TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Чат Научный форум Рунетки рунетки
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Президенту Путину о создании Института Истории Русского Народа. |Нас посетило 40 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Фитц

 

ТАЛАНТ БЕЗ ПОКЛОННИКОВ?

(О книгах Валерия Куклинав связи с прочтением мюнхенским публицистом

двух последних романов берлинского писателя)

 

За без малого пятнадцать лет жизни в Германии я, в силу специфики работы журналистом, оказался знаком с несчетным числом литераторов пишущих по-русски.  Из них добрых тридцать  можно было бы назвать известными, но ни одного значительным. Не Войновича же с Незнанским почитать русскими писателями. 

О Валерии Куклине слышал много, но ничего из написанного им не читал. Ибо эмигранты из СНГ согласным хором и категорично утверждали, что сей господин хоть и, безусловно, талантлив, но. НЕ НАШ...

Последние слова звучали примерно так, как герои снятых некогда на Мосфильме, Ленфильме или киевской студии им. Довженко лент отзывались о врагах советской власти: мол, не наш человек! И бывшие советские немцы о нем так говорили, и представители еврейской общины, и даже местные немцы поддакивали.  В чем заключалась эта .ненашесть. Куклина я так и не выяснил. Одно понял: .не любит он нас., т. е. .российских немцев. и .русскоязычных евреев..

- А в чем эта нелюбовь выражается? - спрашивал я.

- Как в чем? . удивлялись собеседники. . Во всем. Особенно в рассказах и романах. Ты разве не читал его опусов?

- Нет, - отвечал я. . Не читал.

- И правильно делаешь. Нечего их читать.

Признаться, эта рекомендация меня раззадорила, однако достать книг Куклина  не смог - ни в одном из известных мне книжных каталогов Германии его романов в то время не было.

- Да, есть такой писатель, - говорили мне сотрудницы книготорговых баз. - Но как называются его книги?.. Вот если вы сообщите название и издательство их выпустившее, то  мы постараемся  найти.

  И вдруг из Эрлангена факсом от своего приятеля, .заслуженного книгочея Германии. Бориса Бедерака  получаю Куклинский рассказ .Сивый мерин., в героях которого легко узнаю коллег по журналистскому цеху. Помню, дважды перечитав его, я не только от души насмеялся, но  и с ужасом представил себя на месте любого из .героев.. А, представив, ощутил в груди холодок. Ох, не хотел бы я такой .славы., хотя, если объективно, все написанное Куклиным, правда, пусть и колючая.

- Боря, - звоню  Бедераку, - где ты раздобыл этот рассказ?

- Да он у нас по рукам ходит, как в застойные времена самиздат. А вот откуда его скачали или перепечатали - не ведаю.

 А спустя еще пару недель на книжной ярмарке во Франкфурте, где презентировалась моя книга .Судьба . российский немец., я неожиданно познакомился с Куклиным.

Московский писатель Петр Алешкин представил меня немолодому же человеку с бородкой-клинышком и с большой залысиной ото лба к затылку:

- Валерий Куклин. Прошу любить и жаловать.

А за что любить-то? И тем более жаловать? Я не знал. Но и  за что не любить и не жаловать этого человека с тросточкой в руке, смотрящего на меня хоть и из под лобья, но в то же время открыто и весело, тоже не ведал.

Понял, когда прочитал его книгу .Истинная власть. - акт, по-моему, высочайшего гражданского мужества, на которое может быть способен современный русский писатель. Равным по мощи и по глубине восприятия процессов, приведших к уничтожению СССР, может служить разве что серия романов .Русская трагедия.  Петра Алешкина или публицистика Сергея Кара-Мурзы.

А потом я  позвонил Куклину и попросил почитать что-нибудь из неопубликованного. Так ко мне попали его .Стеклянные колокола..

Книгу эту он написал давно, и рассматривает, как фактическое продолжение своего романа .Прошение о помиловании., арестованного КГБ СССР в далеком 1979 году. В свет .Прошение. вышло спустя 24 года в Казахстане, и тут же было запрещено властями. Конечно, о лучшей рекламе для писателя и его произведений даже мечтать нечего, но ни левая, ни правая, ни тем более демократическая пресса умудрилась ничего .не заметить.. В журнале .Знамя. вышла прекрасная статья О. Солдатова .Человек, который стремился к свободе., а дыльше . ти-ши-на...

