pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Рассказы
27.XII.2005

Илья Долинин

Леночка

-1-

 

Моросит дождь. Подъезжает такси - белая шестерка.

Из машины выходит девушка. Я подаю ей руку. Пожилой шофер бросает на меня заинтересованный взгляд. Машина разворачивается, но не уезжает. Ждет пассажира.

Мы стоим под моросящим дождем.

- Дорога скользкая, - говорю я, - вы медленно ехали?

- А дворники не работали, - говорит она.

- Во сколько у тебя поезд?

- Автобус. В пятнадцать сорок.

- У нас еще уйма времени.

- На что мы его потратим?

- На секс.

- Не смешно.

- Тогда на что?

- Я еще вещи не собрала. Ты извини, - она кивает на машину, которая ждет, не выключая двигателя.

Ее бейсболка кажется мне нелепой. Наверное, я просто не понимаю молодежной моды. Рядом с этой симпатичной девушкой-подростком я выгляжу эдаким папиком: пивной животик, щетина.

- Ну, где твой подарок? - спрашивает она.

У меня в руке книжка с зеленой обложкой. Я так и не придумал, что написать на память на первой странице. Я протягиваю книжку ей, но в последний момент убираю руку назад.

В наше тихое утро врывается "Грин Дей". До сих пор не могу привыкнуть к этой мелодии. Поспешно достаю из заднего кармана мобильный телефон. Смотрю на номер. Это тот самый звонок, которого я жду со вчерашнего дня. Почти потерял надежду...

Сейчас я узнаю, какая надпись должна украсить первую страницу книжки с зеленой обложкой. Леночка смотрит на меня с любопытством. Я извиняюсь, отхожу в сторону, поднимаю к уху телефон.

Моросит дождь.

 

 

- 2 -

 

Мы встретились на Черном море в разгар сезона. Стояла ужасная жара. И ужасное совпадение - мы оказались земляками. В этой пляжной голопузой толпе - один случай из сотни тысяч. Она и была одной из сотни тысяч. Она пришла ко мне из моего прошлого, из моей юности. Я оценил этот подарок судьбы. Находясь рядом с ней, я пережил потрясающие мгновения. Как бы описать это состояние? Представьте, что вы в темноте на обрыве, перед вами море, но вы его не видите. И тут порыв ветра. Вся свежесть южной ночи, весь мировой океан, все звезды вселенной вдруг - в одно мгновение - в вашем воображении!

Со мной случилось нечто необыкновенное... Почему со мной? Почему мне выпала удача встретить ее? И эта разница в возрасте... Зачем ей было нужно это? Вначале я не задавался вопросами, зато теперь, оглядываясь назад, я о чем-то думаю... пытаюсь убедить себя, что на юге все не так, как в обычной, серой повседневности. Под южным солнцем жизнь разгоняется до предельных скоростей. И тут главное - не тормозить.

Приехали мы в Дюрсо. Я и мой двоюродный брат Леха - веселый парень. Первые дни на юге я думал, что хорошо, что именно он поехал. Постоянно болтал и шутил, развлекал все наши случайные компании.

Познакомились мы с Леночкой просто. С ней была старшая сестра. Часиков в десять утра мы с Лехой взяли пиво и сели на деревянные шезлонги, брошенные на пляже. Из-за спины я услышал голоса. Две девушки обошли нас с разных сторон, двигаясь босиком к морю. Удаляясь, они продолжали беседовать.

- Э! - крикнул им Леха.

Так и познакомились. И в те минуты первого пляжного разговора мы узнали, что и они и мы приехали сюда из города-героя Мурманска, где имели счастье родиться. Между нами сразу возникло понятное чувство солидарности.

Поэтому вечером мы пошли вместе в бар. Это был один из наспех устроенных на побережье баров - шашлык, музыка. Люди на юге научились делать деньги из воздуха. Колонки, двадцать пластиковых столиков и кресел - вот тебе и бар. Мы с Лехой, естественно, за все платили - и в этот раз и во все последующие. Ну а листва наверху и южные сумерки прилагались бесплатно.

Динамик орал прямо над моим ухом, поэтому разговаривать было трудно. Без лишних слов, я обнимал за талию ту из двух, что была ближе. Я даже имя-то ее не запомнил сначала. Мы взяли себе пива, девчонкам - по соку. Заиграло что-то знакомое, и они ушли танцевать. А я прокричал Лехе:

- Ну, так что будем делать с ними?!

- Будем их того! - прокричал Леха в ответ.

Вообще-то мы не планировали этот вечер. Но в результате оказались с малолетками в баре. Я когда узнал, сколько им лет... В общем, тянуло на криминал. Но кто бы мог подумать?!

Вокруг стоял гул. Рядом на стул плюхнулся неопрятный мужик. Ему на колени уселась заплаканная девица. Не обращая внимания на нас, они продолжили выяснять отношения.

- Вообще-то тут занято! - крикнул им Леха.

- Че? - спросил мужик.

Леха ткнул заплаканную девицу в плечо и этим же указательным пальцем помахал в сторону наших танцующих подруг, мол, освободите стул. Но мужик, скорее всего, неверно понял этот знак, потому что он сместил девчонку со своих колен и крикнул:

- Ты че?!

- А ты че?! - вмешался я.

Слово за слово, как говорится...

В целом, мы неплохо посидели, только совсем мало. Пиво, естественно, разлили на пол.

Выйдя из бара, я ощутил, насколько здесь снаружи все-таки лучше. Музыка не орет. Ночь, звезды. Красота.

