TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

У нас в гостях

 

ИВАН АНТОНОВИЧ ЕФРЕМОВ

к 95-летию со дня рождения

 

Великому русскому, советскому мыслителю, ученому и писателю Ивану Антоновичу Ефремову (1908-1972) 22 апреля исполнилось бы 95 лет. Он был сыном своего героического времени, таким же беззаветным тружеником, как миллионы наших соотечественников, окрыленных верой в реальное преобразование жизни.

Родился в Вырице, под Петербургом. Рано выучился читать и, познакомившись в шестилетнем возрасте с творчеством Жюля Верна, безоглядно полюбил книги об отважных землепроходцах, мореплавателях, учёных; рассказ о героизме русских моряков в Цусимском бою, найденный в подшивке журнала ⌠Нива■, также навсегда покорил воображение.

В гражданскую войну, находясь на Украине, одиннадцатилетний Иван прибивается к красноармейской автороте, вместе с которой ⌠сыном полка■ доходит до Перекопа. В 1921-м, демобилизовавшись, едет в Петроград учиться и оканчивает единую трудовую школу за два с половиной года. Всю жизнь он вспоминал тех учителей, которые бескорыстно и самоотверженно боролись за будущее таких вот молодых людей. ⌠Революция стала также и моим освобождением от мещанства■, - так впоследствии характеризовал эти годы Ефремов.

А дальше столь естественное очарование научным познанием и морем, навеянное книгами ожидание встречи с ⌠необычайным■. Много путей открылось перед Иваном Ефремовым. Отплавав матросом на Тихом океане, он поступает в Ленинградский университет и связывает свою жизнь с палеонтологией, требовавшей глубоких знаний в целом ряде наук.

А дальше - сотни километров по жаркой пустыне и замёрзшей тайге, научный поиск, открытие и изучение новых видов вымерших животных, а также осознанная необходимость работы в геологических партиях, преодоления себя во имя нужд молодой поднимающейся экономики страны. И никакой узколобой гордыни, но осознание важности служения своим трудом людям и тому светлому, во что верится. И все это на фоне той, порой изуверской, изнанки исторической реальности нашей страны в 30-е гг. Удивительной силы романтика прекрасного, вера в человека, столь не похожая на безвольную маниловщину, дают ему силы. Несущие новую жизнь двадцатые годы, страшные и героические тридцатые и сороковые сформировали личность и мировоззрение. В результате мы видим волевого, могучего, с твердым, немного суровым характером... истинного мечтателя, который только и мог появиться в Советском Союзе 30-х-40-х, и столь чуждого сегодняшнему времени.

Ефремовым создано уникальное мировоззрение, которое разительно отличается как от псевдосвободной идеологии Запада, с его мелкобуржуазным потребительским раем, так и от официальной идеологии Советского Союза. И, тем не менее, он принадлежал к плеяде коммунистических мыслителей. Его мировоззрение базировалось не на философских догмах, он, фактически, стал одним из первых в полном смысле научных коммунистов. Научная составляющая нерелигиозного русского космизма, представленная К.Э.Циолковским и В.И.Вернадским, стала одной из компонент ефремовского коммунизма. Второй составляющей этого мировоззрения стали идеи таких социалистических мыслителей, как Фурье, Чернышевский, Маркс, Ленин и др. Понять его мировоззрение невозможно без третьей составляющей: это - романтика ⌠живой жизни■ в произведениях Р. Хаггарда, Ж. Верна, А. Грина, К. Паустовского, поэтов и художников Серебряного века. То глубоко Человечное в искусстве, что немыслимо ни в рамках религиозных идеалов, ни в рамках эксплуататорских режимов. Но, главное, Ефремов - это ученый, подобно Вернадскому осознавший закономерности того будущего, что должно прийти, и без которого миру, овладевшему разрушительными энергиями, грозит неминуемое самоуничтожение.