Если в первом романе Куклин описал, как зарождалась измена в высших эшелонах власти СССР, а в третьей . .Истинной власти. -  к чему привела эта измена на территории возникших суверенных государств, то .Стеклянные колокола. - роман о самом процессе измены и торжества предательства тех самых сил и организаций, которые должны были оберегать державу от врагов внешних и внутренних.

Речь в нем идет, конечно, в первую очередь о КГБ, а затем . об армии, министерстве внутренних дел, их многочисленных подразделениях и вообще об аппарате насилия, как таковом. Заговор верхушки страны, направленный против социальной системы, вскормившей ее . вот глубинная тема детективного, насыщенного действием,  повествования, полная глубоких и мудрых наблюдений за характером развития так называемой перестройки, приведшей к уничтожению советского государства.

Помню, когда в 1999 году, спустя 12 лет я прилетел в город моей юности Ташкент, и, встречаясь там с оставшимися  друзьями, то и дело слышал: .Знаешь, а ведь мы жили при коммунизме, но никто этого тогда не замечал.. Действительно подавляющее большинство граждан СССР  особо не тревожилось о своем будущем, о работе,  медикаментах, которые понадобятся в случае болезни, и тем более не волновалось, как проживет на пенсию.  Другое дело российские немцы, крымские татары и турки-месхетинцы, которые, кто бы мне и что не говорил, конечно же, подвергались притеснению и ущемлению в правах по национальному признаку. Ведь репрессивные Указы, во исполнение которых они были подвергнуты тотальной депортации, советская власть не отменила. Но даже они в экономическо-социальном плане в так называемые застойные и перестроечные времена худо-бедно, но тоже были защищены.

Возвращаясь же к  .Стеклянным колоколам., скажу, что этот роман, по сути,   единственный в мировой литературе, в котором   на первый план выносится проблема добрососедского сосуществования многих народов на единой территории.  Одновременно на основе уникальных, большей частью засекреченных документов, автор показывает, как много сил и средств было положено заговорщиками из числа аппаратчиков различных звеньев КПСС и иже с ними на разрушение как раз дружбы между народами, которая и цементировала ныне  покойную Страну Советов.

Операция .Пробный шар. -  не вымысел автора. После выхода .Истинной власти., и обнародования Куклиным информации, которую не смог  опровергнуть ни бывший генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев, ни его приспешник член Политбюро Эдуард Шеварднадзе, уютно обосновавшиеся в Германии, ни другие .коммуно-перевертыши., стало ясно - данная операция хоть и являлась главной и наиважнейшей в деле развала СССР, но далеко не единственной.

.Слуги народа. вместе с .народными избранниками. уничтожали страну, планомерно и беспощадно. И такие люди, как герой романа Александр Гурцев, в истории жизни которого и в ряде поступков угадывается сам автор, не могли остановить той тотальной измены. Даже ценой собственных жизней.

Романы Валерия Куклина написаны в духе книг Роберта Лэдлэма, только, на мой взгляд, лучшим литературным языком. Впрочем, в данном случае, я, естественно, имею в виду русские переводы Лэдлэма.

Ну а почему .Стеклянные колокола. с таким трудом пробивались к читателю, думаю, тоже понятно. Если  Ледлэм предпочитал раскрывать подноготную событий, свершившихся за десятки лет до обнародования таинственных фактов  (причины и имена зачинщиков Первой мировой войны, способы обогащения США во время Второй мировой войны, в том числе и путем активной торговли с фашистской Германией), то Валерий Куклин пишет о днях едва ли не сегодняшних, затрагивая интересы ныне живущих и абсолютно влиятельных людей: нынешних президентов, канцлеров, руководителей международных синдикатов, главарей мафиозных структур. И при этом всех их он называет их настоящими именами.

Перестройка с ее стеклянными колоколами гласности привела к тому, что колокола те разлетелись от собственного звона вдребезги, а вслед за ними рухнула и страна-колос, где ложь во взаимоотношениях людей превратилась в норму бытия всего советского народа. Рыба гниет с головы. В советские времена все знали эту поговорку и без устали повторяли, коря руководство страны за измену идеалам социальной справедливости. А надо было, утверждает Куклин,  вовремя обрубить партийно-чиновничью голову и спасти тело рыбы-страны. Общество лжи и тотального самообмана изжило себя именно потому, что весь советский народ в полном  составе предал те идеалы, которым следовали его отцы. А может быть, у него возникли иные идеалы?

