TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Повести и романы.
28.VI.2017

Борис Дьяков

     

Неисповедимы пути твои


Повесть

 

Глава 1. Начало.

 

Эта история началась в конце 60-х годов прошлого века… Да, кажется, она, для меня была всегда, и продолжается по сей день… И будет продолжаться, надеюсь, еще долго…

Выпускной школьный вечер подходил к концу. Мы стали самостоятельными людьми… Кто-то собирался срочно устраиваться на работу и освобождаться от родительской материальной зависимости. Другие выбирали наиболее престижные институты. Третьим хотелось пока дома: дурака повалять.

Мы, трое друзей, наконец, собрались вместе, едва ли не в первый раз за весь вечер. Нас все прозвали: «Три С»- по первым буквам наших фамилий. Я- Вячеслав Страхов- Страхил, Коля Свистунов- Свист, а Игорь Самсонов, наш заводила и командир- Сэм. Мы учились вместе с первого класса и постепенно годы совместной учебы перевели наши отношения в крепкую дружбу.

На выпускном вечере учителя не разрешили нам выпить даже «Шампанского» и мы стремились выскочить в скверик за школой, где были спрятаны в кустах и присыпаны песком несколько бутылок спиртного, на которые скинулись мальчики нашего класса. А потом ещё мы собирались идти на Красную площадь… На выходе из школы разревелась паинька Ирка Нефедова: она была очень чувствительной и покидала школьные стены в нервном расстройстве. Она и ещё несколько бывших одноклассников на скверик не пошли, а остальные заторопились поднимать настроение.

Выпить было не так уж и много, но не все и стремились к этому. Закусить приходилось только конфетами. Галдели, хохотали, пели…

Вот девчонки вдруг затянули, пританцовывая:

-Расцвела сирень в моём садочке,

Ты пришла в сиреневом платочке.

Ты пришла, и я пришел,

И тебе и менE- хорошо!

-Что это они запели? Почему- «мене»?- недоуменно спросил наш самый правильный и серьёзный Свист.

-Это из Аркадия Северного.- Ответил наш всезнающий Сэм.

Свист промолчал: он не слышал про Аркадия Северного. Не знал ничего о нем и я. А Сэм знал всё. В своё время он стал первым напевать Высоцкого, даже стал учиться играть на семиструнной гитаре. Ходил с отцом в театр не Таганке и посмотрел «Антимиры». Заставил нас посмотреть фильм «Вертикаль». А вот об Аркадии Северном он нам еще ничего не рассказал. Но сейчас нам было все-таки не до этого Аркадия…

-Охота вам идти на Красную площадь?- Спросил нас Сэм.- Выпили совсем чуть-чуть… Несерьёзно это всё как-то. Сегодня дома у меня никого нет: родители на дачу уехали. Пошли ко мне: посидим, выпьем.

-Зачем много пить обязательно?- Спросил наш непроходимый Свист.

-К тому же девчонки нас ждут. Смотри, как Ленка на тебя глаза пялит!- Это уже я вступил в разговор. Вообще-то Лена Цесарова Свисту давно нравилась, и он хотел бы её у Сэма отбить. Но у него разве отобьёшь?!

-С Ленкой я давно уже обо всём договорился. Mы ходили с ней смотреть фильм «До свидания, мальчики», и я ей сказал, что поступлю с ней, как главный герой с главной героиней (её там хорошенькая Наталья Богунова играла). Она согласилась… Я с ней созвонюсь, когда надо будет. Пошли ко мне!

-А что он сделал с Натальей Богуновой?

-С её героиней? Ну он её… оприходовал…

-Ах ты, гад! (Это Свист сказал Сэму.)

Ладно, мы пойдём к Сэму. Ведь он же Ленку пока не оприходовал!

Мы стали прощаться с остальной компанией, при этом нас уговаривали остаться и даже стыдили. Лена почти плакала, почему-то она подошла ко мне и тихонько спросила:

-Вы к Игорю пойдёте? Можно и я с вами?

-Извини, Лена! Если Сэм тебя не приглашает… Я не могу действовать за него…

-У нас секретный мальчишник, Леночка.- Подойдя сказал Сэм, поняв, о чем просила меня Лена.- Я тебе, подруга, завтра позвоню. Пошли, мужики!

Он схватил нас обоих под руки и властно потянул за собой…

Вот мы уже у него дома. Действительно, никого больше нет. Я вспомнил, что когда бы к нему мы ни заходили, родителей его мы не видели. Но судя по его рассказам, они большие люди! Отец- военный, полковник. Мама где-то в районо работает. На фотографиях, висящих на стенах, выглядели родители очень солидно и представительно.

Сэм деловито полез в холодильник и поставил на стол тарелки с сервелатом, сыром; быстро открыл шпроты. Потом откуда-то достал бутылку дорогого портвейна.

-Родители не будут ругаться, что мы это сожрём?- Спросил я.

-Я их в строгости держу. Садитесь, мужики, не стесняйтесь!

Выпили. С удовольствием закусили. Сэм заговорил:

-Ну, что? Повторим ранее уже озвученное… А именно: кто куда идёт? Ты не передумал в военное училище, Свист?

-Нет, не передумал! У меня отец- офицер, в январе сорок пятого успел на фронт. У меня дед на той войне погиб. Значит и у меня судьба c армией связана будет.

-Похвально! Очень даже похвально! Будущий герой! Генерал! Ладно, далее идем… А ты, Страхил, все-таки в вечерний институт поступить постараешься и работать будешь?

-Так надо! Родители уже на пенсии. Надо брать инициативу в свои руки.

-А ты знаешь, что у нас новый министр обороны: Андрей Антонович Гречко. В армии будут большие перемены. Тебя призовут в армию и с вечернего, скорее всего. Готовься!

-Значит, будем служить!

-Тогда напомню вам, желторотым, чего хочу я. Поступаю в один из престижнейших вузов Москвы: МИФИ. Буду усиленно заниматься и комсомольской работой, это поможет при поступлении в аспирантуру. Постараюсь на последнем курсе стать членом КПСС, это, чтобы наверняка стать аспирантом и защитить кандидатскую. Постараюсь потом остаться в МИФИ на преподавательскую работу. Защищу когда-нибудь докторскую, стану доцентом. Знаете сколько доцент сейчас получает с доплатой по ОНИРу? До 500 рублей… А потом… Нет, кем я потом стану, мечтать пока не буду… Вообще-то потом надо будет жениться… Невесту выберу соответствующую! Вот так!

-А как же Ленка?!- Хором спросили мы со Свистом.

-Уж, не думаете ли вы, оболтусы, что я соберусь на Ленке жениться? Не люблю я её! Конечно, получить от неё кое-что можно, если она согласилась на это, и условия ставить не будет.

-Оставил бы ты её в покое!

-А я её и не трогаю!

-Тогда так и объясни ей!

-Вот ещё, охота мне время на это тратить! Впрочем, побаловаться за счёт Пушкина, я готов!

-Ну, а что ты всё, Сэм, о КПСС вспоминаешь? Нам и комсомольская работа надоела! Обойдемся мы и без партии!

-Это ваша глубочайшая ошибка! Скоро вы поймёте, что старый Сэм прав во всём. Время наступает такое, что только партийный человек сможет сделать настоящую карьеру. Только партийные люди будут выдвигаться на ответственную и руководящую работу. Вот так!

Cвист пыхтел и молчал. А я решил поспорить:

-Знаешь, Сэм, после войны прошло уже много лет; жизнь наша постепенно улучшается. Я думаю, чтобы пробиться на хорошую должность и нормально зарабатывать, в первую очередь нужна хорошая голова…

-Давайте-ка вспомним наш сегодняшний разговор лет через пять, тогда и решим, кто прав.- Неожиданно твердо и резко сказал Свист.

-Молодец! Ты прав!- Ответил Сэм.- Действительно, давайте выпьем!

…………………………………………………………………………………………………………

Когда в школе учились, время текло как-то медленно. Как стал я работать и учиться в институте, время полетело быстрее. Не всё-то складывалось легко и хорошо… Поступил на работу в НИИ и учился на вечернем факультете МЭИ, собираясь стать инженером- электронщиком. Платили мало… Справедливости ради и успехов в работе было не слишком много, она казалась скучной и неинтересной. Текучка заедала… Правда в этом большом НИИ была сильная комсомольская организация и мы проводили спортивные соревнования, ходили на турслёты и т. д. Но зато «доставали» комсомольские субботники, ленинские уроки и пр. А после работы и учёбы, поздно вечером, надо было ещё и позаниматься. Утром же никак не мог проснуться…

Свист поступил в Черниговское Авиационное училище, писал редко, приезжал только летом, и то- ненадолго. В редкие наши встречи, глядя в его застывшие светло голубые глаза, я понимал, что он сильно скучал по Москве, по прежней жизни.

А Сэм рос… Крепчал… Повышал свой уровень… Учился в МИФИ… Но об этом позже…

 

Глава 2. Треть века спустя

 

Я проснулся от звонка в дверь. Кого это черт несет? Ох, как противно… Запой продолжается уже много дней… Я чувствовал, что меня сейчас вывернет, а тут кто-то в дверь надумал звонить! Спустил ноги на пол и задел бутылку… Пиво! Оставалось еще граммов триста! Я прижал горлышко к губам… И тут звонок повторился…

Я влил теплое пиво в себя и стал ждать: не рванется ли оно обратно?! С полминуты прошло в борьбе, но мой потрепанный организм выдержал… Стало легче. Встал, сделал несколько глубоких вдохов… Понемногу сознание возвращалось. Я поплелся к входной двери… Бывшая жена, что ли приехала? Открыл…

Через порог шагнул стремительно Свист. Он по ротфронтовски прижал кулак своей правой руки к плечу:

-Салуд, Страхил!

Прошел дальше- в комнату. Осмотрелся. Одного взгляда было достаточно, чтобы увидеть множество больших и маленьких бутылок на полу. На столе несколько хлебных корок, пустая банка из-под соленых огурцов… Справедливости ради, беспорядок не такой уж сильный: я почти не трогал прочих вещей, использовал только стол, диван и холодильник (на кухне). Ну, конечно, пустые бутылки совершенно портили картину…

Свист подошел ко мне и без замаха ударил под дых… Я скрючился и проклятое пиво, наконец, вырвалось наружу. Друг ухватил меня пятерней за волосы, выпрямил и опять несколько раз ударил. Кажется я потерял сознание… Очухался на полу, потом раскачиваясь из стороны в сторону приподнялся, но встал с трудом.

Свист опять сделал попытку нанести удар, но я, собрав воедино все свои физические возможности, ушел с линии удара и проводил его кулак своей ладонью.

-Ух, ты! Не совсем еще потерял реакцию, старый крокодил!- Сказал он удовлетворенно.

-Хватит бить, а то- сдохну… -промямлил я.

-Я разберусь.

-Все равно, я всегда был сильнее. Выправлюсь и разобью тебе морду.- Настаивал я.

Помолчали. Я с тоской думал о пиве. Взглянул на сумку Свиста, стоящую у входа в комнату. Может, там что-то есть?

-Зачем пришел?

