TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Чат Научный форум Рунетки рунетки
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Президенту Путину о создании Института Истории Русского Народа. |Нас посетило 40 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Критика
12 октября 2005

Игорь Гергенрёдер

 

 

По ту сторону Анти-мира

О книге Натальи Стремитиной "Приключения Тела"

 

 

Если вас иногда беспокоит чувство, не обыденное ли вы существо, читать Наталью Стремитину - рискованный опыт. Писательница позволила себе переступить через главный канон писательства: добиваться, чтобы читатель видел описываемое глазами автора. Она ведёт вас к закрытой двери, которую помогает открыть, но не собирается освещать то, что вы увидите... Под "дверью" я подразумеваю препятствие осознанию самого себя, то "естественно-неощущаемое" препятствие, что предохраняет от невыносимости разочарований.

Книгу Стремитиной "Приключения Тела", выпущенную московским издательством "Культура" в 1995 (ISBN 5-85359-007-3), открывает минироман под тем же названием. Начиная читать его, вы оказываетесь перед опасностью утерять внутреннее равновесие, задаваясь вопросом, достаточно ли у вас оснований считать себя индивидуальностью? Однако есть и иная вероятность: может перестать мучить то, что покамест мучает. Оригинальная аналитическая проза погружает вас в тревожно-глубокое напряжение, которое я назвал бы "Анти-миром" в попытке передать значение и сложность переживаемого. Пишу слово через чёрточку, дабы подчеркнуть неукротимую самостоятельность того, что противостоит "миру" как состоянию душевной бесконфликтности.

Наталья Стремитина с изумительной психологической остротой исследует это "анти" - то есть то, во что воплощается "предпочтение чему-то подспудно-невидимому". "Приключением Тела" стало, по сути, развитие тяги к внутреннему преображению, которое "требовало Мужества и Борьбы и Яростной Подвижности, чтобы в быстроте восприятия и энергичном схватывании впечатлений составить неповторимую цель собственного Существования, ни на что и ни на кого не похожую".

            Органична ли вообще подобная потребность для человеческого существа или "случайна"? Писательница подходит к вопросу, в высшей степени своеобразно пользуясь категориями общего и единичного. Она подаёт персонажи своего миниромана как "просто Тела", тем самым, казалось бы, беспощадно их обезличивая. Но дарование Натальи Стремитиной таково, что ей удаётся нечто парадоксальное: её герои убедительно реальны, зримы и отчётливо разнятся между собой.

            Родителям главной героини было дано в придавливающей обстановке неприглядно-угловатого социализма развести свой цветничок счастья. Для отца "самой большой и необходимой радостью была работа инженера, он с упоением проектировал всё, что попадалось под руку... лист ватмана на наклонной доске белел все вечера напролёт в уютном, но тесном кабинете". Вторым необходимым условием счастья являлось "чтение научных журналов. Новые знания... приводили его (отца - И.Г.) в Священный Восторг".

Мать достигала самоудовлетворения несколько иным образом: она украшала квартиру, создавая "Красоту Буквально Из Ничего". Кроме того, мать занималась альпинизмом, находя "Сладкую Радость в риске и тяжёлых переходах, которые совершают люди, одержимые маниакальной идеей делать нечто из ряда вон, потому что этого требуют их Тела, чудодейственным образом заряженные Энергией Борьбы с Природой и своим собственным глубоко скрытым Желанием Покоя".

Писательница в ёмко-выразительных деталях открывает нам способ быть счастливыми "без денег", "без роскоши" и - следует как бы мимоходом оброненная подробность, всем смыслом которой проникаешься не сразу, - "без свободы". Те, что ныне живут приятными воспоминаниями, могли бы задуматься: они были счастливы именно так. Хорошо иметь глаза статуи и ещё лучше - талант заданного и послушного изумления. Тогда доставшаяся вам в жизни кочка останется для вас непоколебимым пьедесталом.

Но стоит вам хоть разок изумиться тому, что "радостное изумление" смахивает на "духовную слепоту", как вы станете изумляться всё более и более: "ни молодость, ни красота" почему-то не делают "Тело счастливым"!

Да, но Тело главной героини испытывало "Полноту жизни", разве это не сказано автором? Ирония, поначалу едва заметная в уникально метафоричной вещи, проблескивает вольнее: "Тело умело производить Мысли, и это было тем более удивительным, ведь оно было женским!" Над сказанным не мешает призадуматься - учитывая тон напутствия, которым автор провожает вас в дорогу к интимным тайнам героини. Вы узнаёте, как она неутомимо вглядывалась в "знаки Мысли других Тел" и ей было странно и непонятно, когда мужские Тела говорили "о форме груди, о крепких мышцах зада или о высокой температуре ВАГИНЫ".