Из разбитой брови текла кровь на правый глаз. Я постоянно вытирал ее салфеточкой из бара, сворачивая ее так и сяк. Мы пошли проводить наших знакомых.

- Это, - сказали они, - здесь рядом, с километр.

 

Девушка, которая сидела рядом со мной под динамиком, мне больше понравилась. Выяснилось, что ей недавно исполнилось семнадцать... Ничего такая, симпатичная. Леночка. Мы шли немного позади, и Леночка мне рассказывала про себя. О том, что она ест на завтрак яйца всмятку. Что у нее есть кот, который вывихнул лапу.

Мы вошли в поселок, спустились с пригорка вниз по улице и вскоре оказались у ворот дома, в деревьях перед калиткой. Если бы не лампа на фонаре мы бы вообще ничего не увидели. Но лампа светила, и я разглядел, что Леночка улыбается. Пригласила нас в дом. Леха сразу увлек вторую девушку в комнату, прикрыл за собой дверь. А мы с Леночкой оказались на кухне. Она достала из холодильника вино в пластиковой бутылке - местное красное, каберне. Кислятина, но спиртовое содержание ощущалось. Мы сели за стол.

- Вы кем работаете? - спросила Леночка.

- Леха сейчас в Питере, он там уже несколько лет работает в "Роснефти", каким-то менеджером.

- Ого! Менеджером в нефтяной компании - это круто. А ты?

- Я на Кольском проспекте, в автомастерской.

- И что, интересная работа?

- Нормальная. Как раз для таких, как я.

Я рассказал ей в вкратце, как проходит мой рабочий день. Леночка слушала меня с вежливым интересом. У нее было очень милое лицо. Вскоре она зевнула и посмотрела на часы. Нам пора было отчаливать.

Я вышел из кухни и постучал в дверь, за которой скрывались Леха и Леночкина сестра.

- Иду! - послышалось в ответ.

Потом мы с Лехой попрощались с девчонками и вышли на улицу.

- Ну что, как? - спросил я.

- Не дает, - ответил Леха.

На следующий день я зашел за Леночкой в 8 утра - сам удивился своему порыву.

- Совсем не рано, - оправдывался я. - Разве ты не хочешь прогуляться к морю?

Она рассмеялась в ответ.

Мы сократили дорогу, пройдя по пустырю. Леночка была в длинной футболке, почти до колен, в резиновых шлепанцах. Шла, скрестив руки на груди. Постоянно смотрела под ноги, перешагивая через валяющиеся на земле железяки. Пока шли - молчали.

Море тоже встретило нас молча - полным штилем, почти торжественно. Мы сели у воды.

- Тебе нравится? - спросил я.

- Вообще-то да.

- Вон там, далеко, видишь судно?

- Да, это, наверное, танкер с нефтью.

- А может, это корабль принца?

- Теоретически, наверное, владелец судна может быть принцем.

- Ты веришь в волшебство?

- То есть?

- Я просто пытаюсь привлечь твое внимание к красоте моря.

- Ясно. Море на самом деле красивое.

- Смотри. Сквозь воду камешки видны.

- Ты что - поэт?

- В душе - немного.

- Хмм...

- Тебе не холодно?

- А ты что, хочешь меня обнять?

Танкер с нефтью, владелец которого мог быть принцем, становился все меньше. Черный квадратик сливался с водой. Вскоре он стал совсем ничем. Получается, мы сидим и разговариваем ни о чем. Она ждет, что я буду разговаривать с ней, как тридцатисемилетний мужчина, а я жду, что она будет отвечать мне, как семнадцатилетняя девушка. Вот тебе и разница поколений.

Когда танкер исчез, я обнял Леночку и поцеловал ее. Небо было ясным, но мне показалось, что где-то вдали прогремел гром.

 

Днем мы все вместе сидели на балконе ресторана "Парадиз". Я - рядом с Леночкой а Леха со второй - на коленях.

Заговорили почему-то о детях. Хотя это было логично: разговор начал Леха, у которого после развода с его женой осталась дочь, двенадцатилетняя Дианка. Когда они съехали, Леха остался в двухкомнатной квартире в Питере - один. Изредка, у каких-нибудь общих знакомых, особенно летом, мы все же пересекаемся. Дианка до сих пор называет меня с приставкой "дядя". Я ее обожаю... только какой же я дядя?

Короче, все, что говорилось о детях, было для нас как бы актуально. Леха думал о Дианке, я думал о Лехе, а девчонки, наверное, думали только о себе.

- В чем твоя уязвимость? - умничала Леночкина сестра.

- Я люблю, когда все вертится вокруг моей персоны, - отвечала Леночка, - но я стараюсь бороться с этим. Честно.

- Это потому что ты подросток, - сказал Леха.

- Не фига себе подросток, - усмехнулся я.

- Вот когда надо нам, то мы вдруг подростки, - сказала Леночка, - а когда надо вам, то мы уже оказывается не подростки.

- А тебе что, пиво не продают в киоске? - спросил я.

- При чем тут пиво? Я не пью пиво вообще.

- Почему? - удивился Леха

- Сами пейте. Станете уродами.

Леха достал из кармана мятую сторублевку, сместил девушку со своих колен и ушел - за пивом. Вытянув шею, я увидел, как он встал в конец очереди перед барной стойкой. Секундой позже Леночкина сестра повесила сумочку на плечо и удалилась в уборную. Мы с Леночкой остались созерцать морскую гладь, свесив локти через перила - вдвоем. Леночка устремила взгляд в даль, словно в том кино... Название ускользнуло.