-Друг не был у тебя почти год, а ты спрашиваешь: «зачем пришел»? Если пришел- значит нас с тобой ждут важные дела.

-Я еле жив… Но расскажи, какие дела? Я давно не при деле.

-Пропиваешь все, что осталось? Сыну денег не высылаешь?

-Бывшая женушка работает главбухом, зарабатывает много. Все, что у меня оставалось ценного, я им отдал… Так, зачем ты пришел?

-Надо месяц хорошо поработать. Тем более, кажется, нам обоим в последнее время не везло…

-То, что мне не везло, видно хорошо по мне и по моему жилищу. А тебе-то почему опять не везло?

-Я не стал богат, имею старенький «Жигуль» и не имею постоянной работы. И есть много людей, желающих меня поиметь. Но хватит болтать: через два дня мы должны приступить к работе, если выполним ее удачно, то через месяц получим на двоих десять тысяч баксов, что совсем неплохо. Поделим поровну- видишь, какой я добрый и честный.

-Да, для меня пять тысяч баксов- совсем неплохо. Но почему ты выбрал меня?

-Надо Сэму помочь, Страхил. Иди в душ, приведи себя в порядок…

Я двинулся к ванной, но пошатнулся. Повернулся к Свисту и взмолился:

-Если у тебя есть что-то спиртного, дай мне. Или я упаду…

Свист крякнул, махнул рукой и пошел на кухню. Пару минут возился там, потом позвал меня. Я вошел и увидел, что столик вытерт мокрой тряпкой, а на нем находятся маленькая бутылочка коньяку, гроздь винограда и лимон. Он мгновенно налил сто граммов в стакан и придвинул ко мне фрукты. Я, стараясь не нюхать, выпил и вцепился зубами в лимон. Наконец, коньяк «лег на желудок» и теперь можно было попробовать виноград. Кажется неплохо, сейчас полегчает… И тут я заметил, что Свиста рядом нет, а в ванной течет вода. Я поплелся туда… Он сказал:

-Подготовил тебе ванну. Лезь, приводи себя в порядок, старый хрыч.

Я повиновался… Он мне в ванну воды напустил, но она холодна. Добавил горячей, лег… Неплохо! Выпитый коньяк помог, но, конечно, ненадолго. Скоро опять начнет ломать. Почему же он нашел меня? Ах, да- Сэму помощь потребовалась. Помнит старое!? Когда мы с ним встречались последний раз?

В ванне я всё-таки задремал и проснулся только, когда вода стала холодной. …Я еще постоял немного под душем, тщательно вытерся, оделся в чистое и пошел на кухню. Там вкусно пахло. На плите стояла большая кастрюля, в ней варилась курица.

-Это, чтобы ты в себя окончательно пришел. Пить больше не будешь.

Я ел наваристый суп, жевал с неохотой куриное мясо и думал о том, что Свист в последнее время уже стал моим командиром. После увольнения из армии он занялся охранной деятельностью и перетянул туда и меня. Нашли хорошую фирму, получили лицензии на охранную деятельность, набрались опыта. Ездили, как правило, в паре, сопровождая ценный груз; занимались личной охраной и многим другим. Денег стало больше, но… моя жена ушла. Тогда я и начал срываться и иногда запивал. В таких случаях работа со Свистом прерывалась. Порой надолго...

Что за работу он сейчас нашел для нас?

-Завтра все тебе расскажу. Сегодня ты должен подавить тягу к спиртному.

После супа потянуло полежать, общее самочувствие улучшилось. Я пытался расспросить Николая, как он поживал последние месяцы, не женился ли?

-Завтра, завтра… И хватит пить. Теперь будешь работать. Я больше не выпущу тебя. Начнем новую жизнь. Должны же мы доказать, что мы сильные. Что мир принадлежит и нам тоже.

Утром он вытащил меня на пробежку, но я еще двигался неважно. В парке, уйдя поглубже, чтобы никто не видел, попробовали провести спарринг. Здесь я уже выглядел весьма прилично. Пару раз, помня его приход ко мне, я прилично ему «съездил». Он только улыбался… Рад, что я прихожу в себя. Да, наверное, нелепо выглядели сейчас два пятидесятилетних «хрыча».

Потом несколько раз уже дома принимались отрабатывать удары и защиту от них. Работали с оружием (это, конечно, были деревянные и резиновые макеты). Вечером я еле добрался до дивана… А в промежутках между разминками я ел свою курицу. И слушал некоторые подробности о предстоящей работе, которые очень неохотно растолковывал мне Свист. В общем, кого-то будем охранять по просьбе Сэма.

Следующим утром друг опять меня разбудил и сказал, чтобы я привел окончательно себя в порядок и мы скоро выходим. Я побрился, принял душ… Пожалуй, готов.

-Можно идти.- Сказал я.

-Я звонил туда с мобильного. За нами приедут только вечером...

Опять ждать! Ладно, буду отъедаться, Свист принес еще кое-что из съестного.

Вечером пошли на улицу… Быстро заскочили в неприметный «Жигуленок» и тот рванул с места в карьер. Ехали очень долго, петляя по Москве. Свист явно следил: нет ли за нами слежки. Вдруг он остановился в замусоренном дворике и мы быстро пересели в тяжелый джип, где нас ждали. Ехали еще с полчаса, оказались почти на МКАД.

 

Глава 3 Моя армия (Время, назад!)

 

Прошло три года уже со времени школьного выпускного вечера. Я учился на третьем курсе вечернего отделения Московского Энергетического института… В моём НИИ, после года дуракаваляния, для меня нашлась хорошая работа, и я стал стремительно двигаться вперед: сделали меня техником, потом старшим техником… Но «абзац» подкрался незаметно…

Министр обороны Гречко А.А. резко повысил число набора молодёжи в армию: был уже ввод войск стран Варшавского Договора в Чехословакию в 1968 г., произошёл тяжёлый военный конфликт с Китаем из-за острова Даманский, и не только из-за него. Родине нужны были новые солдаты…

Я получил повестку в военкомат на медицинский осмотр и пошёл без особой боязни, взяв с собой справку с места учёбы. Врачи обследовали каждый сантиметр моего тела и признали годным к строевой службе. То же самое ожидало и других призывников. Но я ещё не отдал свою справку из института…

Потом всех вызывали в комнату, где заседала призывная комиссия. Дошла очередь и до меня, я был поставлен на коврик перед светлыми очами пятерых членов комиссии.

-Ну, что, сынок! Пора в армии послужить.- Мирно и бодро сказал военком.

Я подшагнул вперед и положил на стол комиссии справку из института.

-Не сметь сходить с коврика!- Крикнул военком. Он схватил справку, пробежал её глазами.-От воинской обязанности хочешь увильнуть?! Не выйдет! Под суд пойдешь! Справка нам твоя не нужна! В районе недобор! У нас с Китаем граница голая! А ты- трусишь и жульничаешь!

-Дайте, хоть весеннюю сессию сдать.- Промямлил я.

-Никаких сессий! Три дня на сборы! Так и запишите ему в новой повестке!

В подавленном состоянии я двинулся домой…

…Мама принялась плакать, отец полез в шкаф за сердечными каплями. Я старался родителей успокоить, но- тщетно… Обсудили, наконец, кого приглашать на проводы, что покупать… Потом я извинился и сказал, что мне надо зайти к Сэму.

Сэм, услышав новость, покачал головой:

-Вот беда, отец в отпуск отбыл… Может он смог бы помочь… Может отсрочку дали бы до осени, хоть бы сессию сдал…

-Нет, служить, так- служить…- И я поставил на стол две бутылки «Варны».

Сэм полез за рюмками, потом внимательно посмотрел на меня:

-А Свисту ты телеграмму дал?

-Что толку от телеграммы? Кто его ко мне на проводы отпустит?

-Свист, когда надо,- настырный. Отпустят! Ладно, давай по рюмочке и беги на почту…

…На проводы Сэм пришёл с Леной, а я пригласил Наташу с работы. Пришли и кое-кто из родственников.

Лена сильно похудела, смотрела на всех грустными глазами, почти всё время молчала. Курила… Сэм, при каждой нашей встрече, рассказывал, что жениться он не собирается, что Ленку он не любит, да и в постели она слаба… А вот одна его сокурсница- ух, жЭнщина…

Наташка тоже в основном молчала, и наверное жалела, что пришла… У меня с ней ничего не было; так, ходили в кино вместе иногда… Вообще-то она мне нравилась, но я никак не мог растопить её сердце. Она каждый раз твердила мне:

-Ты пороха не выдумаешь! Меня завоюет герой или сумасшедший…

В разгар этих грустных проводов, вдруг в дверь позвонили. Я пошёл открывать… В дверях стоял Свист… Мы сжали друг друга в объятиях.

Появление нового человека вызвало оживление. Выпили. Свист достал из портфеля две бутылки водки.

-Мне в фужер, пожалуйста, налейте!- Сказал он.

Свист выпил фужер потом ещё один, но внешне не было заметно, чтобы он захмелел. Я рассматривал его… Да, друг с каждой встречей становился всё увереннее, всё мощнее. Скоро будет офицером… Мы пошли покурить на балкон. И тут Свист заговорил:

-Как плохо, что тебя призывают! Столько горячих точек! Ну, в Чехословакии дело идет на лад. Но с Китаем может быть война… Я знаю, что такое- армия… Тебе тяжко придется…

-Кажется, наш завтрашний призыв отправляют на Дальний Восток…

-Значит попадешь на границу с Китаем… Эх, как всё неудачно получилось… Как всё это не во- время… Как мы мечтали три года назад! Ох, как всё может быть скверно…

Мы с Сэмом с удивлением смотрели на Свиста. Всё-таки окосел курсант от выпитого! И он вдруг заплакал, как ребёнок, и стал матюгаться через каждое слово, и плевать стал с балкона вниз…

-Плохо, плохо! Много горя впереди у нас будет!- (Каким прозорливым Свист оказался!)…

…Наступило утро. Пора было ехать на призывной пункт… Провожать меня поехали только молодые. Нет, вспоминать момент прощания и сейчас тяжело… Не буду…

Правда, порадовал Свист: он совершенно успокоился и успокаивал меня. А Сэм перед этим успокаивал моих родителей и моих родственников.

Наталья, едва сдерживая зевоту, сказала, что пойдет на работу. Слегка коснулась губами моей щеки, схватила за руку Ленку и они исчезли… Ребята в последний раз сжали меня в объятиях…

-Постарайся в армии в КПСС вступить!- Шепнул мне на прощание на ухо Сэм.

-Ни перед кем голову не склоняй!- Крикнул Свист.