Составляющие этого мировоззрения позволили Ефремову перекинуть мост между двумя разными дорогами человеческого познания. Первой из них была дорога философии, которая уже к середине XIX в. сформировала теоретическую концепцию коммунизма. Начало двадцатого века ознаменовалось великим движением, подобным тектоническому смещению огромных пластов земной коры √ движением огромных масс народов Земли, вдохновлённых учением коммунизма, в поиске и страстном желании изменить скорбное накопление неразрешимых в рамках существующих социально-экономических систем противоречий. Жуткий по мощи и неслыханный по накалу страстей порыв человечества был подобен стихийному бедствию, лишенному разума, а потому не доброго и не злого, а просто неизбежного. Выход человека из этих жестоких правил на обусловленное и направленное разумом, а значит √ гуманистическое - развитие сообществ людей захватила умы ряда ученых.

Именно наука стала той второй дорогой, сформировавшей к концу 40-х годов учение о ноосфере √ как необходимом и в определенном смысле неизбежном этапе развития Земли, когда человеческое сообщество, естественно, по причине своего все более усиливающегося планетарного влияния, становится вершителем судеб не только исторических, но и геологических и, конечно, биологических процессов. Ноосфера - это такое состояние развития вселенной в нашей части космоса, когда разум берет на себя роль главного хранителя и ответственного творца. Иначе √ безответственное инфантильно-потребительское состояние, в котором пребывает ⌠постиндустриальный■ человек, в отличие от ранних времен обладающий колоссальными технологическими возможностями, приведет все живое к гибели. Законы выживания и миллиарды лет эволюции толкают homo sapiens к ноосфере.

Безусловно, ноосфера и коммунизм - явления не одного порядка. Только глубоко научный взгляд, основанный не на теоретических построениях, а на знаниях, полученных научно-эмпирическим путем, позволили Ефремову увидеть в действительности XX в. стихийные попытки человечества найти выход к ноосферному существованию. Не подменить это видение почти религиозным культом великих лидеров и тиранов (тем более, что почва для этого культа была), не уверовать в марксизм как в догму, и тем погубить дело, а разглядеть в окружающей реальности с ее политической конъюнктурой те здоровые и потому радостные ростки, служению которым и посвятил всю свою жизнь Иван Антонович. Так крупный палеонтолог, геолог и биолог - а именно таким видится его личность, - человек с почти энциклопедическими познаниями, а главное - интересами, приходит к одной из важнейших мыслей. Учение о коммунизме должно прежде всего быть основано на знаниях полученных научным √ эмпирическим путем, а не на философских или околонаучных теориях. И потому нужен именно научный коммунизм, живой язык научного познания, а не тот схоластический предмет, с которым каждый сталкивался в СССР со школьной скамьи.

На этой же базе Ефремов в литературных произведениях формулирует несколько интереснейших и, как представляется, важнейших для сегодняшнего дня человечества идей.

Прежде всего, впервые на таком уровне он осмелился рассуждать о дальнейших этапах и сценариях развития человечества. Сколь разительно его концепция отличалась как от официальных представлений о построении коммунизма к 80-м годам XX в, так и от сегодняшнего дня с его ⌠концом истории■ вообще, отраженном в работах идеологов неолиберализма. Ефремов создает не только картину дальнейшей социальной эволюции, но и саму структуру того будущего человеческого общества, которое он прямо называет коммунистическим. Сейчас, читая авторов, на протяжении многих лет работавших в такой области знания, как ⌠научный коммунизм■ на различных кафедрах различных университетов и институтов, поражаешься тому факту, что никто в советском государстве не осмелился разобраться хотя бы в общих чертах - а что же такое коммунизм, каково оно, это общество, каков там человек? На чем основано то обещанное счастье всех и каждого? Мысли Ефремова, облеченные в литературную форму, - вот то немногое, что осталось от представлений о будущем человечества, созданное в Советском Союзе - первом государстве на Земле, провозгласившем строительство того самого коммунизма. Не парадокс ли это?