Я внимательно смотрел на нее.

Именно в этот момент, когда она, прикрыв от солнца глаза, смотрела куда-то в сторону горизонта, именно в этот момент я вспомнил мою первую девушку, Олю.

Такой она была двадцать лет назад. То есть, я виделся с Олей и позже, но это был уже другой человек. Первая любовь - это настроение, которое не вернуть, как ни старайся. Локон светлых волос, нежный профиль, очаровательная "р" - такой я помню Олю в то время. Эти образы промелькнули перед моими глазами, когда Леночка зажмурилась и посмотрела вдаль. Сердце екнуло.

Леночка повернулась ко мне:

- Ты что-то хотел спросить?

Реальность вдруг исказилась. Вокруг солнца поплыл радужный круг. Я рассеянно похлопал себя по карманам рубашки, пытаясь найти спички.

- Почему ты решила, что я хочу что-то спросить у тебя?

- Я это почувствовала.

Закурив, я молча смотрел на нее.

- Что ты уставился? - сказала она.

Наверное, я и вправду выглядел странно. Я не мог отделаться от впечатления, что вижу перед собой приведение.

- Расскажи мне про свой первый поцелуй.

- Ух! - она откинулась на спинку стула. - Это зачем тебе?

- Я хочу знать. Ты не против?

- Я училась в шестом или седьмом классе, а за мной ухаживал один старшеклассник с моей школы. На самом деле я его жутко боялась, он постоянно до меня докапывался, хотел то погулять, то потанцевать на дискотеке. Короче, я не была от него в восторге, он был некрасивый и глупый, хоть и старше меня. Однажды я пошла к своей лучшей подружке на день рожденья, и вдруг он тоже приходит и говорит: "Мне нужно срочно с тобой поговорить, пойдем, выйдем на площадку в подъезд". Я вышла, а он ни с того ни с сего взял и поцеловал. Мне ужасно не понравилось, я на него наорала и сказала, что не хочу с ним больше общаться. Вот и все.

- Я-то думал, это произошло с тобой недавно.

- Может, ты думал, что это случилось сегодня утром?

- Нет... Я думал, лет в шестнадцать.

- Ну, вообще-то это не так далеко от правды. Во второй раз это произошло прошлой зимой. Такой получился долгий перерыв.

- У тебя же наверняка есть парень?

- Как у всех нормальных.

За Леночкиной спиной я увидел, что Леха отделился от барной стойки и начал свой сложный путь обратно, лавируя между столиками. В его пальцах торчало несколько пивных бутылок. А позади, из белой двери женского туалета выпорхнуло синее платье - Леночкина сестра.

- Когда вы с ним познакомились? - спросил я Леночку.

- Как много ты сегодня узнаешь о моей личной жизни!

- Последний вопрос, обещаю.

- Год назад. Примерно. Мы познакомились на дне рождения. У моего одноклассника.

Леха подошел и поставил бутылки на стол. Вслед за ним Леночкина сестра повесила сумочку на спинку пластикового кресла.

Я все смотрел на Леночку. Сходство было потрясающее.

 

 

 

- 3 -

 

Мы познакомились с Олей на дне рождения моего друга Виталика. Она училась в параллельном классе и каким-то сложным образом была приглашена. В качестве подруги одной из подруг друзей Виталика.

- Что за персона? - спросил я его, когда все девчонки ушли шушукаться в другую комнату.

- Да, есть такая Оля. Нравится?

- Обычная...

Может быть, она и была обычная. Но именно с этого дня началась наша необычная история. Жили-были в маленьком городке пара ребят. Они познакомились в октябре. Пришла зима. Взявшись за руки, они наблюдали, как на небе сверкает северное сияние. Потом наступило лето, стало светло и тепло. Иногда температура даже поднималась сантиметров на десять выше нуля.

Как я уже сказал, ее звали Ольгой, у нее были правильные черты лица. В то время нашим литературным кумиром был Экзюпери, а его книжку-малышку "Маленький принц" мы считали, в отличие от скучных классиков школьной программы, просто хитом. Все помнят лиса? Ольга использовала формулу, описанную в "Принце", и заставила меня полюбить ее. Хотя, конечно же, никакой продуманности в ее поступках не было. Она, может быть, даже и книжку эту не читала. Под формулой я имею в виду саму логику ее поведения - выделиться среди других, дать привыкнуть к себе, неожиданно исчезнуть. Чувство, я понял чуть позже, возникает как Слово - в вакууме.

До этого я не общался ни с одной девушкой близко, не разговаривал подолгу, не рассматривал домашние фотографии. Ольга стала первой. Среди девушек были веселые, надменные, высокие, заурядные, симпатичные. Но Ольга была вне конкурса - причем я даже не сравнивал ее с другими для того, чтобы убедиться в этом - просто были все, и была Ольга.

Она расположилась в центре моей вселенной. С этого момента я воспринимал все окружающее меня через призму отношения к ней. Солнце на склоне горы, двойка по алгебре, соревнования по боксу - о чем бы я ни думал, я не мог не думать о ней. Я стал привыкать к этому состоянию. Я привык к тому, что могу быть рядом с ней всегда, когда захочу. Я мог быть рядом с ней, когда она разговаривала на улице с подругой. Когда она смотрела фильм в кинотеатре. Когда делала домашнее задание. Когда летним вечером она сидела на скамье перед своим подъездом.