…Нужна мне шибко эта партия; а уж голову-то я не склоню!- Думал я, когда самолет нес призывников в Хабаровск…

В то время дедовщина в армии ещё не достигла нынешних колоссальных размеров. В одной- двух батареях, где собрали ребят с образованием до восьми классов, встречались случаи рукоприкладства со стороны старослужащих, но в батарее, где служил я, в целом, было неплохо. Трудно было, конечно, вскакивать рано утром с командой: «Подъем!» и бежать кросс 3 км. в тяжёлых сапогах… Потом помывка холодной водой (по пояс) и завтрак: перловая каша с салом и два куска хлеба с 20 граммами сливочного масла; жёлудёвый кофейный напиток. Потом занятия физо (перекладина и пр.) и технические занятия (нас обучали на командиров тренажёра ПТУРСов). Обед: кусок селёдки или капустный салат, очень неплохие борщ или щи, потом опять каша с салом, или иногда макароны по-флотски; компот или кисель (овощи мы зарабатывали сами: бойцов, вместо обучения, периодически отправляли работать на овощную базу, была в полку и своя свиноферма). После обеда отдыхать не давали: опять физподготовка или технические занятия, или строевая подготовка. Наконец, ужин- каша с салом. Потом, вечером, самоподготовка, чистка сапог на утро, подшивка подворотничков, помывка и т. д. … И так изо дня в день. Я ел очень много, но быстро похудел на 7 килограммов.

Взводом пока командовали два сержанта, а командир взвода- старший лейтенант- сдавал экзамены в военную академию. Был в штате ещё и зам. командира взвода- старший сержант Семенихин, но он был в отпуске.

И вот настал день, когда старший сержант появился… И начались мои нелёгкие приключения.

Семенихин был невысок ростом, но широкоплеч. Мускулы у него топорщилась под гимнастеркой.

-О, богатырь, прибыл!- Приветствовали его другие сержанты.

Сразу после отбоя Семенихин крикнул:

-Четвёртый взвод: подъём! Построиться!

Вообще-то после отбоя могут поднять только в случае сигнала: «Тревога!», но для старшего сержанта законы не были писаны.

-Приспустить трусы! Буду проверять, как вы подмываетесь на ночь!

Большая часть построившихся трусы покорно спустила. Я и ещё несколько человек, стояли, не трогая бельё. Семенихин шёл вдоль строя, заставлял бойцов поворачиваться задом и наклоняться. Делал замечания, а кругом покатывались от смеха другие сержанты и лежавшие на кроватях солдаты других взводов.

-Почему не спустил трусы?- Взревел Семенихин, увидев меня.

-Вы не имеете права проводить медицинский осмотр, товарищ старший сержант.- Сказал я.

-Я здесь имею право делать всё! На гауптвахту захотел?- Рычал зам. комвзода.

-Не будем раздеваться!- Поддержал меня Паша Никитин из Москвы.

Кажется, Семенихин немного растерялся…

-Спорить вздумали?! Я из вас дурь вышибу!- Но голос его теперь звучал немного неуверенно.- Взвод! Отбой!

С тех пор я стал врагом Семенихина, часто чувствовал на себе его ненавидящий взгляд. То же самое испытывал и Паша Никитин. Справедливости ради, Семенихин не пытался идти напролом, видимо, ждал подходящий момент… Да, и служить- то ему оставалось всего полгода…

 

Глава 4 Служба в армии продолжается

 

… Но однажды для старшего сержанта Семенихина подошло нужное время. Нас, несколько человек, направили работать на овощную базу, зарабатывать овощи для полка. В одном из цехов давили смородину, мне разрешили налить солдатскую флягу соком из смородины. Я подумал и засунул во флягу несколько кусков сахара из заначки. Потом попросил сахара у ребят:

-Завтра вина выпьем!

Утром, после «подъёма», я почувствовал специфический запах «наливки». Но надо было уже бежать кросс. Когда прибежали обратно в казарму, то около моей койки стояли дневальный и старший сержант Семенихин. На полу растекалась лужа моего самодельного вина… Это дневальный, проходя мимо, почувствовал запах и открутил крышку… Почти всё содержимое рванулось наружу…

-Идём к командиру дивизиона, алкаш…-Сказал Семенихин.

Командир дивизиона пришёл с больной головой, от него несло перегаром. Он взял у Семенихина флягу и выпил остатки:

-Хорошо, но мало… Какие предложения, Семенихин?

-На гауптвахту его, товарищ майор…

-Хрен с ним! На «губу» его, на десять суток! Но наливку сделал неплохую…

Сопровождал меня на «губу» незнакомый младший лейтенант и двое дневальных.

-Тяжело тебе там придется.- Сказал лейтенант.- Бить будут. Лучше покажи им, что ты не трус. Ответь! Иначе будут каждый день бить, могут и изнасиловать.

…Два помятых сержанта рассматривали меня. Кажется, они были довольны: я не выглядел слишком здоровым. Потом повели меня в камеру. Это было холодное, затхлое помещение. Я перешагнул через порог и тут же получил сильный удар по затылку, сержанты принялись меня обрабатывать. Но я за свои двадцать лет успел позаниматься самбо и даже карате и, приняв боевую стойку, нанёс несколько сокрушительных ударов. Один из них отлетел в сторону и ударился спиной об стену, второй сел на пол.

-Ты, что, гад, на сержантов руку поднял? Да мы тебя уроем!

Однако, ко мне больше не полезли, а оба вышли. Через несколько минут ко мне в камеру ввалились два стройбатовца, попавшие на «губу» ещё до моего появления. Они были невероятно обросшие и грязные. Стройбат, это стройбат! Долго смотрели на меня пропитыми глазами, потом завели беседу:

-Нам сказали: тебя, чмо, придавить, как следует. Давай договоримся: будем тебя бить не больно, а ты не сопротивляйся…

Я не согласился… Неохотно потолкались… Я пару раз, как следует врезал… Стройбатовцы постучали в дверь и попросили, чтобы их выпустили… Потом сержанты пришли с предложением:

-Ты нам денег достань, мы тебя трогать не будем.

Я подумал и написал записку Паше Никитину: не могут ли ребята прислать немного денег? Один из сержантов записку отнёс во взвод, потом вернулся и сказал, что ребята собрали 10 рублей. Северокорейская водка стоила в магазине 2 руб. 50 коп. Сержанты несколько успокоились…

Десять суток ареста кончились, я вернулся в казарму. Ребята смотрели на меня, как на героя. Служба продолжалась… Старший сержант Семенихин, в открытую, переодевшись в тренировочный костюм, ходил купаться. Обо мне он, кажется, решил забыть. Нами занимались другие сержанты… Впереди были холоднющие дальневосточные зимы, летняя сильнейшая жара, чрезвычайно болезненные уколы от энцефалита и т. д. Странные воспоминания остались от армии… Да, физическую форму нам подтянули, хотя те, кто слишком хорошо устроились, начали в армии сильно пить. Да, нас учили обращаться с оружием, с техническими средствами и т. д., но и многократно отправляли работать на овощную базу, или на поля: убирать урожай… Летом, из-за плохой подачи воды в казармы, начиналась повальная дезинтерия… Мы прекрасно видели, как сильно пили офицеры, особенно молодые. В Хабаровске, в ту пору, были большие проблемы с жильем у офицерского состава. Настроение у многих военнослужащих было неважным. Не складывался и межнациональный вопрос: случались драки между бойцами разных национальностей нашей огромной страны. Иногда казалось: плохо нам будет, если начнётся война…

Всё это время я, конечно, переписывался с родными и друзьями. Ну, с родителями и другими родственниками это получалось хорошо, а вот Наталья на мои письма не отвечала… Трудно давалась переписка с друзьями: иногда они писали, но чаще забывали… Сэм продолжал повышать свой уровень, а у Свиста, чем ближе было окончание учёбы в военном училище, тем больше прибавлялось забот… А отпуск мне не дали, потому что была в моём послужном списке на службе: гауптвахта…

За год до окончания службы командир полка организовал чемпионат по борьбе и боксу, пожалуй, для меня, за всё время службы: самое интересное событие. Я принял решение принять участие в соревнованиях по вольной борьбе: опыт был. И неожиданно я победил… Хотя и было очень тяжело. После этой победы я получил разрешение в редкое свободное время посещать занятия в спортроте. Там я увлёкся новым видом (для меня) борьбы: «Русский стиль» Алексея Кадочникова.

Но время шло, и бравый солдат Страхил в конце концов увидел стремительно приближающийся дембель…

 

Глава 5 Дембель. Возвращение в Москву.

 

Ура! Дембель!!! Снова самолёт, девять с половиной часов перелёт! Такси… (не на электричке же трястись!). Москва… Кажется, родной город совсем не изменился… Вышел у метро «Таганская». Теперь на метро, до дома…

Обнял родителей, мама заплакала от долгого ожидания, начались долгие расспросы… Но, впрочем, во многих семьях было тогда такое… Пропускаю часть воспоминаний…

…Когда проснулся утром, принялся звонить Сэму (нам поставили телефон пару месяцев назад!) Последовал обоюдный взрыв эмоций и мы договорились о встрече вечером на нейтральной территории. Сэм обещал какой-то сюрприз.

Встретились в кафе, а вот он- сюрприз: появился и Свист в штатской форме! Он, как раз, получил несколько дней назад лейтенантские погоны, и сейчас уточнялось, когда и куда он двинется для несения дальнейшей службы. И несколько дней отпуска Свист получил.

Выпили, потом ещё раз выпили, и снова выпили… От меня потребовали подробного рассказа.

-А мои письма не читали, что ли?

-Мельком читали, но уж всё позабыли

Я стал рассказывать, при этом продолжались возлияния. Внимание слушателей рассеивалось…

-Теперь о себе расскажите…

-Я всё расскажу.- Сказал вдруг Сэм.- Я буду констатировать факты!

Я ещё раз внимательно рассмотрел друзей: Сэм прибавил в весе, выглядел очень серьёзным; а Свист как будто бы постарел, ибо заметно поредели волосы на макушке, и много было седины (это в 23 года!). Зато Свист был мускулист и сухощав. И тут Сэм начал:

-Так, что мы имеем с гуся?! Жир! Ну, у меня-то всё хорошо! Вот, недавно красный диплом получил… Теперь, меня взяли инженером в крупный НИИ, уже намекнули, что мне надо продолжать комсомольскую работу, года через полтора меня выдвинут в освобождённые секретари комитета ВЛКСМ, а потом я быстро стану членом КПСС, а там…

-Неужели за всё время не было ни одного прокола?

-Кое-что всё-таки было… Я надеялся, меня примут кандидатом в члены КПСС, но меня кое-кто обошёл… Вы вообще в курсе, что вышло негласное постановление ЦК КПСС: в партию будут принимать только через комсомол и в основном- людей из рабочего класса? А карьеру сделают только партийные… Да, я ещё хотел поступить в аспирантуру, но и здесь один сынок меня обошёл… Родители мне не захотели помочь… Ладно, у меня всё и так хорошо… Переходим к Свисту…

-А что ко мне переходить? Про меня всё известно…

-Я итоги подвожу. Наши. Ты думаешь, у тебя всё хорошо?! Ну, кончил ты своё училище на «отлично», но служить будешь в тьме- тараканьей и дорастешь ты до капитана, правда, на пенсию тебя отправят майором. Вот радость-то! Говорил я тебе: в партию надо было вступать! Эх… оболтусы! У тебя, Страхил, вообще впереди всё неясно. Ну, окончишь, в конце концов, институт… а время-то идет! В партию быть принятым у тебя шансов очень мало, да ты в неё и не рвёшься. Дорастёшь когда- нибудь до ведущего инженера и- всё…

-Ты к чему всё ведёшь, Сэм?

