовой в роли Шурочки по пьесе "Поединок" в переложении известной повести Александра Куприна. Мои флюиды до жюри не доплыли.

Лучшая мужская роль у Геннадия Юдина из театра "ART-ACTION 21" в пьесе Славомира Мрожека "Полицейские". Я был озадачен. Пьеса, больше похожая на буффонаду, уж никак не позволяет отразить диапазон актерского мастерства.

Лучшим режиссером признан Алексей Козлов, поставивший пьесу Макса Фриша "Биография", представленную Новым художественным театром.

Лучшей пьесой жюри сочло очень непростую вещь Теннесси Уильямса "Стеклянный зверинец", поставленную режиссером Анной Пуховой, из театра с замысловатым названием "Театр которого нет".

Фестиваль закончился и, наверное, будет через год - третий по счету. Мне кажется, что нынешний формат фестиваля не придаст ему большего интереса в следующем году. Если раскрутить его и организовать на сцене с двумя-тремя сотнями зрителей - тогда это будет качественное изменение, которое станет заметным в театральной жизни Москвы. Что сомнительно в реальностях нашего государства. Сейчас - это фестиваль для людей, как-то близких к театру. Это друзья актеров, режиссеров, их знакомые, знакомые знакомых. Следующий год будет не двадцать, а двадцать пять маленьких театров. И только! Но не будет новизны... Нужна свежая идея.

Я не ставил себе целью изложить свои впечатления от спектаклей, как это делало профессиональное жюри после каждого просмотра. Я хотел обратить внимание в этой короткой заметке на само явление. Оно стоит того.



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100