Я сейчас не просто так сказал это - "сидела на скамейке перед подъездом", - нет. Июнь предпоследнего класса стал самым счастливым для меня временем. Было необычайно светло. Мы оставались вместе допоздна, когда стрелки на часах уползали наверх. Кто сказал, что это ночь? Соседка выглядывала в окно и просила убрать гитару. Мы уходили в детский садик - в беседку. Вокруг собиралась компания, мы смеялись, курили, пели песни. Было весело. Стрелки ползли уже вниз, а ночь все не наступала. Ощущение свободы подкреплялось осознанием, что завтра не в школу.

Она не была виновата, что я привык к ней - к ее телефонным звонкам, к ее голосу, к ее взгляду. К запаху ее волос.

В конце июня она уехала с сестрой на юг, а я остался на лето в городе. Где-то подрабатывал, что-то подметал. Наша встреча, спустя месяц, была радостной. Оля изменилась, загорела. Сказала, что я возмужал. А я сказал ей, что она стала еще красивее.

 

 

 

- 4 -

 

Так получилось, что в "Парадизе" просидели допоздна. А вечером мы с Леночкой встретились с туристами.

Возвращаясь из бара, мы плавно отделились от Лехи с Леночкиной сестрой, свернули с обычного маршрута и стали пробираться к неведомой цели вдоль моря под высоким обрывом. Шли в кромешной темноте по огромным камням. Леночка боялась крабов и змей, которые предполагались рядом. Те, наверняка, еще больше боялись идущих по камням людей, поэтому сидели тихо и не высовывались.

Вдали, обогнув выступ берега, мы увидели огонь и тени вокруг. Через десяток метров мы разглядели, что это туристы. Повсюду лежали рюкзаки. Костер показался нам уютным, а туристы - симпатичными. Поэтому мы постояли рядом, познакомились, а потом присели в кружок. Кто-то подал нам "пенку".

- А мы все время сюда приезжаем, - сказал мужчина с бородой. - И все время живем в палатках. В том году вообще было прелестно. Когда нас ураган накрыл.

- Ой, я про это слышала, - сказала Леночка. - Смерч прошел. По телеку показывали.

- Да, а мы в это время были вон там, на косе. Стояли палаточным лагерем. Представляете, просыпаемся, а навес унесло.

- Наверное, плохо вам пришлось, - сказал я.

- Я на горизонт посмотрел и понял - надо срочно делать ноги.

- Значит, успели уйти в безопасное место?

- Только-только. Я по рации вызвал автобус из поселка. Когда он приехал, здесь все уже летало.

Полная женщина с добрым лицом присела рядом на корточки.

- Мы сейчас сосисок нажарим. С винцом.

- Да мы только-только из бара, - сказала Леночка.

- Я здесь за шеф-повара, - заявила женщина, - будет вкусно, не пожалеете. Вы сами откуда будете?

За кого, думаю я, они нас с Леночкой принимают?

- Мы с севера. Кольский полуостров.

- Да вы что?! - мужчина с бородой завелся. - Бывал, бывал! В Хибины ходили. В том году были...

- А вы вместе отдыхаете? - перебила его полная женщина. Ей не терпелось классифицировать наши с Леночкой отношения.

- Да вроде вместе, - ответил я.

- Мы недавно познакомились, - сказала Леночка. - И оказалось, что мы - земляки. Совпаденье, представляете?!

- Интересно! - сказала женщина.

- Все с вами понятно, - подытожил бородатый мужчина. И кивнул женщине. - Неси уже свои сосиски.

Его деликатность мне импонировала.

Нам подали одноразовые тарелочки и по стакану вина. Жаренные сосиски и впрямь оказались очень вкусными. Кто-то постоянно подкидывал ветки в костер, хотя огонь уже не был таким ярким. В небо выстреливали одиночные искры. Бородатый мужчина взял гитару. У него был приятный тембр голоса.

На фоне тихой музыки, в какой-то момент я понял, что мы беседуем с Леночкой вдвоем. Темнота уплотнилась вокруг нас. Я видел блики огня на ее лице. Было странно понимать, что рядом есть другие люди. На самом деле здесь никого больше не было. Огонь, гитара, черные камни и силуэты людей вполне могли быть галлюцинацией. Но то, что я чувствовал, галлюцинацией быть не могло. Я сказал:

- Ты напоминаешь мне... одного человека, которого я когда-то очень хорошо знал.

- Надеюсь, это приятные воспоминания?

- Очень ...

- На самом деле, ты тоже напоминаешь мне одного человека. Ты похож на одного моего близкого знакомого. Точнее, ты мог быть на него похож... когда-то.

- Твой парень? - догадался я.

Леночка кивнула. Я задумался: это были необычные совпадения.

- А что может заставить тебя расстаться с ним? - спросил я.

- Сомневаюсь, что мы можем серьезно поссориться.

- Какой он?

- Обыкновенный. Наверное, как ты сам ... в его возрасте.

- Ты не представляешь, каким я был в его возрасте. Я был слишком самоуверенным.

- Уверенность в себе - важное качество. У него большие планы. Он хочет стать переводчиком, уехать за границу, увидеть мир.

- А ты? Ты вписываешься в этот проект?

- Мне пока интересно с ним. В нем чувствуется энергия. Она привлекает.

- Представляешь, когда-то и я хотел стать переводчиком.

- Что же тебе помешало?

- Я стал мыслить более практично. Это не работа... И потом, я бы никогда не смог поступить в тот вуз. Слишком серьезный конкурс, нужны были взятки.

- Поэтому ты поступил в другой институт? И стал работать в автомастерской?