Не только механизм и структура ноосферного коммунизма, но и, конечно, самое главное - каков человек коммунизма, его основные черты - волновало Ефремова.

Автор сформулировал мысль, что лучшие черты человека не есть что-то искусственно созданное, или привнесенное, а глубоко соответствует природе самого человека. Альтруистическая природа человека формируется по принципу естественного отбора, ибо начиная с момента проблесков первого сознания сотни тысячелетий назад, когда образцы поведения ⌠один за всех и все за одного■, ⌠принять смерть за други своя■ были основой выживания рода в диком окружении. Отмежевание, с одной стороны, от механистического понимания нравственности, а с другой - от позиции, растаптывающей, унижающей природу человека, сводящей его либо до уровня животного, либо до падшего творения божьего, - вот путь настоящего коммуниста. Иван Антонович сформулировал мысль о том , что человечество должно осознать и выработать этику на новых основах, не апеллирующих к авторитету божественного, над-человеческого. В основе такой этики должно быть глубокое научное знание. Пониманию глубочайших материалистических √ психофизиологических - корней наших представлений о добре и зле посвящены все его книги. С начала строительства социализма началось складывание новой этики √ этики единства, братства и равенства. Результат этой этики √ героизм и сплочение народа, отстоявшего свою свободу и победившего фашизм.

Но этика, как сама жизнь, должна формироваться и развиваться, избегая закостенелой религиозной или сиюминутной политической догмы. Ефремову удалось показать, сколь коварно наследие прошлого - этики эры разобщения, всеобщего эгоизма, жесткого религиозного противостояния и не менее основательно въевшегося в саму плоть и подсознание мещанства, ханжества и глубокой патриархальности. Без серьезного анализа этих составляющих, без долгосрочных программ в разработке которых должны принимать участие не только исследовательские институты, но и сам строитель будущего √ народ, выработка принципов такой этики невозможна. Этика коммунизма требовала серьезных усилий, но только она могла стать гарантом жизненности коммунистических идеалов.

Ефремов аналогично поставил вопрос об эстетике, основанной на научном знании, и сформулировал её основы. Красота, согласно Ефремову, √ это наивысшая степень целесообразности, степень гармоничного соответствия и сочетания противоречивых элементов во всяком явлении, вещи и организме. Красота как объективная реальность, существующая вне нашего сознания. Во многом наше подлинное эстетическое чувство есть чувство инстинктивное, как наследие опыта жизни, прошедшего через миллионы поколений, и отразившегося в нашей подсознательной памяти. Поэтому истинная красота √ это не вариант некой вкусовщины, моды или традиции. Красота (в отличие от вкусов) универсальна, она выражает законы природы, которые мы только начинаем понимать. Не мещанское любование внушенным обществом стереотипом ⌠красивого■, но древнее, ⌠языческое■, здоровое прельщение, причащение Жизнью. По Ефремову, общество будущего, которое мы привыкли называть коммунизмом, отношения людей между собой и с окружающим миром в этом обществе нельзя понять без осознания, собирания и умножения той самой - универсальной красоты. Красоты как мерила истины, здоровой зрелости и подвига жизни.

Тема Красоты, воплощенной в женщине, прочно вошла в произведения Ефремова, начиная с повести ⌠На краю Ойкумены■. И в наше время, и в глубокой древности, и в далёком будущем мы встречаем в творчестве писателя этот тип ⌠ефремовских женщин■ (по аналогии и по контрасту со всем известными ⌠тургеневскими женщинами■) - физически отточенных, сильных духом, наделённых глубокой интуицией ⌠богинь■ и ⌠ведьм■, способных быть и сосредоточенно-вдумчивыми, и безоглядно-весёлыми, и губительно-страстными. ⌠Она ... само воплощение веселой юности, дерзкой и неутомимой. Это удивительно сочеталось с уверенной мудростью женщины, сознающей свою красоту, умеющей бороться с ловушками судьбы... Контраст, губительно неотразимый...■ (⌠Таис Афинская■). Иван Антонович, подлинный рыцарь, здесь в равной мере противостоит как дремучему патриархату, так и плоскому, нервозному ⌠феминизму■.