-К тому, что я среди нас троих- главный! Всегда слушайтесь меня!

Но мы со Свистом чувствовали себя молодыми и здоровыми и весь мир находился у наших ног. Всё ещё впереди и мы были в центре мирового равновесия! Не будем мы слушать эту зануду- Сэма…

В то время мы не могли предполагать, что через четверть с небольшим века развалится огромная страна, жизнь будет преподносить отвратительные сюрпризы, а наша дружба перенесёт тяжкое испытание…

 

Глава 6 Жизнь летит стремительно…

 

Когда я вернулся из армии и позвонил Наталье, она сказала, что уже давно замужем и просила больше не звонить. Но через год позвонила сама. Сообщила, что развелась. Встретились, я спросил: кем был ее муж? Оказалось- рядовым таксистом. Он изобрел порох? Он- хорошо зарабатывал… Она больше не стала ничего объяснять… Потом мы начали жить у меня. Когда выяснилось, что она беременна, я предложил ей пожениться. Поженились… Родился сын. Но я понимал, что она меня всё равно не любит. Когда я стал в дальнейшем работать охранником и часто отсутствовал дома, мы с Наташкой еще больше отдалились друг от друга. В конце концов договорились, что жене и сыну я отдаю дачу, оставшуюся мне от родителей и буду по возможности помогать потомству материально. Моя квартира, после смерти моих родителей, осталась мне, впрочем, у Натальи было жилье, от ее родителей…

Ну, а после армии, сначала, я вернулся в прежний НИИ и восстановился в институте. А дальше пошло, как вещал Сэм... Накаркал … Институт я, конечно, окончил, но особого продвижения по службе не было. Когда попытался вступить в ряды КПСС (ради карьеры), находили различные предлоги, чтобы меня отфутболить.

Подошли горбачёвские перестройка и оттепель, но я так и не определил для себя линии поведения. А Сэм делал стремительную карьеру по партийной линии. Чего не скажешь о Свисте… Он не миновал Афган…

Когда приходилось встречаться с кем-нибудь из знакомых, то частенько происходил приблизительно такой разговор:

-У тебя сколько?

-190, и премия квартальная, 40%.

-А у меня 150, но премия ежемесячная, по 30%…

-Сидорову не повезло: всего 170 и никаких премий…

-А вот Машка в конторе сидит, ничего не делает, но у неё 140 и 40% ежемесячно и т. д.

Не об этом мы мечтали после окончания школы… Как-то всё было вяло и неинтересно. Зато в Политбюро царило полное единодушие. Какой-то анекдот я тогда слышал… Кажется: «На ХХХ съезде КПСС Леонид Ильич сделал доклад о том, что Коммунизм наступит в СССР по плану, в соответствии с решениями Партии и правительства.» Однако вскоре выяснилось, что дорогому Леониду Ильичу хватило и ХХVI съезда…

Приход к власти Андропова подхлестнул страну, народ стал надеяться на лучшее. Правда, шли разговоры о преследовании диссидентов (новое слово!), кажется проводились проверки в магазинах, кинотеатрах и пр., на предмет выявления людей, посещавших эти заведения в рабочее время. Правда, ни с одним таким человеком мне не удалось встретиться, наверное, это был миф…

Увы! Андропов пришёл не на долго… А Константин Устинович принялся проводить школьную реформу. Оказывается для общего счастья необходимо, чтобы детишки начали учиться с шести лет…

Я продолжал прозябать на свои 190, а Сэм медленно, но верно продолжал идти наверх: он отошёл неожиданно от комсомольской и партийной работы и занялся наукой. Скоро и защита диссертации… И тут пришло письмо от Свиста из госпиталя.

В конце срока службы в Афгане он получил тяжёлое ранение. Теперь предполагал уволиться из армии. Мечтал заняться мирным трудом. Он, наверное, плохо представлял, что придётся жить по директивам ЦК КПСС. Но и армейская жизнь, кажется, надоела. Не так она шла, как у его отца и деда.

Прошло несколько месяцев, и Свист прибыл в Москву. И снова мы- «три С»- собрались за столом. Поначалу разговор не слишком клеился у трёх друзей, в основном рассматривали друг друга. Сэм был с иголочки одет: импортный дорогой костюм, белая рубашка, элегантный галстук. Просматривалось начальственное пузико… Лицо выражало уверенность и спокойствие. Свист был худ и бледен, лысина разрослась, а остатки волос совсем стали седыми, но лицо, кажется, выражало удовлетворение. Я не выдержал и на себя посмотрел в зеркало. Довольно-таки ещё строен и спортивен, седины пока мало, но одет- так себе…

Мне показалось, что сейчас Сэм начнёт опять читать свои поучительные лекции и я сказал:

-Подожди, старик, надо Свиста послушать: всё-таки в Афгане почти 1,5 года был.

Свист начал рассказывать, но, как-то неохотно. Однако, по мере выпитого, язык у него развязался. Как и на моих проводах в армию, он заглотнул два фужера «Старки», но, вроде бы, и не был пьян, только глаза округлились и потемнели. Я ожидал, он будет рассказывать о схватках с неприятелем, но он, в основном, говорил о погибших товарищах. Как и много лет назад из глаз его потекли слёзы. Посыпались проклятия в адрес Политбюро, развязавшего войну. Я посмотрел на Сэма, лицо того было совершенно спокойно.

-Ничего, ребята, два месяца назад Горбачёв к власти пришёл, он молодой, энергичный… Старперов, отстранят. Я давно понял, что с Брежневским окружением каши не сваришь, вот и пошёл в науку… опять пошёл… я, собственно, из неё и не уходил. Сейчас Свиста на работу пристроим и давайте, вкалывайте оба, по первое число! Сейчас, те, кто с головой, быстро карьеру сделают, в хорошем понимании этого слова… И без партийности можно обойтись…

Только слушайте меня, я хвост по ветру держу, во- время подскажу: что, как и когда надо делать… А теперь давайте ещё по рюмашке…

Как изменился Сэм…

И опять, не смотря на заметные трудности в стране, ни один из нас не подумал, что великая страна- СССР- может через несколько лет развалиться. Нам тогда было всего по 35 лет и мы собирались двигаться вперед, вместе со своей страной.

 

Глава 7 На помощь к Сэму

 

Джип долго ехал, можно было вздремнуть, но не спалось… Я размышлял… Что случилось у Сэма? Я, конечно, долго пытал об этом Свиста, но он и сам почти ничего не знал. Нужны надежные охранники… Кто надёжнее старых друзей?

Нам уже было по 50 лет… Много?! После развала Союза в 1991 г. (да и до этого) судьбы наши складывались по разному. Но Сэму удавалось всё время двигаться вперёд, а мы со Свистом буксовали. Сэм защитил кандидатскую, но далее работать в той области не захотел. Он стал директором кооператива.

Я уже довольно давно развелся с Натальей, а Свист всё оставался холостым. Он, когда демобилизовался, пытался сойтись с Леной Цесаровой, но не выгорело: она продолжала любить Сэма… Вот у того всё было в порядке: с Ленкой он гулял несколько лет после окончания школы, потом выгодно женился на дочери начальника. Правда, та внешне была- так себе. Но родила Сэму двух симпатичных сыновей. В последние годы мы встречались редко, но в минуты откровений Сэм рассказывал о многочисленных победах на любовном фронте.

У меня самого несколько месяцев назад произошла романтическая история… Понравилась мне молодая артистка, видел я её в нескольких фильмах. А потом случайно узнал, что она играет в довольно известном Московском театре. Долго размышлял, и однажды пошел в театральную кассу. Купил билет на ближайшее число в первый ряд партера, на спектакль, где играла моя артистка. Долго приводил себя в порядок: стригся, подбирал одежду, кое-что купил новое… Когда, накануне выхода в театр, посмотрел на себя в зеркало, будучи при полном параде, и кажется слегка даже остался собой доволен…

Ждал с нетерпением начала спектакля, плюхнулся на свое место первого ряда, уставился на сцену и, принялся опять ждать… Спектакль начался, но Ольга не выходила. Но вот и она… Я уставился на нее во все глаза. Ах, старый черт! Неймется тебе… А Ольга уловила мой взгляд и сделала злое лицо, наверное, я ее раздражал и мешал сосредоточиться. Буду вести себя приличнее… Елки-палки, даже цветы не догадался купить! Совсем одичал…

Спектакль окончился, зрители вышли во двор, где стояли машины сотрудников театра. Я, проклиная себя за отсутствие цветов, стоял в сторонке и наблюдал. Артисты выходили один за другим. Вот показалась и Ольга и пошла к своей маленькой иномарке. Кто-то стал просить автограф, но она отрицательно покачала головой и быстро открыла дверцу машины. Тут она на секунду замешкалась и быстро обвела взглядом присутствующих. Мне показалось, что глаза Ольги посмотрели внимательно, но очень быстро, в мои глаза… Может я не зря пришел? Ольга дала газ.

Я стал регулярно покупать билеты на первый ряд и посмотрел все спектакли с участием Ольги. Каждый раз приносил цветы и в конце спектакля вручал ей. Она благодарила и улыбалась краешком губ. А я уходил и думал: как мне с ней познакомиться? Скорее всего у нее кто-то есть. Правда, из интервью следовало, что она одна живет с маленькой дочкой. Но ведь может быть какой-нибудь бой-френд? Ох, лучше не соваться… Или все-таки попробовать?

Решил пойти последний раз и принять окончательное решение. Дальше было неожиданное. По ходу спектакля Ольга прошлась по сцене и неожиданно выронила платок. Он полетел, как маленький парашютик, и упал к моим ногам. Я замер от неожиданности… Это был намек, разумеется платочек упал не случайно. Но я, бестолковый, остался сидеть, струсив и опустив глаза. Не подал Ольге ее платочек! Спрыгнул со сцены ее партнер, взглянул на меня зло, поднял платок, запрыгнул на сцену и отдал потерю Ольге. Я понял, что для меня наступила катастрофа… Ольга больше на меня не смотрела…

Дома я долго думал, что делать и надумал предпринять еще одну попытку. Решил пойти все-таки на еще один спектакль, написал письмо, в котором пытался дать объяснения. Приложил визитную карточку, которую недавно завел, и колечко с бриллиантиком. Все это положил в маленький конвертик. После спектакля вышел на улицу и встал недалеко от машины Ольги. Когда она вышла и зрители рванулись за автографами, я тоже подошел. Протянул конвертик, как для автографа и оставил его в ладони Ольги. Она посмотрела мне в

глаза удивленно, словно что-то хотела сказать, но я повернулся и пошел прочь… Интересно: колечко ей подойдет по пальцу? Позвонит ли она мне, увидев на визитке мой телефон?... Нет не позвонила… И у меня начался этот последний запой…

…Машина остановилась: «Приехали!»