- Сначала был техникум, потом армия.

- Проза жизни.

- Но согласись, когда-то надо опускаться на землю.

- Своей цели из виду терять нельзя никогда.

Я усмехнулся про себя. Легко рассуждать, когда перед собой ты видишь не серые будни, а скоростное шоссе, уходящее в голубую даль. Кажется, это называется юношеским максимализмом.

- Я не жалею, что сделал тогда этот выбор. Нормальный процесс взросления. Зато теперь я твердо стою на ногах, неплохо зарабатываю.

- Твои будни проходят по одному сценарию. Работа, дом.

- Иногда мы с Лехой выбираемся на юг.

- О, да! Целое приключение.

- Это в твоем возрасте хочется приключений. В моем они все позади, наступает стабильность. Такие люди, как я олицетворяют собой стабильность.

- Нам в школе говорили, что они олицетворяют собой посредственность.

Прозвучало обидно.

- С переводчиком тебе было бы интереснее, конечно, - сказал я. - Но не уверен, что ты останешься при своем мнении через десять лет.

- А что будет через десять лет?

- Может быть все, что угодно. Не хочу делать грустных предсказаний.

- Я не прочь выслушать и грустное предсказание.

- Хорошо... С этим... вы расстанетесь. Первая любовь - это несерьезно. Он тебе надоест, причем, не далее, чем этой осенью. Ты закончишь школу, поступишь в хороший ВУЗ в Питере. Отучишься, получишь престижную работу. Выйдешь замуж. Но разведешься уже через год. Твой первый муж окажется патологическим авантюристом. Ты найдешь себе другого. Точнее, это он тебя найдет...

- Ужасно!

- Пока нет. У вас не будет детей, он будет пить. Тебе будет жалко его, но, в конце концов, ты его бросишь. И решишь попытать счастья в третий раз. Ты встретишь по-настоящему интересного и доброго человека. Кроме того, у него будут деньги и друзья в Питерской тусовке. Его единственной слабостью будут женщины, ты вскоре поймешь. Когда он будет возвращаться домой, от него будет пахнуть женскими духами. Ты поймешь, что и этот брак неудачен. Вот теперь это будет ужасно.

- Ты просто злой, честное слово! Неужели ты хочешь, чтобы все это на самом деле случилось со мной?

- Я хочу, чтобы ты была к этому готова.

Становилось прохладно, и костер уже почти догорел. Туристы устанавливали палатки, планируя расположиться на ночь прямо здесь, у самого моря. Леночка поежилась. Пора было идти.

- Ты сказал первая любовь - это не серьезно. Но почему ты решил, что мы с ним должны обязательно расстаться?

Леночка была совсем близко. Между нами не было ничего, кроме морского воздуха.

- Почему? - повторила она.

 

 

 

 

- 5 -

 

Почему? Я оглянулся - на двадцать лет назад.

Все закончилось на исходе лета. В начале сентября между мной и Ольгой произошла ссора, а на следующий день она не подошла к телефону (конечно, я позвонил первым). Это была просто ссора, которая должна была завершиться просто миром. Повод был пустячный: ревность.

Эти изменения, которые я видел в ней после того, как она вернулась с юга, они выводили меня из себя. Она сказала, что я повзрослел за лето, пока работал с мужиками из коммунальной службы. Я тоже видел в ней перемены. Она стала более женственной. Еще более привлекательной. Но появилось также и что-то ускользающее от определения: в движении ресниц, в голосе.

Я хотел знать, что произошло на юге. Чем были наполнены ее дни? Вряд ли только солнцем и морем. Она поехала туда со своей сестрой. К этой девушке у меня было неважное отношение. Она была пуста, как пробка и беседовать с ней было просто невозможно.

После приезда Оля очень неохотно рассказывала о том, как они отдыхали, где они жили, что делали по вечерам. С кем встречались.

- А вы ходили там в бары? - спрашивал я.

- Да, пару раз.

- Вдвоем?

- Вообще-то нет. Мы познакомились там ... с двумя мужчинами. Они нас как-то раз проводили туда и обратно.

- Что за мужчины?

- Наши земляки, кстати. Гораздо старше нас. Поэтому не надо переживать.

- Ты что издеваешься?! Как это не надо переживать?

Оля посмотрела на меня своими глубокими и наивными, как мне казалось, глазами.

- Я же тебе говорю, что повода для ревности у тебя нет. И вообще у тебя мысли не туда работают.

- Это у тебя они не туда работают ... Тебе кто-то из них понравился?

- Отстань!

Эта тема всплывала несколько раз. Противно, когда человеком управляет ревность. Я был ее первым юношей. Наши отношения были вполне невинными. Теперь меня мучил вопрос: был ли у нее уже первый мужчина?

Однажды днем я позвонил ей и без предисловий объявил ей, что все знаю.

- Что ты знаешь? - спросила она.

- Не притворяйся. Это произошло с тобой. На юге.

- Я вижу, ты сам за всех все решил.

- Мне казалось, мы принадлежим друг другу. Я что ошибался?

- Я же тебе говорю, что твои подозрения бессмысленны.

- Меня еще никогда не подводила моя интуиция.

- Это не интуиция, это твои фантазии. Ты думать больше ни о чем не можешь.

- Так объясни мне тогда, почему изменилось твое отношение ко мне?

На том конце телефонного провода повисла пауза. Потом Оля ответила:

- Просто я увидела тебя другим.

- Каким другим?

- Я поняла, что не знаю тебя до конца.