И ещё одна важная мысль, сформулированная Ефремовым: отношение к женщине √ вдохновительнице и матери - предопределяет судьбу народа. Ты должна быть бродительным началом, которое побуждает лучшие стремления сынов человеческих┘■ говорит делосский философ, ставший учителем Таис.

В конце 60-х гг. И.А. Ефремов окончил работу над романом ⌠Час Быка■. Эта книга создавалась на фоне тревожных мыслей и чувств, порождаемых наметившимися тенденциями в развитии земной цивилизации. В письмах и интервью того времени Иван Антонович говорит о предчувствии нравственной катастрофы, которая в конце ХХ √ начале ХХI веков приведёт к крушению государств, к эскалации войн и катастроф и грозит повсеместным установлением ⌠технической монокультуры■ (говоря современным языком, ⌠глобализации■).

Если появившийся в начале 60-х гг. ХХ века роман ⌠Лезвие бритвы■ посвящён поиску путей выхода человечества на магистральную дорогу общественного прогресса, то ⌠Час Быка■ √ это роман-предупреждение, осознание огромной сложности такого выхода, грозящих тупиков и срывов. В романе изображена планета Торманс, заселённая выходцами с Земли нашего времени, Эры Разобщённого Мира. Их искусственная цивилизация, созданная - подобно североамериканской - ⌠пионерами прерий■, стала результатом максимального развития тех тенденций, которые Иван Антонович уловил ещё в 60-е годы: ⌠Чтобы построить модель подобного государства, я продолжил в будущее те тенденции гангстерского фашиствующего монополизма, какие зарождаются сейчас в Америке и некоторых других странах, пытающихся сохранить "свободу" частного предпринимательства на густой националистической основе■.

Цивилизация тормансиан содержит черты потребительской монокультуры капитализма, а также китайской ⌠Культурной революции■, и люди коммунистической Земли, прилетевшие на планету спустя два тысячелетия, так и не смогли прийти к однозначному выводу, из какого общественного строя возникла олигархия Торманса: из ⌠гангстеризующегося капитализма■ или из ⌠муравьиного лжесоциализма■. Но если многотысячелетний Китай смог быстро ⌠переварить■ маоизм, то наступление деспотизма с другой стороны √ в виде капиталистической ⌠глобализации■ - сегодня становится реальностью.

Ефремов подчёркивал, что, изображая подстерегающие в будущем опасности, художник-фантаст обязан показать выход, иначе его деятельность бессмысленна. Земляне возродили в жителях Торманса надежду, открыв им возможность другого, лучшего, мира. Вдохновлённые этой надеждой, люди Торманса объединились в союзы единомышленников, противостоящие лжи, подкупу, манипуляции общественным сознанием, и, создав ⌠снизу■ нравственные основы нового мира, свергли олигархию, просуществовавшую века. Ещё в ⌠Лезвии бритвы■ Ефремов высказал мысль о союзах людей ⌠вроде древнего рыцарства■. В ⌠Часе Быка■ эта тема развита и применена к самым неблагоприятным общественным условиям: ⌠...Это давняя методика всех подлинных революций. Приспеет время, и пирамида рухнет, но только когда внизу накопятся силы, способные на организацию иного общества■. Мы избрали этот путь.

 

  1. Татьяна Данилова - геофизик, научный сотрудник Государственного геологического музея им. В.И. Вернадского;
  2. Нигора Двуреченская - археолог, м.н.с. Института археологии РАН;
  3. Олег Двуреченский - археолог, н.с. Гос. исторического музея РАН;
  4. Андрей Константинов - правовед-эколог, с.н.с. Центра эколого-правовых исследований Института государства и права РАН.

 

Союз ноосферных коммунистов Нооген: http://noogen.newmail.ru/

Электронный архив И.А.Ефремова: http://andromede.newmail.ru/


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100