 

 

Глава 8 Помощь другу продолжается

 

Я думал, что сейчас мы увидим Сэма, но нас провели по нескольким подворотням и закоулкам, быстро запихнули в новенькую иномарку, и машина рванулась вперед. Вот мы вырвались за пределы Москвы и водитель вытер ладонью пот со лба: кажется, нас никто не преследовал. Ещё час быстрой езды и мы свернули на просёлочную дорогу. Вскоре мелькнули деревенские дома и мы остановились, наконец, у одного из них, наиболее крепкого и большого. На крыльце показался человек: это был Сэм…

-Заходите, заходите, орлы. ЗдорОво, старые хрычи!- Мы обнялись.- Сейчас немного отдохнем и перекусим. Потом я отвезу вас еще дальше. Вам предстоит охранять женщину, с которой я вас скоро познакомлю. Я бизнесмен и мои конкуренты пытаются похитить ее, чтобы оказать на меня давление. Вы будете жить месяц в глухой деревушке и не выходить на связь! Иначе вас могут зафиксировать и найти. И смотрите, чтобы женщина никому не звонила, впрочем все ее телефоны я у нее отобрал. А я за месяц закончу все свои дела, и конкурентов можно будет не бояться. Когда приедем на место, у вас будет один сотовый для экстренной связи.

-А как же твои жена и дети?

-Я их давно в Болгарии спрятал, там никто не найдёт. Ну, расскажите, как поживаете?

Разговор продолжался, но довольно вяло. Я внимательно рассматривал Сэма… Да, и он постарел, и у него лысина и седина; брюшко всё продолжает расти, ноги стали какие-то тонкие… Самодовольное выражение соседствовало с тревожно бегающими глазами…

Наконец Сэм раскрыл кейс, лежавший на столе, там лежали два пистолета ТТ , а также боезапас к ним. ТТ- это хорошо, но я бы предпочел автоматы Калашникова.

-Берите, ребята… Разрешение на оружие я оформить, конечно не смог, но я уверен, что проколов не будет и с вами ничего не случится… Впрочем, вы можете отказаться…- Он внимательно и с тревогой посмотрел нам в глаза.

-А почему, ты всё-таки выбрал нас- совсем немолодых?

-Вы мои друзья, я в вас совершенно уверен. Да, и вы посильнее нынешней молодёжи… Ты ведь не развалился после своих запоев, Страхил? Но это риторический вопрос…

Сэм сказал, что его на людях надо называть- Шеф, чтобы все думали, будто мы не знакомы; показал нам, где взять кофе и чай, и разрешил пару часов отдохнуть, если мы устали. Обещал кое-какие подробности дополнительно рассказать на месте. Потом он ушел к своей спутнице. Иногда сверху доносились голоса, видимо разговор шел на повышенных тонах. А мне говорить не хотелось, дальняя дорога утомила. Выпил чай и прилег. Свист находился в задумчивости.

Когда Сэм и женщина, с закрытым капюшоном лицом, спустились вниз, уже было довольно светло. «Шеф» выгнал из маленького гаража старенькую «шестерку» и началось еще одно путешествие. Через час прибыли на место. Это была глухая деревушка, большая часть ветхих домиков стояли заколоченными. Мы проехали в самый конец, там была более или менее приличная хатенка. Сэм тормознул и просигналил. Тут же из дома вышла женщина.

-Знакомьтесь, это хозяйка дома. И ваша теперь хозяйка. Ее зовут Мария Николаевна. Раньше она работала много лет участковым милиционером, теперь живет здесь, занимается фермерским хозяйством. Я ее знаю много лет, она согласилась нам помочь. Слушайтесь ее, она здесь главная. Если будет нужна экстренная связь, то- через нее. Продукты доставлены, всем остальным она вас обеспечит.

Мы молчали. Как-то все весьма неожиданно. Но Мария мне на первый взгляд понравилась: симпатичная, крепкая женщина, лет 45-50-ти. Она приветливо нам улыбнулась и показала на дверь:

-Входите, гости дорогие.

Мы занесли вещи в дом и сели к столу. Я взглянул на женщину, которую мы должны охранять (она сбросила капюшон): это была стройная и красивая девушка, лет 27. Пожалуй, даже- очень красивая. Но на лице у нее сейчас блуждала недовольная улыбка. Видимо она ожидала более хороших условий. А здесь, конечно, не курорт.

Шеф дал последние инструкции, сказал, что в случае, если все пройдет хорошо, то будут хорошие премиальные. Мария при этом переступила на месте ногами и, кажется, что-то хотела сказать, но промолчала. Шеф оглядел всех внимательно и стал прощаться. Потом сказал, обращаясь к нам со Свистом:

-Таня тоже ваш начальник.- Он показал на нашу молодую спутницу.- Но помните, что потакать всем ее прихотям нельзя.

Он вышел, Татьяна за ним. Там они поцеловались, он сел в свою «шестерку» и уехал. Таня вернулась, и мы все еще раз внимательно посмотрели друг на друга…

Жизнь потом наступила довольно скучная. Мы со Свистом поселились на чердаке, там было довольно уютно. Внизу расположились Мария Николаевна и Татьяна, у каждой было по комнате. Были еще сени, где находилась и кухня. Удобства были во дворе. Правда, Шеф- Сэм оказывается успел организовать примитивный душ, только были проблемы с наливанием воды (надо было сначала достать ее из колодца, потом перелить в бак, предварительно подогрев). Я или Свист по очереди ночью дежурили на улице. Днем отсыпались. На такой работе и растолстеть можно. Иногда занимались боевым самбо, чистили оружие. Мария занималась приготовлением пищи и своим огородом (точнее- маленьким полем).

А вот Татьяна скучала, целыми днями валялась на кровати в своей комнате. Слушала музыку. Читала несколько привезенных детективов. С нами почти не общалась, даже ела отдельно, в своей комнате. Общая столовая, когда было тепло, находилась там, где кухня. Но один из нас всегда следил за улицей и днем, и ночью.

В деревне жили одни старики и к Марии в гости никто не заходил. Это нас вполне устраивало. Правда соседняя деревня, расположенная километрах в двух от нашей, была более населенная и там иногда просматривалась молодежь. Но им видимо сюда приходить было не интересно.

Еще километрах в пяти- в сторону- находилось село, где был продуктовый магазин и Мария ездила туда иногда на своем «Запорожце» (вы часто видели женщин на «Запорожце»?!). Но оттуда к нам тем более никто не приходил. Скука одолевала, но мы профессионально выполняли свои охранные функции.

Однажды я услышал, как Татьяна ругается с Марией. Прислушался: оказывается, гостья требовала привезти ей вина или, хотя бы, пива. Но Шеф строго-настрого приказал ничего спиртного не брать. Ссора постепенно заглохла.

Рядом протекала узенькая речушка, но в двух-трех местах она расширялась и было там что-то, напоминающее пляж: немного песка и гладкий бережок. Наступил уже июнь, пришла неожиданно жара. Однажды Татьяна вышла из своей комнаты в купальнике и с одеяльцем подмышкой и без предупреждения двинулась к речке.

В этот день дежурил на улице Свист, его ТТ находился под курткой и он обливался потом. Таня, ни слова не говоря, прошла мимо него и пошла к речке. Свист безропотно пошел за ней: недалекая прогулка разрешалась. Он только кивнул мне: следуй за нами в отдалении. Я ухватил свой ТТ, завернул его в первое попавшееся сухое полотенце и двинулся следом. Вот они остановились на пляжике, Свист сел в тенек, а Таня сначала расстелила одеяло, а потом шагнула в воду. Я следил за ними из-за кустов.

Потом эти купания регулярно повторялись. После завтрака, а потом- после обеда. Видимо, так Татьяна немного развеивала скуку. Свист сказал мне, что он будет сопровождать женщину к реке сам (он теперь командир), а я обязан вести охранное наблюдение издалека. Я видел, как мой напарник пытался с ней заговаривать, но она не очень-то на это реагировала. Мне несколько раз приходилось к ней тоже обращаться, она реагировала, как на младший обслуживающий персонал, который только отнимает у нее время.

Однажды, когда солнце грело особенно жарко, Татьяна взглянула на Свиста, а потом сняла лифчик. Он старался на нее не смотреть. С тех пор она регулярно загорала в одних только трусиках, а Свист для нее словно бы не существовал. Ну, что ж для нас это хоть какое-то развлечение. Мы считали дни. А вообще-то на природе работается хорошо. И в силу глубокой конспирации пока нет никакой опасности.

 

Глава 9 Охрана работает

 

Но неприятный случай все-таки произошел. Ребята из соседней деревни каким-то образом узнали о почти нудистском купании и неожиданно возникли из кустов рядом с Татьяной. Они громко смеялись и показывали на нее пальцами. Таня стала стремительно одеваться. Свист вскочил на ноги, а я бросился к ним на помощь. Не хотелось наружу вынимать пистолет, имея дело с местной шпаной. Ребята были под кайфом. Хорошо если это водка или дрянной портвейн, но ведь могли и наркотики достать.

Я подбежал во- время, ребята двинулись к Татьяне. Но вдвоем здесь, пожалуй, делать нечего. Я сунул Свисту свой, завернутый в полотенце, ТТ. Он видимо сам хотел заняться делом, но от неожиданности принял сверток. А я, дождавшись, когда первый кулак полетел мне в лицо, отбил его в сторону и обрушился на нападавших…

Кажется я был в полной форме, а нападавшие, подвыпившие ребята были мне не соперники. Я легко маневрировал и бил, бил, бил… Краем глаза я видел, что в случае моего промаха, Свист меня подстрахует. Прошло две минуты и нападавшие бравые ребята со стонами расползались в стороны. Они сыпали проклятия и пытались угрожать, но Свист с решительным видом тоже подошёл и мальчики очень быстро ретировались. Они поняли, что им лучше с нами дела не иметь.

Мои глаза встретились неожиданно с глазами Тани и я вдруг увидел в них восхищение. Она улыбалась, пожалуй, впервые за время нашего знакомства…

Вечером Свист подошел ко мне, когда я дежурил на улице.

-Танька, все время о тебе расспрашивает. Ты не вздумай на нее глаз положить…

-Вообще-то я слишком стар для нее. Лет двадцать разницы.- Сказал я и тут меня словно бы толкнуло что-то: до меня только сейчас дошло, что Ольга-артистка была ровесницей Татьяны… Кстати, Сэму столько же лет, как и мне…

Игорь словно бы прочитал мою мысль:

-У тебя есть твоя артистка. Во всяком случае, ты о ней думаешь…

Прошло еще несколько дней. За это время наша Мария успела слечь с радикулитом и нам приходилось со Свистом готовить самим. Татьяна выходила из своей комнатки смотрела на наши потуги, фыркала насмешливо и уходила обратно. Иногда она строила мне глазки и улыбалась. Но купаться сопровождал ее по-прежнему Игорь. Только время купания сократилось. Потом Мария стала постепенно вставать и опять начала готовить. Но надо было уже пополнять запас продуктов…

Можно было попросить Марию позвонить Шефу, но стоит ли поднимать панику из-за простого радикулита? Свист сказал, что будет ездить в магазин на «Запорожце» Марии. Я не возражал.

На завтра он уехал в первый раз. Взял с собой ТТ, а я караулил у входа в домик. Мария ушла к себе растирать поясницу. Из своей комнаты вдруг вышла Танька и села рядом со мной. Толкнула меня в плечо своим плечом.