- Что именно ты не знаешь обо мне? Ты знаешь меня... изнутри! Ты знаешь, где я живу, где я провожу дни и вечера, о чем я думаю, что я чувствую. Ты знаешь все!

- Я знаю, что ты не станешь тем, кем я вижу тебя в будущем. Ты не мой идеал мужчины.

Это было смешно. Словно из уст маленькой девочки. Но мне было не до смеха.

- Разве простое сомнение может изменить отношение к другому человеку?

- Скоро ты станешь совсем другим. Каким я тебя не знала до этого...

Она, должно быть, искала нужные слова, чтобы объяснить мне ее мысли. Но на этот раз я опередил ее.

- Общение с о взрослыми мужиками на юге не пошло тебе на пользу!

- Ты опять!

Я уже не мог остановиться и выпалил:

- Кто из них сделал тебя женщиной?

Оля повесила трубку. Я чувствовал в себе только злость. Она отпускала медленно. Позже я снова набрал ее номер. Но Оля не подошла к телефону, и я подумал: зайду вечером, и все будет в порядке. Я удивился, что вечером ее не было дома - так сказали ее родители. Стоя в дверях, ее отец смотрел на меня сочувственно. Во сколько, спросил я, она будет дома, предположительно? Очень поздно, ответил ее отец. Могу ли я зайти часиков в десять вечера? Это бесперспективно, ответил он.

Я все равно зашел вечером еще раз, чтобы убедиться в его правоте.

Наверное, решил я, ей нужен еще один день. День одиночества. Ну что ж, для пользы дела я был готов дать ей этот день. Я не должен преследовать ее, ведь это унизит меня в ее глазах. Я должен сделать паузу. Дать ей возможность остыть, осознать, что эта ссора - пустяк. Рано или поздно мы помиримся. По-другому просто не может быть.

Я не тревожил ее весь следующий день, старательно избегал ее в школе. С трудом заснул ночью. Проснулся с радостной мыслю о том, что вчерашний долгий день позади. После уроков я встретил ее у подъезда. Капал дождь, на асфальте чернели огромные лужи.

- Давай останемся друзьями, - сказала она.

Это было произнесено таким тоном, что я не нашел в себе сил продолжать разговор. Я наигранно усмехнулся и сказал: "Без проблем". Повернулся и пошел восвояси.

Мне требовалось время, чтобы осознать эту дурацкую фразу. Возвратившись домой, я включил телевизор и просидел перед ним несколько часов подряд. Родители спотыкались о мои вытянутые ноги.

В октябре выпал первый снег.

В конце ноября мне казалось, что все вокруг говорят только о полярной ночи.

А в январе, проснувшись как-то раз темным зимним утром, я сел на кровати и уставился в пустоту перед собой. Это был важный сон, но я не помнил ни единого эпизода. Осталась лишь щемящая тоска. Я сосредоточенно пытался найти ее источник у себя в груди. За окном, в пустоте, тускло светил фонарь. Меня не покидало ощущение утраты.

Лишь спустя некоторое время, когда я уже встал, почистил зубы и оделся, я понял причину своей грусти. Тем утром я навсегда распрощался с тем, что мы называем первой любовью.

 

 

 

 

- 6 -

 

В десяти километрах от Дюрсо расположен город Новороссийск. На "газельке" туда ехать примерно полчаса, с остановками. Недолго, но всегда муторно. Крупный город на юге - это жара и толпы отдыхающих. Без особой причины путешествие в его раскаленное чрево совершать не захочешь. Поэтому мы с Лехой всего пару раз за все время отдыха выезжали в Новороссийск на рынок - а заодно заглянуть в салон связи, положить деньги на мобильник. Остаток дня проводили где-нибудь в пивном баре. Когда спадала жара, уезжали обратно в Дюрсо. Возвращались обычно поздно вечером.

В этот раз Леха решил не составлять мне компанию. А мне необходимо было сгонять в город. Я знал, что Леночка уезжает через день и хотел купить ей что-нибудь на память. Что именно, я пока не знал. Думал, поброжу по магазинам, посмотрю. Какой-нибудь сувенир, который бы напоминал ей о нашей встрече на море...

Я выехал утром и к одиннадцати был в центре города. В Новороссийске всего две улицы, на которых обычно происходит "шоппинг". Они идут недалеко от рынка, параллельно друг другу. Чтобы изучить все нужные магазины надо не более двух часов спокойного шага.

Я осваивал маршрут. Ненавижу магазины, особенно когда не знаешь, что ты ищешь. Мне было трудно принять какое-то решение. Изучив в ювелирном все цепочки, кулоны и кольца, я брел в направлении сувенирного магазина, от него - почему-то к книжному, оттуда заглядывал в парфюмерный... После этого меня осеняло, что лучший подарок я, кажется, видел в начале. И я возвращался назад, где в очередной раз стоял перед витриной в сомнении.

Было около двух часов дня, а я так и не определился с выбором. На углу одного из домов я увидел указатель с надписью "Интернет-кафе", предлагающий свернуть на пятьдесят метров во двор. Я обрадовался возможности на время забыть о цели своей поездки. Тем более, что залезть в Интернет я все равно планировал. Проследовав по стрелочке, я оказался перед красивым дверным стеклопакетом и вошел в уютный зал, где работал кондиционер. Между компьютерами бродил администратор. Я заплатил двадцатку и сел в кресло. На полчаса - проверить почту.

Я и не предполагал, какой меня ожидает сюрприз.