Как-то так получилось, что разом все вдруг затосковали по богатой, сытной, благополучной  России, Украине, а заодно - Казахстану, Узбекистану, Грузии и т. д., .которые потеряли. чего-то там так до сих пор и не найденного. Всем почему-то показалось, что в их бедах и проблемах, кстати, в сравнении с нынешними не таких уж непреодолимых, повинны сограждане других национальностей. Все почему-то ощутили себя  потомками дворян, купцов, золотопромышленников, белых офицеров, ханов, на худой конец кулаков, обворованных распоясавшимся быдлом и коммуняками. Правда, куда подевались и кто является прямыми потомками последних предпочитали не говорить. Народ, в своей пассионарной части, озлобился и возжелал крови.

Поэтому достаточно было кинуть властям области, в которой в основном и разворачиваются события романа, клич: .Ату его!. - и тысячи людей, тех самых, что еще недавно голосовали за Александра Гурцева, направляя его в Верховный Совет СССР своим представителем и защитником от неправедно правящих властей, бросились ловить его, чтобы побыстрее, упрятав в тюрьму  получить желанный гонорар за голову  .поплывшего против течения..

Деньги . вот истинная власть над людьми, порожденными перестройкой, заключает автор.

 Ради зеленых бумажек сотни тысяч и миллионы мужчин и женщин стали предавать все, что было у них святого. Ибо методично и уверенно бил молот по тому самому цементу межнациональной терпимости, на котором зиждилось государство по имени Советский Союз. И завершающим этапом этого разрушения (вслед за которым последует  вселенское крушение) должен был стать успех двух провокаций, совершенных офицерами спецслужб, о которых идет речь в романе.

Я . не литературный критик, я . профессиональный журналист. Но, прежде всего, я . российский немец, которому одинакова близка  как судьба Германии, так и судьба России, а значит и всех республик, некогда входивших в состав СССР. И прочтя книгу Валерия Куклина я понял, что наша с ним встреча не была  случайной, что судьба двух наших народов . немецкого и российского - ему также близка и  небезразлична.  А еще я обрадовался, что случай свел меня с еще одним (первым был живший тогда в Мюнхене Александр Зиновьев,  затем поэтесса Ольга Бешенковская из Штутгарта и пишущая по-немецки прозаик Татьяна Куштевская из Эссена) настоящим русским писателем. Более того . писателем значительным. 

Во-первых, оба его романа и  .Истинную власть. и .Стеклянные колокола.  читать было безумно интересно.  Помню,  то и дело  я ловил себя на мысли, что не могу отложить книгу и заняться своими собственными делами только потому, что не отпускает сюжет, что никак не отгадаю, как  сейчас поступит герой, какая еще тайна откроется ему, а вместе с ним и мне. Во-вторых, потому что многие мысли, живущие во мне и по тем или иным причинам не оформившиеся в выводы и в четкие ясные определения, оказались писателем Куклиным давно продуманы и высказаны. И, наконец, может быть впервые за много лет, я встретился с человеком, с которым если и не полностью, но во многих оценках нашего бытия, прошлого, настоящего и будущего согласен.

Может причиной тому наше общее советско-журналистское прошлое? Как-никак оба мы помногу лет проработали в Средней Азии (он . в Казахстане, я . в Узбекистане), хорошо знаем местные обычаи, людей, правивший там партийно-хозяйственный генералитет и истинную степень его приверженности идеалам социализма.

Система трайболизма, на которой зиждется социальные взаимоотношения народов Средней Азии, досконально описанная  Куклиным в романе .Истинная власть., оказывается, имеет и глубинные корни, о которых я ранее только догадывался, но, лишь прочитав .Стеклянные колокола., понял всю их сущность. И многое из собственного журналистского прошлого стало выглядеть теперь много яснее.