-А ты еще ничего, старичок. И деревенских хорошо отделал, и видела я, как ты с напарником разбирался, на ваших тренировках. Силен! Ты женат?

-А какая, собственно, разница?

-Действительно, мне нет никакой разницы: женат ты или холост…

Она вдруг ухватила меня за руку и вонзила в нее свои ногти. Я вздрогнул от неожиданности. Татьяна засмеялась, вскочила и мгновенно нырнула в свою комнату. Из своей комнаты выглянула Мария и подозрительно на меня посмотрела. Я усиленно тер руку, следы от ногтей выделялись красными пятнами.

Приехал Свист, привез продукты. Татьяна снова выглянула:

-Пива привез?

-Одну бутылку…

-Ах, ты, охранник хренов! (Она допускала и более сильные выражения).

Я невольно взглянул на нее, будто в первый раз. Красивая девчонка! Но характер с норовом

Мы для нее- младший обслуживающий персонал… Еще немного и быдлом назовет. Только, что это она ко мне льнет? Не надо Свисту говорить об этом, он слишком честный, ещё обидится за Сэма- Шефа

Пару дней прошли нормально, потом Свист опять поехал в магазин. Мария копалась на своем огороде: пропалывала свои петрушку, лук, укроп… Кстати было у нее и довольно много кур, мы каждый день ели прекрасные свежие яйца. В свинарнике хрюкала упитанная свинка. Мы подсмеивались над Марией, обещали сделать свиной шашлык в день отъезда, она только хмурила брови…

Татьяна подошла и села рядом, тесно прижалась ко мне. Я не знал, что делать…

-Почему Свист зовет тебя Страхилом, Ты очень страшный человек?

-Так исторически сложилось… От моей фамилии…

-А мой Игорь- кто? (Поняла, что он наш друг!)

-Сэм…

-Ну, и смехотища! Сэм, Страхил, Свист…! Взрослые мужики, а с кличками! Хорошо, что нет Срулика! А почему, когда утром здороваетесь, кулак к плечу подносите и говорите «салуд»?

-Так в Испании интернационалисты приветствовали друг друга. Это было, когда еще до Второй Мировой войны в Испании начался фашистский путч. Только там они вместо «салют» говорят «салуд»…

-Да, плевать я хотела на ваши салюты и на твою Испанию. Конечно, пожить сейчас там я не отказалась бы, а лучше в Штатах, или где-нибудь на необитаемом острове, но чтобы дом был большой и со всеми удобствами, и слуг полно, и свой самолет, и море рядом, и ананасы на деревьях… А ты: Испания, Страхил… Так всю жизнь и будешь нищим или будут тебя, как цепного пса, нанимать: охранять таких дур, как я, и в конце концов пристрелят тебя… А сейчас пойдем на ваш чердак: я мужика хочу, все трусы у меня намокли…

Я сидел ни жив, ни мертв… Все, что Татьяна сказала, на этот раз прекрасно вошло в мои несовременные мозги. Что делать? Я свободен, и моя несостоявшаяся Ольга, находится где-то далеко-далеко… Да и может она уже вышла замуж? А рядом фигуристая Танька всеми телесами прилегла на меня. Свист далеко…

-Идем, или я скажу Шефу, что ты пытался меня изнасиловать…

-Почему бы тебе не подождать Игоря? Он богаче, перспективнее…

-Дурак! Ты мне понравился, не хочу я, никого больше… Не нравится мне давно твой Игорь… Пойдем, или я сейчас заору от боли… У меня кровь прилила…

Я уже не смог раздумывать. Схватив друг друга за руки мы мгновенно оказались на чердаке. Похоже Татьяна начала раздеваться уже на лестнице, наверху ей оставалось скинуть джинсы, а потом пресловутые трусики и она уже была вся голая. Не смотря на трагичность ситуации, я впился глазами в ее восхитительную фигурку. Она помогала мне сбрасывать одежду и вот мы завалились на мой топчан… Почему-то мне особенно запомнились ее неистовые поцелуи… Временами она покусывала мне губы, щеки, мочки ушей… Пол- потолок скрипел под нами, а внизу, кажется, ходила Мария…

Наконец наваждение кончилось… Таня лежала, свернувшись калачиком и содрогаясь всем телом. Ее кожу покрыла гусиная кожа… Я прикрыл девчонку одеялом и обнял. Так мы пролежали минут десять. Мне почему-то нравилось ее обнимать. Об обязанности охранника я забыл. Но скоро приедет Свист... Таня зашевелилась…

Мы спустились вместе. Мария взглянула на нас и фыркнула, сердито нахмурив брови. В руке она держала свое помповое ружье. На дворе тарахтел «Запорожец»…

Потом Свист пытался разговаривать с Таней, но она с совершенно счастливым лицом, отмахивалась от него. Он зло смотрел на меня…

 

Глава 10 Наваждение

 

Вечером Таня подошла ко мне и предложила пойти погулять по окрестностям. Я не знал, что делать, хотя прогуляться мне хотелось. Но надо предупредить Свиста.

-Я пойду с вами.- Мрачно сказал он.- По инструкции положено.

Я сказал об этом Тане, она радостно махнула рукой и сказала:

-Черт с ним, пусть идет…

Мне это совсем не нравилось, но- пошли. Свист шел за нами, Татьяна взяла меня под руку и всю дорогу заливалась соловьем. Я еще ни разу не видел ее такой радостной… Однако удаляться от дома было нельзя. Увидели впереди местных бабушек и дедушек и повернули обратно. Таня шепнула:

-Пусть он сегодня ночью на улице дежурит, а ты приходи ко мне…

Что делать? Не хватает еще девчонкой сильно увлечься… Все-таки решили, что будем общаться днем, когда Свист будет ездить в магазин.

-Я его каждый день буду посылать в магазин.- Шептала мне она.

Так и было. Каждый день мрачный Свист уезжал на «Запорожце», я со своим ТТ приходил с улицы и шел на чердак, а там уже находилась Танька, снимавшая с себя остатки одежды. И начиналось! Я старался иногда посматривать в окно, но Таня обычно обнимала меня за шею, и я не мог поднять голову. Но когда мы спускались вниз, у двери всегда сидела Мария со своим ружьем и качала головой.

Время летит быстро. Когда до конца срока нашего заточения оставалось всего два дня и мы с Татьяной обсуждали, что будет дальше, Мария неожиданно сообщила:

-Звонил Шеф, сказал, что ваш отпуск продлится еще на неделю. Он не успел закончить все дела. Зарплата соответственно будет повышена…

-Мария, дай, пожалуйста, мне мобильник: мне надо с ним поговорить.- Перебил ее неожиданно Свист.

-Я- бывший мент, дисциплина для меня- главное. Не было указаний давать вам телефон. Если нужно сообщить что-то- говорите мне, я сообщу, куда надо и что надо…

Мы думали… Дисциплина… Не заложит ли Мария меня с Танькой- Шефу? А Свист курил и зло пыхтел. Но, вот Татьяна! Она едва в ладоши не хлопала… Ей очень нравилось теперь, судя по всему, здесь находиться. Чем это я ее прельстил? Собственно, здесь мне уже и самому нравилось…

На следующее утро, когда Свист ушел на пост, а Татьяна еще спала, Мария подошла ко мне и села рядом, положила тяжелое предплечье на мое плечо.

-Ну, что, паря, запутался? Да у мужиков часто ветер в голове свищет. Ты не думай, я вас с Танькой не выдам. Но что дальше будешь делать? Деньги получишь и пропьешь? Свист мне как-то проговорился: любишь ты за воротник залить… Пропадешь ведь когда-нибудь. А хочешь, у меня здесь оставайся. Вместе фермерством заниматься будем. Мне сорок семь, а тебе- пятьдесят. Мы вместе дел еще наворочаем. Мне Шеф денег обещал столько же сколько и вам. Подумай! Пока можешь кувыркаться со своей девкой: я не ревнивая.

Ого! Вот, как дело-то оборачивается! Что-то я имею у женщин бешеный успех. Посмотрел на Марию, а женщина-то она- ничего. И личико симпатичное, и фигуристая, крепкая. Но… не для меня она. Впрочем, я еще и сам не разобрался, кто для меня.

На следующий день Свист все никак не ехал в магазин. Сидел мрачный и курил. Думал о чем-то. Татьяна залегла в своей комнатушке. Я сидел на улице на посту. Наконец Свист вышел ко мне.

-Значит не хочешь по-хорошему… Ведь друзьями были. Девчонку украл у Сэма… Он же тебе друг!

-Коля, мы что ж теперь уже не друзья? Ну не повезло Сэму с Танькой сейчас, потом должно повезти. С кем-то ещё… А вспомни Ленку Цесарову! И его семью в Болгарии.

-Чем же Танька тебе так приглянулась?

-А Сэму- то чем она приглянулась? Коля, я сам не знаю, что произошло. Могу только сказать, что Татьяна сама меня выбрала. Не любит она Сэма…Возможно это для него даже лучше. Ему только пятьдесят лет, у него еще многое впереди. Найдет себе другую девушку… Или- лучше: пусть от жены своей не бегает!

-Но ты-то, что думаешь? Неужели не понимаешь, что Шеф вас не выпустит, отомстит: тем более у тебя сын и бывшая жена в Москве остались. Он мстительный. Получите по первое число. Да и зачем тебе эта девка лёгкого поведения?!

-Да, Свист, дела мои сложные. Что делать: я не знаю, не решил. Скорее всего, Таня понимает, что ей нельзя уходить от Шефа.

Колька витиевато выругался и пошел к "Запорожцу". А я остался в глубоком раздумье. Подвернулась же проклятая работа! Правда, пить бросил... Мария, посмотрев на меня, пошла на свой огород. Я взял ТТ...

Из своей комнаты вышла Татьяна. Она была как будто встревожена чем-то, видимо понимала, что скоро уезжать... И какая тогда начнется жизнь? Она присела рядом со мной, впервые за все время положила голову мне на плечо. Мы долго сидели молча и она не звала меня на чердак. Несколько раз Таня осторожно целовала меня в щеку, и вид у нее был самый разнесчастный...

-Я уйду от этого... Сэма… но надо все сделать осторожно. Чтобы он нас с тобой не преследовал. Свист нас не выдаст? Вы крепко с ним дружили?

-Он был моим другом, но сейчас мы разошлись в разные стороны... Но предателем он не был никогда...

-Что бы ни случилось, я потом найду тебя. Пусть даже ты откажешься от меня. Я впервые чувствовала себя так легко и надежно, когда появился ты.

Я обнял ее, а она вдруг заплакала, горько и громко... Мы даже не заметили, как приехал Свист. Он взглянул на нас и зло плюнул... Таня ушла к себе...

Ночью дежурил Свист, а я лежал у себя и не спал. Не мог спать...

Наступило утро. Свист заметно нервничал... Потом он сказал мне:

-Поеду, пожалуй, пива куплю больше. Или водки… Надо же и нам немного расслабиться и бабам...

Он впервые здесь назвал женщин, "бабами". Что-то у него на душе творится?

-Ты же ночью дежурил, тебе надо отдохнуть.