В моем ящике оказалось много писем. Из автосалона бухгалтерша писала, что не может найти смету, которую я подписывал у шефа. В другом письме мой хороший знакомый просил сбросить ему телефон базы отдыха в Широкой Балке, где я побывал в прошлом году. Пришлось реагировать.

Был спам, но было и одно особенное письмо. В графе "отправитель" стояло имя Ольги Новиковой.

Я нажал на ссылку. Письмо было совсем коротенькое, я прочитал его быстро. Задумался. Прочитал еще раз. Фамилия была мне незнакома... но женщины меняют фамилии, выходя замуж.

В послании говорилось: "Недавно была в нашем городе. Встретила пару знакомых. Твой электронный адрес мне дал один твой одноклассник. Как поживаешь? Напиши, если будет время. Оля".

Оля...

Я не виделся с ней почти шесть лет. Последний раз это произошло, когда она приезжала на Север к родителям, в новогодние праздники. Гостила пару недель. Шестого января, как раз накануне Рождества, мы случайно встретились в кабаке. Она была с подругой, я - с коллективом. Мы с мужиками отдыхали отдельным столиком на десять человек и вдруг вижу - что-то знакомое. Не сразу узнал. Оля была полнее, чем я ее помнил, но все-таки она хорошо выглядела. Услышал, проходя мимо, как она смеется. Когда вышли курить в холл, я подошел к ней, заговорил. Она меня вспомнила. Улыбнулась - эта встреча не была для нее неприятной. Мы беседовали минут пятнадцать. Из того, что она рассказала о себе, я понял, что ей не очень везет в жизни. Три раза замужем, без детей ... Договорились как-нибудь встретиться, поболтать в спокойной обстановке.

Так и не встретились.

И вот, проходит шесть лет, и я получаю это письмо. И это - в тот момент, когда я выбираю подарок для Леночки, которая как две капли воды похожа на Олю в юности. Странное стечение обстоятельств.

Мне в голову пришла идея. Я застучал по клавишам:

"Оля, привет! Спасибо за письмо. У меня все нормально. Отдыхаю на юге - вот выбрался в Новороссийск. Нам обязательно надо встретиться и поговорить как-нибудь... Скажи, ты помнишь, когда мы еще были вместе в августе ты вернулась с юга со своей сестрой, это было незадолго до нашей ссоры, перед выпускным классом? Ты привозила тогда с юга какой-нибудь памятный сувенир? Что-то особенное, может быть, на память от кого-то? Понимаю, что вопрос этот необычный и обещаю, что все объясню тебе чуть позже. Если ты вдруг прочитаешь это письмо сегодня, прошу тебя, сбрось ответ мне на SMS!"

Я приписал номер своего телефона и нажал "отправить".

Вышел на улицу.

Солнце стояло перпендикулярно над моей головой. Духота сразу навалилась неприятным контрастом после кондиционированного зала кафе. Хотелось пива. Держась в тени деревьев, я направился в любимый "Фламинго". Там, за деревянными столиками, отдыхали изнуренные жарой мужчины. Я заказал себе шашлык, кружку разливного "Невского" и сел недалеко от входа. Настроился на длительное ожидание, выложив перед собой мобильник... Конечно, маловероятно, что она вот так сразу ответит. И почему я тогда не спросил у нее сразу, что она привезла с юга? Теперь ей может показаться странным, что я спрашиваю о каком-то подарке двадцатилетней давности. Скажет "ненормальный". Или, еще хуже, подумает, что я до сих пор переживаю ту ревность...

Леночка, все же, удивительно похожа на нее. Выражение лица. Цвет волос. Взгляд. Когда в тот первый вечер в Дюрсо они с сестрой танцевали в баре, я наблюдал за ней. Она не просто понравилась мне. Хотя сначала я решил, что это обычная реакция мужчины на соблазнительно выглядящую девушку. Я смотрел на нее и не мог оторваться. Теперь я понимаю причину своего возбуждения. Я увидел в ней ту, о которой не мог забыть уже двадцать лет.

Теперь у меня был шанс узнать, что произошло тогда на юге. Сегодня я зайду к Леночке домой, приглашу ее к себе. Я сделаю все, чтобы она стала моей. С опозданием в двадцать лет.

 

 

 

 

 

- 7 -

 

Никакого SMS я не получил. Напившись пива и съев шашлык, я вывалился из бара и направился в книжный. До закрытия оставалось совсем немного времени. Купил книжку "Маленький принц". Таково было мое решение, под легким пивным хмелем.

Когда я подъезжал к поселку, на него опускались сумерки.

В домике, где жила Леночка с сестрой, горел свет. Я постучал в дверь, мне открыл Леха.

- О, привет, - сказал Леха как-то слишком дружелюбно. - А мы тебя не ждали.

- Я что, должен был спокойно пойти спать, забыв о вас?

- Заходи, заходи.

Я прошел на кухню. Я решил, что Леха пришел к Леночкиной сестре, но, похоже, я ошибался. За столом сидела сама Леночка. Ее щеки подгорели на солнце и румянились.

- А где твоя сестра? - спросил я.

- Сестра? - Леночка заморгала. - Так она же сразу после тебя уехала в Новороссийск. Вы с ней там случайно не встретились?

- Не встретились...

Я присел на стул. Заговорили о каких-то пустяках. Леха пытался шутить. Леночка хихикала. Я потянулся к бутылке вина, плеснул себе в стакан.

- Ну, рассказывайте, чем вы здесь занимались?

- Да ничем, - ответила Леночка. - А ты как съездил?

- Нормально. У меня для тебя подарок есть небольшой.

- А что за подарок?