Ситуация, с небольшими различиями, знакомая и мужчинам. Такая ли уж редкость - встретить существо, которое само смотрит на себя лишь как на заманчивую физическую цель? Ваш любовный трепет относительно ожидаемого открытия оно мысленно переводит в плане беззастенчивой простоты, с насмешкой над вашей неумелостью прямо овладеть положением. Как тут не почувствовать себя обязанным автору тем болезненным волнением, что сопутствует доказательству неординарного мировосприятия? Ему суждено оборачиваться ощущением, что на каждом шагу вы - не вы сами по себе, а ещё плюс все, с кем вы оказываетесь рядом кто, в силу этого случайного обстоятельства, присваивает ваше внимание, навязывает вам свои интересы, оценки, свою волю, впитывает вашу энергию. Кому не знакомы порождаемые этим приступы тоски, представления о дальнейшем существовании как о тягостном однообразии?

Чтобы выносить безустальность чужих вожделений, не расставаясь с надеждой на индивидуальный путь к собственной цели, - нужна недюжинная способность к сопротивлению. Но и тогда остаётся вопрос: осмысленное ли оно действо или аффект тщеславия? Героиня Натальи Стремитиной в девятнадцать лет встретила пожилое мужское Тело, в чьей власти было обеспечить начинающей поэтессе литературную карьеру. Об условии нетрудно догадаться. Героине пощупали крепкую грудь со словами: "Но мне нужно твоё молодое Тело!"

Вы скажете: разумеется, последовал отказ. Ну да. Ново тут другое. Ново - радикально-скептическое суждение автора: героиня только полагала, будто берегла себя "для чего-то более возвышенного, хотя, как выяснилось впоследствии, Тело стремилось лишь к индивидуализации... телесных притязаний".

Писательница с подкупающей прямолинейностью делится сожалением о том, что жажда "пустого разговора о Душе" помешала наивному Телу обрести "Время и Свободу" для творческого развития.

Тонкость предлагаемого автором мыслительного рисунка поразительна: согласившись с писательницей, вы попадётесь на удочку, но и не согласившись - попадётесь тоже! Ибо мало ли дала жизнь примеров, когда телом действительно покупалось "Бестелесное" - возможность жить высокодуховными порывами, заниматься искусством?

Философичность прозы Натальи Стремитиной вырастает из доверия к горизонту мыслей читателя, к силе его ощущений. Автор не хочет рельефной определённости, которой неизменно покупается восхищение писателем. Стремитина мастерски выделяет в контрасте света и тени венок, свитый из случаев, объём и значение которых вы должны определить сами. Рассказ о Любви, венчающий "Приключения Тела", прекрасен не некой истиной, а исканием истины, когда трудность не в том, как избежать ошибок. Мы имеем дело с иной ценностью: умением свои ошибки, неудачи, непреодолённые слабости любить как фазы своего развития.

Подмечая, сколь многим это недоступно и они попросту стирают всё неприятное в памяти, вы бережнее относитесь к вашей способности - что только и может приводить вас к миру с самим собой. Вам уже не вернуться из "Анти-мира" к постоянной внутренней бесконфликтности - на такое недостанет самодовольства. Но вы познаете ваше "я" в моментах освобождения от неудовлетворённости и почувствуете счастливую необходимость стремиться к подобным мгновениям, которые говорят вам необыкновенное о вас. Не будет ли это уже путём по ту сторону Анти-мира?

Желание поймать ускользающее на романтично-прозаическом пути новых и новых любовных связей: очередная, когда ему шестьдесят, а ей двадцать один, - созидает судьбу героя повести "Философ". Непонятный успех малопривлекательного мужчины у молодых женщин прячет свои истоки в неутолимо эмоциональном идеализме. Разгадка этого характера - безусловно, по ту сторону Анти-мира, ибо лишь проникновения в ту сюрпризно очаровательную область делают убедительным сказанное древними: любя, смертный отдаёт лучшее.

Любовь, когда она не гостья для разума, а его дух, соединяет внешние добрые и злые вещи с самоощущением человека. Становится ли тогда приемлемой для него хаотически-мелкая реальность или нет, но ему удаётся взмывать над ней. Идея, исключившая иронию в сосредоточенно рефлексивном произведении Натальи Стремитиной "Записки из подвала". Многоцветный живой узор повествования передаёт вспышки прозрения в их позитивной конкретности: "ЛЮБАЯ НОВИЗНА - ПОДАРОК!" Именно - ибо неожиданность требует новых решений, "и ты вновь получаешь шанс выйти на подмостки в новой роли".

Импульс прозорливости, несомненный здесь, нашёл своё выражение и в отточенных миниатюрах, которые тоже вошли в книгу под общим названием "Приключения Тела". Книгу, что поможет вам внимательнее относиться к вашим переживаниям, а это всегда обещает неожиданное. Особенно если вы будете задумываться, достойно ли улыбки и какой наитие автора: "Человек, который может "организовать" себе НЕОЖИДАННОСТЬ, и есть... самый счастливый".

_______________________________________________________________                                     

Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет


Rambler's Top100