-Нет, поеду. Надо выпить...

Он уехал и тут показалась заспанная Татьяна. Она подошла ко мне.

-Я вчера распсиховалась, а время у нас осталось всего дня два-три. Пойдем наверх.- Попросила она.

Я согласился, ухватил свой ТТ, сунул за пояс и мы пошли по лестнице. А где Мария? Ладно, не найдут нас враги, как не нашли раньше... Вот и мой топчан, мы стали раздеваться... Ох, какая хорошенькая, какая гладкая кожа, какие блестящие глаза, какой алый ротик! Кажется, я многое готов для нее сделать... Ах, Ольга, Ольга, неужели я стал забывать ту, о которой так долго мечтал!

Глава 11 Развязка

 

В этот день наши любовные игры затянулись... А вдруг это в последний раз?

Я услышал внизу торопливые шаги Марии. Что-нибудь случилось? Я хотел посмотреть в окно, но Таня изо всех сил прижалась ко мне. И тут снизу раздался громкий крик Марии:

-Тревога!- И грохнуло ее ружье.

Татьяна разжала руки, в ее глазах мелькнул ужас, а я бросился к окну, держа в левой руке ТТ. Упал у окна и увидел несколько вооруженных людей, лежавших на земле. Наверное, их испугал и положил выстрел верной Марии. С их стороны тоже ударили выстрелы и я услышал, как вскрикнула Мария.

Я мгновенно привел ТТ в боевое состояние, прицелился во встающих людей и нажал на спусковой крючок. Но выстрелов не последовало. Схватил второй магазин и вдруг меня, как током ударило: он был легкий. Через мгновение я понял: патроны были вынуты. Свист!!! Ты предал меня!!! Конец! Нет, есть еще ружье Марии. Я мгновенно, одним броском, оказался у лестницы, Таня плакала, сжавшись в комочек. Я спрыгнул вниз, почувствовал боль в ногах, но устоял. Мария лежала на полу, правая рука была в крови, кровь текла сильной струей. Быстро наклонился, схватил ружье (в нем еще должно оставаться шесть патронов), но тут же почувствовал, как мне в затылок ткнулся ствол. Я поднял глаза и увидел стоящего надо мной боевика. Все-таки поздно...

Сени наполнились вооруженными людьми. Внесли одного раненого, его подстрелила Мария. Мне стали вязать руки.

-Не надо!- Раздался повелительный голос. В помещение вошел, видимо, их командир...

А я, пожалуй, уже не удивлялся, что нас так лихо накрыли. Опытные люди нас искали! А вот и Таню полуголую стащили вниз, она только тихонько повизгивала.

-Перевяжите раненых.- Сказал Командир.

Потом он внимательно посмотрел на меня.

-Решил стрелять в новых хозяев России? За это полагается суровое наказание. И ты, старая сучка, свое получишь.- Это он сказал в адрес раненой Марии.

Я лихорадочно прокручивал в голове варианты возможных действий. Рано еще умирать... А Командир опять заговорил:

-Зачем, баба- дура, в нас стреляла, моего человека ранила?... Много заплатили, что ли? Ладно, вижу тебе сейчас плохо, потом я с тобой поговорю.- И он, наконец, посмотрел на меня.

-Мокруха мне не нужна. Посажу тебя, мужик, на героин. Да и бабу, пожалуй, тоже. Если сама не подохнет. По три укола- и достаточно. Сейчас- по дозе, а там доктор с вами еще поработает. Всего три дня... Я вам обоим даже денег оставлю, чтобы было, на что дозы покупать. Пока... А потом- уж, как получится. Я же вас даже в Москву потом доставлю, что бы было, где наркоту купить... А девку Игорька с собой заберём, потом отпустим, когда он рыпаться перестанет и дело мне передаст. Девка не пропадёт, пусть работает на панели. Пока сил хватит... Но вот что: пора двигать отсюда, пока местные жители тревогу не подняли... Стреляли- сказал он тоном Саида из "Белого солнца пустыни".

Командир кивнул, и ко мне двинулись двое здоровенных парней из его свиты, один держал в руке наручники. Я понял: меня повяжут, или так обработают, что я несколько дней и голову не смогу поднять. Да еще и уколют... Сколько всего боевиков? В комнате пять человек, а на улице? Но стрелять, похоже, Командир здесь больше не хочет...

Я получил здоровенный удар в солнечное сплетение и согнулся, как будто сражённый этим ударом... Но дыхание мне удалось сохранить почти в норме. А парни-то не выглядят высокими профессионалами. Видимо этому Командиру не хватало времени подобрать настоящих профи. Или деньги экономил... Пора... Я склонился еще ниже, потом оперся на левую ногу, "повесив" на нее всю массу тела и нанес удар правой ногой... Я еще не успел прочувствовать, как моя стопа вошла в живот боевика, а правым кулаком я уже наносил удар под сердце второго. Почувствовав силу противодействия тел противников, я совершил кувырок вперед через голову, и тут же своим телом опрокинул ещё кого-то. Грохнул выстрел, Командир глухо заорал: "Не стрелять!", а я уже успел захватить чью-то кисть руки, сжимавшую пистолет, и в следующее мгновение этот пистолет оказался зажатым в моей ладони...

Несколько долей секунды отделяло всех присутствующих от начала перестрелки, но тут раздался оглушительный крик: "Оружие на пол!" Крик был настолько страшен, что все замерли от неожиданности. На пороге стоял Свист, высоко подняв руки, в каждой ладони у него была зажата граната...

-Я что сказал: оружие на пол! Все сейчас без голов останутся...- Опять грянул его повелительный голос. Я услышал, как стволы гремят об пол... А вражий Командир стоял с растерянным лицом. Двое "моих" боевиков корчились на полу. А я свой пистолет из руки не выпустил... Окинул помещение быстрым взглядом и с удивлением увидел, что Мария, лежащая на полу, держит в левой руке маленький пистолет "вальтер". Она целилась в Командира... Преимущество явно перешло к нам... Но, что будет делать Свист?

-Надеюсь, все поняли, стрелять бесполезно! Обе чеки из гранат я выдернул... Давайте спокойно побеседуем... Но- быстро: у нас есть раненые.- Теперь он говорил почти обычным голосом.

Свист сел на пороге, выставив обе руки вперед. Ладони подрагивали, а вместе с ним и гранаты...

-Зачем вы влезли в это дело?- Заговорил, приходящий в себя Командир.- Скажите, сколько Самсонов обещал вам заплатить, и я заплачу в три раза больше. Он- жадный, а я щедрый, к тем, кто мне помогает.

Тут я вмешался:

-Не так все просто... Ты, мужик, сейчас садись и пиши, как ты нас хотел грохнуть, все подробности . И распишись... И запиши данные паспорта и реквизиты своей фирмы. Это будет наша подстраховка. Эту расписку я надежным людям отдам, и, если ты с нами что-нибудь потом захочешь выкинуть, то твоя расписка сразу в дело пойдет. Пиши, мужик!

Я взял его под руку и подвел к кухонному столу, причем прижал ствол к его боку, но никто и пикнуть не смел. Командир сел, он был бледен, как смерть, на лбу выступили крупные капельки пота. Я покопался на полке, над столом, и достал лист бумаги, потом положил его перед ним. Он потер ладонью левую сторону груди... Не хватает еще: помрет от такого пассажа... Он думал несколько минут, потом заговорил:

-Как хотите, а писать ничего не буду... Честь и у меня есть, своя честь... Хочешь- стреляй! Я не боюсь смерти... Даю слово, что не трону никого из вас и девчонку можете забрать с собой. Чёрт с ней...

Он достал из кармана сотовый телефон.

-Сейчас я вызову какую-нибудь местную скорую помощь для этой вашей бабы, а вы на "Запоре" тоже уедете за ней до больницы. И девчонку забирайте. И еще раз: даю слово, что не буду вас преследовать. Могу даже последовать с вами до больницы...

-Да, поедешь с нами.- Сказал Свист. Похоже, у Командира не было другого шанса.

 

Глава 12 Продолжение развязки

Боевики вышли на воздух, я сбегал и пригнал "Запорожец". Минут через сорок приехала машина с красным крестом. Врач осмотрел Марию, посмотрел подозрительно по сторонам. Командир подошел к нему и сунул в руку несколько бумажек, тот сразу вскочил и засуетился. Марию понесли к машине, а мы: я, Свист и Татьяна едва успели с ней попрощаться. Мария незаметно сунула мне в ладонь свой "Вальтер" и сжала быстро мои пальцы.

Потом, когда скорая уехала, нас трое и Командир сели в "Запорожец". Боевики побрели в сторону спрятанных в кустах джипов. Оружие им отдали: не будут же они в Командира стрелять! Хотя... Нет, обошлось... Наш маленький драндулет рванулся вперед. Я сидел за рулем, рядом со мной Таня, а сзади- Командир и Свист, сжимавший в ладонях гранаты. Мы с Татьяной успели привести себя в порядок. Командир все ещё держался рукой за сердце... Я гнал, чтобы боевики нас не догнали: им пройти до машин надо было с километр.

Проезжали мимо глубокого карьера, где раньше, наверное, песок добывали, Свист попросил остановиться. Он вышел и долго ходил по краю оврага, всматриваясь вниз: нет ли там людей? Потом бросил гранаты вниз и упал на землю. Два взрыва слились в один, вверх полетели комья грязи. Свист быстро вернулся в машину и мы продолжили путь. Выскочили на шоссе, ведущее к Москве, и Командир заговорил:

-Вы меня до Москвы повезете?

- Вы помните, что дали слово нас не преследовать?- Вступил в разговор я.

-Считай, что разговор на эту тему окончен. В какой-то степени я вам даже благодарен: я ведь хотел идти до конца... Хрен знает, чем бы всё это кончилось? Вы меня остановили- теперь спокойнее будет: умру в своей постели…

Таня сидела, опустив голову... О чем она сейчас думала?

-Если хочешь, я остановлю машину.- Сказал я Командиру.

-Останови. Скоро мои оболтусы будут здесь, подберут. После таких приключений можно инфаркт заработать.

Я затормозил. Командир вышел и обратился ко мне:

-А хорошо ты этим моим дурошлепам врезал, но шансов завалить всех пятерых, да еще и меня, у вас, пожалуй, не было. Хотя мужик вовремя со своими гранатами появился... Ослы, вы, ослы! Приняли бы мои условия и могли бы на меня много лет работать. Я своих хотел уже разгонять: лодыри, бестолочи; и крыса среди них завелась, и сливала обо мне информацию. Но- каждому свое. Прощайте...

Он повернулся и отошел в сторону. Я пустил наш драндулет в путь... Километра через три был неприметный поворот в сторону. Я и свернул туда, мы доехали до леса и я загнал машину в кусты. Надо было обождать...

-Пойдем, поговорим.- Свист потянул меня в сторону.

Таня осталась в машине.

-Я остыл, Страхил. Не держу на тебя зла. Ну и ты- хорош, и видишь, как получилось. Да, не имел я права сдавать тебя. Предал... Прости... В Афгане меня пристрелить надо было за это... Если хочешь- стреляй...