- Книжка.

- Надеюсь, не философская? Пощади мой возраст.

Я выпил вино и налил себе еще. Поболтал в стакане.

- Представляете, - говорю, - меня уносит с двух стаканов. Неужели вино такое крепкое?

Леха усмехнулся.

- Стаканы пластиковые по пол-литра. Вот в чем секрет.

- Слушай, - сказал я. - Что вы тут оба выделываетесь? Я же все вижу.

Леночка опустила глаза. Леха сделал серьезное лицо, положил локти на стол.

- Раз ты все понимаешь, чего спрашиваешь? Мы же на юге.

В домике было очень душно. Захотелось выйти подышать наружу.

Я встал.

- Пойду. Поздно уже.

- А ты со мной не хочешь попрощаться? - сказала Леночка. - Я ведь завтра уезжаю.

- Очень хочу.

Мы с Леночкой вдвоем вышли на веранду.

- Он что, настолько сильно тебе нравится? - спросил я.

- Только давай не будем выяснять отношения.

- Просто хочу понять, что ты такое.

- Зачем вам это, доктор?

- Среди людей живу. Хочу понимать их поступки.

- И во всем обязательно должен быть смысл.

- Обязательно.

Она сложила руки на груди, зевнула. С выражением усталости и равнодушия.

- Не могу сказать, что он мне больше нравится. Вы, в общем-то, одинаковые.

- Так в чем же дело? Я думал, грешным делом, что у нас с тобой складываются какие-то отношения.

На ее милом лице появилась улыбка удивления.

- Какие отношения? Ты что с ума сошел?!

- Мы могли бы встретиться дома, в Мурманске. Разве нам не о чем говорить? Разве нам не интересно было вместе?

- Спуститесь на землю, товарищ! Дома у нас есть с кем общаться. К тому же, через год я поступаю и уезжаю в Питер.

В этот момент в моей голове зародилось подозрение. Леночка стояла передо мной, в сумерках. И теперь снова была похожа на приведение.

- И что же ты будешь делать одна в Питере? - спросил я.

- Как-нибудь, не переживай.

- Большой незнакомый город... А вдруг тебя там изнасилуют?

- Я сама кого хочешь изнасилую.

- А вдруг посадят на наркотики?

- Да нет, со мной этого не случится. Я мыслю трезво.

- А где же ты будешь там жить?

- Друзья помогут. Вон, у Лехи твоего там квартира есть.

Вот, думаю, как все удачно складывается.

- Ладно, - сказала она, - давай свою книжку, я на ночь почитаю.

- Не могу. Мне еще надо подписать ее для тебя. Отдам завтра.

- А во сколько ты зайдешь завтра?

Я кивнул в сторону дома.

- Он, я так понимаю, остается здесь?

Леночка промолчала, рассматривая ногти.

- Может, ты тогда сама зайдешь? - говорю. - Возьми машину, я заплачу.

- Хорошо, - отвечает Леночка. - Я завтра заеду утром.

- Ну пока.

Я зашагал по улице. Листья деревьев шевелились - начинался дождь.

 

 

 

 

- 8 -

 

 

Следующее утро. Время замирает.

Мы стоим под моросящим дождем, в нескольких шагах от нетерпеливого такси. На Леночке красная ветровка.

Подняв трубку к уху, я говорю:

- Оля?

- Привет, - отвечает голос в трубке. Знакомая "р" радует слух. - Сегодня утром прочитала твою электронку. Странное письмо!

- Ты можешь ответить, что это было?

- Подарок с юга?

- Да-да. Это была книжка?

Олин голос медлит секунду. Потом я слышу:

- Не было никакого подарка!

Как же так, думаю...

- Ало, ты где? - Олин голос волнуется.

- Я слушаю, слушаю.

- Не было подарка, - повторяет она.

Я оборачиваюсь и смотрю на Леночку. Та отвечает мне вопросительным взглядом: кто звонит?

- Никакого сувенира? - говорю я в трубку. - Вообще ничего?

- Послушай, - говорит Оля. - Я тебе хочу кое-что сказать. Неужели ты до сих пор думаешь об этом?

Я подыскиваю слова, но Оля опережает меня:

- Тем летом, когда мы поссорились с тобой... ты помнишь?

- Да-да, - говорю, - я помню.

- Не было подарка... и у меня не было никого.

- Как не было? Я знаю, что был. Я вчера... - я останавливаюсь.

- Что вчера?

- Нет, ничего.

Я вновь поворачиваюсь к Леночке. Та кивает на машину и стучит по часам пальцем: пора.

- Спасибо, Оля, - говорю я в трубку. - Нам обязательно надо встретиться и поговорить.

- Да, мы обязательно встретимся еще раз.

- Я был рад тебя слышать!

- Звони. Позвонишь?

- Да, я позвоню. Мы обязательно встретимся.

- Счастливого отдыха!

Гудки.

Я кладу телефон в карман, возвращаюсь к Леночке. Протягиваю ей книжку.

- Это тебе.

Она читает название: "Маленький принц". Открывает обложку.

- Подписал?

- Нет. Пусть останется так.

- Ну хорошо, - говорит она. - Спасибо!

Целует меня в щеку и возвращается к машине. Машет рукой:

- Пока!

- Пока! - кричу я в ответ.

Белая шестерка, задымив, уезжает.

Я остаюсь один под капающим дождем. Он явно усиливается. Странно: выясняется, что мне нравится не только солнце, мне бывает приятен и дождь. Я, можно сказать, почти фанат дождя.

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100