Потому  писателю Валерию Куклину я и поверил. Не мог не поверить. Потому что других объяснений такому факту, как, например, внезапное озверение толп узбеков по отношению к бывшим ссыльным  в Ферганскую долину из Грузии  туркам-месхетинцам, кстати, единоверцам -  формальной логикой объяснить нельзя.

Помню, как я, будучи уже жителем Москвы, узнав о случившейся в Фергане, Оше, других городах и кишлаках Средней Азии резне -  ощутил шок. А потом разгорелся конфликт между узбеками и киргизами в Оше, в ходе которого погибли сотни мирных жителей. Вскоре менее кровавые, но тоже очень жестокие стычки произошли между таджиками и киргизами. Едва не одновременно началась ужасающая резня  армян в Сумгаите и Баку. Затем была спровоцирована и разогнана саперными лопатками  демонстрация в Тбилиси. Начался геноцид всех некоренных в Чечне, а резня в Приднестровье переросла в настоящую войну. Началось планомерное выдавливание этнических немцев из Казахстана, по ходу которого у них реквизировалось жилье и имущество. Прошли демонстрации .русских патриотов. под лозунгами .Лучше СПИД чем немцы!. и .Отстоим Россию!. в Поволжье. Пролилась кровь в Крыму, куда стали возвращаться крымские татары.          

.Этого не может быть! . размышлял я. - Потому что не может быть никогда!.

- Может! . уверенно заявляет Куклин, являвшийся в тот период собственным корреспондентом московской правительственной газеты .Известия.. . Потому что силы, направленные на развал СССР, были задействованы не только  в Ферганской долине . в регионе с самой высокой на планете концентрацией населения на один квадратный километр (Именно там разворачиваются основные события .Стеклянных колоколов. - А.Ф.), но и в десятках других заранее намеченных городах и районах государства.

Горбачев и его клика применили старый фокус . попытавшись вначале разделить, а потом, избавившись от неугодных и конкурентов,  начать единолично властвовать. Только вот разделить советский народ на сотни составляющих они смогли, а властвовать над ними не сумели  - бывшие сатрапы Москвы мигом растащили страну по клочкам, оставив банду бывшего генсека ЦК КПСС с носом. Спасибо Германии . приютила .лучшего немца Мишу Горбачева..

В заключение же хочу обратить внимание читателей на то, что  государственной машине гигантской силы, ведущей войну, по сути, с самой собой, противодействуют в романе едва ли ни пять человек. Но какая сила духа, какой мощи мужество было у сторонников сохранения СССР, что для их подавления потребовалось введение в город танков. Читая этот эпизод, я вспоминал информацию, о которой забыл, а  Куклин в своей .Истинной власти. мне напомнил: каждому танкисту в дни грохотания пушек по зданию Верховного Совета Российской Федерации повелением Ельцина и с помощью Егора Гайдара выплачивалась ежедневная денежная сумма в размере трехмесячного оклада высокопрофессионального рабочего. То есть денег, направленных на уничтожение Советского Союза было затрачено иностранными банками и концернами, правительствами и международными гангстерскими синдикатами гораздо больше, нежели на помощь Соединенными Штатами Советскому Союзу по Ленд-лизу во время Второй мировой войны.

Я не намерен подробно останавливаться на тех или иных  художественных достоинствах предлагаемого читателю романа, а просто говорю о том, какие мысли и чувства возбудили во мне вдруг загрохотавшие .Стеклянные колокола.. И  еще я понял, что те, кто ругал и продолжает ругать Валерия Куклина за его романы, а также пьесы-сказки, переведенные на ряд европейских и азиатских языков, но вызывающие постоянную и неумолкающую волну гнева в желтой прессе, люди без сердца. Или без совести. Вот пусть они и читают какого-нибудь  Малецкого, Незнанского или Хазанова вместо Куклина. А я буду искать старые книги Валерия Васильевича и надеяться, что и в следующий раз  его новый роман прочту одним из первых.

Эти свои заметки вначале я озаглавил .Талант без поклонников.. Потом, поразмышляв,  добавил вопросительный знак, ибо рядового, как принято говорить, читателя, далекого от литературных разборок, склок и завистливого умолчания Слова, произнесенного талантливым  Человеком, .Стеклянные колокола. и прочие книги Куклина не могут оставить равнодушным.  

 

Александр ФИТЦ,

Мюнхен

ФРГ 

 

 




Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100