-Брось ерунду болтать. Расскажи лучше, почему удрал и патроны мои вынул?

-Вы с Танькой предали Сэма, мне за него обидно стало. Друг и любимая женщина… Я хотел ему позвонить и вызвать его, но Мария мобильник не дала. Тогда я решил уехать, ведь на нас вроде никто нападать не собирался и время нашей работы заканчивалось. Думал, приеду, найду Сэма, кое-что ему про вас расскажу, но не всё, а потом- пусть он за вами приедет и заберет. Патроны вынул на всякий случай: чтобы экцессов не было, когда Сэм прибудет. А то… В горячах дров можно наломать… Отошёл от дома на километр и думаю: а вдруг всё-таки на вас нападут?! У вас только карабин Марии! Рванул обратно и вижу, к дому, с тыла, лихие люди подбираются: явные бандиты. Я упал, пополз… Тут перестрелка началась… Когда я подобрался к дому, один бандит на улице остался, кейс в руке держал… Я его по голове тюкнул, кейс открыл, а там- оружие, гранаты, патроны… Тут я и начал…

-Ладно, Колян, и я тоже виноват... Давай побудем подальше друг от друга. Я сейчас думаю: как там Мария? Не захотят ли бандиты с ней разобраться? Какое, вообще, у неё самочувствие?

-Я тоже о ней помню…-Сказал Свист.- Вот, что: ты осторожно отвези Таньку в Москву и вы там где- нибудь затаитесь, заодно свяжись с Сэмом. Расскажи ему, что посчитаешь нужным… А я вернусь обратно, найду Марию в больнице. Потом приеду в Москву и найду вас с Сэмом.

На этом мы и порешили. Свист отдал мне патроны. Я хотел отдать ему «Вальтер», но подумал, что Мария доверила пистолет мне, и оставил его у себя.

-"Запор" давай здесь оставим: Мария денег получит от Сэма, себе еще машину купит. А теперь давай расходиться. На шоссе ходят рейсовые автобусы.- Свист повернулся и пошел в сторону шоссе. Пройдя метров десять, он повернулся, поднял кулак и сказал:

-Салуд, Страхил!

Я тоже прижал кулак к плечу. Потом повернулся и пошел к машине, объясняться с Татьяной. Она совсем раскисла. Предложил ей дойти пешком до шоссе, но она отказалась- сил не осталось. Пришлось часок подождать, потом я довел машину до ближайшей остановки, но автобуса не было, и я поймал частника. Довольно быстро доехали до Москвы.

-Поедем ко мне.- Сказал я.- Потом я свяжусь с Игорем.

Татьяна была безучастна. Значит можно и домой... А что если нас там ждут? Но бандиты не могут знать мой адрес...

Вот и дом родной... Сунул руку в карман, нащупал рукоятку "Вальтера" и осторожно пошел с Татьяной на этаж. Наконец ввалились в квартиру, и я запер дверь на все замки. Татьяна мгновенно легла на диванчик и сразу заснула... Я подумал, вышел на улицу, и из телефона- автомата, используя все возможности конспирации, дозвонился до помощника Сэма и завуалированно сообщил о нашем приезде. Тот долго пыхтел в трубку, потом сказал: «Ждите…»

Была уже ночь, я вернулся в квартиру и лег… Мне приснилась Ольга, она упрекала меня: «Почему больше не пришел, я ношу твое колечко, оно мне очень нравится… Не могла же я первая тебе звонить…»

Утром зазвонил телефон, и мы с Татьяной мгновенно проснулись. Я схватил трубку и услышал: «Посмотрите в кухонное окно, потом откройте входную дверь». Я повиновался… На улице, под окнами, я увидел джип, а из него вылез Сэм. В дверь позвонили… Я подвел дрожавшую Татьяну к дверям, поцеловал её и отпер замок. Крепкие руки схватили девушку и утащили за собой. Мне в ладонь положили записку и дверь захлопнулась.

Я прочитал: «Спасибо! Встретимся через несколько дней. Сэм.»

 

Глава 13 Встреча трех друзей

 

Через четыре дня встреча состоялась. Когда я прибыл к Сэму, там уже находился Свист. Стол был отлично сервирован, а Сэм отлично одет. А Свист сидел с довольным лицом. Ну, вот и за стол пора.

-Ну, что ж, пора подвести итоги.- Сказал Сэм, разливая водку.- Вздрогнули.

Мы выпили по первой. Рассказал Свист обо мне и Татьяне или нет? А, будь, что будет!

-Свист уже рассказал о ваших приключениях и, как на вас напали. Хорошо, что все остались живы. Вы неплохо поработали, хотя и пришлось вернуться на три дня раньше. Я успел закончить все свои дела. Молодцы! Правильно, что я взял вас… Ну, еще по одной…

Свист не выдал?!

-Теперь давайте рассчитаемся… Ты, Свист, справился с заданием, вот тебе пять тысяч баксов. Столько же я отослал Марии, и дополнительно денег ей добавил на лечение. Ну, пора по третьей…

Ах, вот оно, что… Но я буду молчать…

Задушевный вечер продолжался… Наконец, Свист не выдержал и спросил:

-А Страхилу ты не собираешься заплатить?

-А зачем ему платить? Он своё получил: мою Таньку. Здорово ты с ней там покувыркался?

-Почему ты решил, Сэм, что Татьяна стала моей любовницей?

-Да, тут, как два пальца… Танька не захотела, чтобы я поимел её, после возвращения, а когда заснула, то всю ночь повторяла: «Слава, Славочка, Славик… и (даже) Страхил!» А ведь это она о тебе- Вячеслав Страхов- старый, ты, хрыч! Влюбилась, стерва! Эх, ты, Страхил,- старая сволочь!

-Как уже говорилось в одном фильме: можно подумать, ты- сволочь молодая! Вспомни по жизни: ты Ленку Цесарову, сколько лет динамил? И Свисту её не отдал, хотя она ему нравилась: обещал ей, что разведешься (здесь я блефовал: я не знал, что Сэм обещал Лене). У тебя- жена и двое детей, а ты Татьяну нашёл. Да, у тебя всегда женщины были…

Сэм побагровел, его глаза бешено сверкали. Вдруг он быстро развязал галстук и тяжело откинулся на спинку кресла. Мы с тревогой смотрели на его лицо. Вызвать помощь?

Обошлось… Сэм отдышался, и его лицо вскоре приняло нормальный цвет.

-Ладно, во многом ты прав, Свист. Вот тебе твои пять тысяч!

Но мне вожжа под хвост попала:

-Я действительно отбил у тебя Танечку. Так, что денег мне не надо. Когда ты её ко мне отпустишь?

-Я уже выгнал её, ищи сам. Где она- я не знаю.

И тут вмешался в разговор Свист:

-Мужики! Хватит собачиться! В этом году исполнилось 33 года с той поры, как мы были на школьном выпускном вечере. Помните, как наши девчонки пели тогда:

-Расцвела сирень в моём садочке,

Ты пришла в сиреневом платочке.

Ты пришла, и я пришел,

И тебе, и мене- хорошо!

Помните, как хорошо было в тот день, как мы размечтались о будущем, как были уверены в вечной нашей дружбе… Многих мы за эти годы потеряли… Очень тяжело нам было и сейчас нам всё ещё тяжело. Но мы прорвёмся! Да, и можете меня поздравить: мы с Марией договорились, что будем жить вместе, после её выздоровления, и я уеду к ней в деревню, и мы будем заниматься фермерством. И всё у нас с ней будет хорошо! Давайте выпьем! За дружбу!

Вот это пассаж! Я вытащил «Вальтер» и положил его перед Свистом…

Мы хорошенько надрались и разошлись только утром… Всю дорогу я напевал:

-И тебя, в сиреневом платочке,

Целовал я в розовые щёчки.

Тучка шла, и дождик шёл,

И тебе, и мене- хорошо!...

 

 

Глава 14 Последняя

 

Шел и ловил себя на том, что плохо смотрю по сторонам и забываю: теперь придерживать "Вальтер" в кармане пиджака уже не надо... Купил продуктов и добрался до дома. Вот и моя лестничная площадка. Стал отпирать дверь, она неприятно скрипела. Такой же скрип услышал за спиной... Повернулся и увидел своих пожилых соседей: Петровну и Семёныча (Я их ещё не встречал, после возвращения из деревни).

-Ну, здравствуй, Славик! Где так долго пропадал? Отдыхал?

-Наоборот: работал...

-По твоей одежде ясно: много не заработал... Заходи к нам, чаю попьем. А вообще-то к тебе девка час назад приходила. До тебя не дозвонилась, к нам обернулась...

-Какая девка?

-Ох, Славка-то, как подпрыгнул! Девка- во!- Рассказывала Петровна.- И мордашка, и, прости Господи,- задница- высший класс!. Хороша! Жениться тебе пора! Вот тут она тебе что-то оставила...- и она протянула мне сверток перевязанный бечёвкой.

Я развернул газету- там лежала пачка баксов, которые, видимо, ей мог дать Сэм. Пожалуй, тут около пяти тысяч будет... Лежала еще свернутая бумажка, и я ее развернул. Записка. "Слава, дорогой! Я решила уехать, так будет лучше. Если успокоюсь, тогда вернусь. Но ждать меня не обязательно. Спасибо за все! Когда-то я назвала тебя сторожевым псом. Прости!" В записке лежала маленькая игрушечная собачка, у нее на спине было написано авторучкой: "Салуд, Страхил!"

-Ух, как разомлел наш Славочка! Но ты смотри: девки красивые и до беды могут довести, горе от них- от фигуристых-то! Пойдем, чайку выпьем, или чего покрепче…

Я поблагодарил, но от чая отказался. Мне ведь тоже надо было хорошенько подумать...

……………………………………………………………………………………………………….

Я сел в первый ряд партера. Вот и спектакль начался, содержание его я знал наизусть. На сцене появилась Ольга, её глаза встретились с моими, брови изумлённо приподнялись вверх.

Мы долго смотрели друг на друга (и это среди действия)… Вот Ольга подошла к краю сцены и небрежно взмахнула рукой. На безымянном пальце не было колечка…

 

Не смогла пождать меня немного,

Ты нашла, нашла себе другого…

Ты нашла, и я нашёл.

И тебе, и менЕ- хорошо…

 

Что же произошло за последние 30- 40 лет? Простой народ обнищал, узкий круг находчивых проходимцев разбогател, законы развития перестали действовать… Жизнь человеческая подешевела… Кто-то, как Борис Николаевич, потоптался в посудной лавке, а кто-то посчитал запад панацеей от всех бед. Гайдар провёл реформу думая: пусть сильные выживут, а слабые голодают… Помрут, так помрут: всех не спасёшь…

В отношениях между мужчинами и женщинами деньги теперь играют ведущую роль. А дружба стало забытым понятием. Даже «три С» разошлись в разные стороны.

Но пройдёт ещё время и мы справимся со всеми бедами. Наверное… Ведь правда, мы ещё сильные?

Ох, неисповедимы пути твои…

 

КОНЕЦ

25.05.17 г.


Проголосуйте
за это произведение

Дискуссия по первой части:

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100