TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Сомнения и споры

Ольга Чернорицкая

О бедном Гайдаре замолвите слово...

 

(Беседуя о детском литературоведении с В.И.Глоцером)

 

 

 

Несмотря на заявленную тему - ⌠О беседах с В.И.Глоцером■, я с вами буду делиться своими и только своими мыслями по этому вопросу; они пришли мне в голову после двух бесед с этим замечательным человеком, и поэтому я сочла необходимым поставить в заголовок своей статьи его имя. Но за логичность и правильность выводов, за все оценки и суждения несу ответственность, разумеется, только я. Во время беседы я ничего не записывала, и могла что-то упустить, что-то неправильно понять, поэтому не рискну даже в общих чертах передать суть высказываний Владимира Иосифовича.

Эта статья - всего лишь отражение, некое впечатление, вольная интерпретация.

Однако проблема, здесь затронутая, очень существенна для сегодняшней ситуации в детской литературе: детская литература девальвируется, исчезает, потому что пропала школа трактовки, потому что старое поколение литературоведов со своим опытом оказалось за бортом - его выпроваживает туда, за борт, поколение новое, еще не оперившееся, но крайне амбициозное и ориентированное на рыночные отношения в литературе.

Впрочем,Глоцер стал пропадать еще десяток лет назад. Замечательный психолог Е.Б.Пирогова попросила как-то меня написать работу о детском литературном творчестве и защитить ее как диплом в ЧГПИ. При этом она рекомендовала мне непременно найти книгу о творчестве Глоцера.Я нашла эту книгу. Однако что меня поразило: занимаясь этой темой в отделе диссертаций РГБ, я не увидела ни одного исследования по вопросам детского литературного творчества, где эта книга была хотя бы упомянута. Зато все ссылались на "Грамматику фантазии" Дж.Родари. Сейчас мне ясно почему. В начале 90-х был такой императив: все наше старое советское - это плохо, все зарубежное - это хорошо. Но тогда это обстоятельство очень удивляло.

В пользу исследования Глоцера могла бы еще сыграть его принадлежность научным кругам - хотя бы степень кандидата наук и рукопись какой-никакой диссертации по вопросам детского литературного творчества - но ничего этого не было.

Однако он способствовал защите многих диссертаций и весьма странным образом: в них постоянно встречаются исследования Глоцера, например, из его книги в диссертации перекочевали сведения о детских рукописных журналах Царскосельского лицея и Московского университецкого благородного пансиона (выпускники - Пушкин и Лермонтов). К столь невинному плагиату отнесем цитаты из Блока, Маршака (когда они стали издлавать журналы и писать стихи). То, что у Глоцера быфло во второй главе книги, перекочевало в первые части диссертаций.

Заметим, что книга писалась в то время, когда "стоило кому-нибудь из современных поэтов выступить на эстраде со своими стихами, и тысячи энтузиастов сбегутся послушать его" (К.Чуковский. "Дверь в эту книгу")., и разумеется, требования к детской поэзии в силу данных обстоятельств были совершенно другими.

Сейчас все не так. Требования к детской поэзии минимальны - лишь бы ребенок развивал речь. Поэзия - средство, используемое педагогами для указанной цели. Для достижения благой цели все средства хороши, поэзия в том числе. Но ведь мы-то знаем, что поэзия - не средство, литература - не средство. Скорее уж - цель.

 

Владимир Иосифович, кажется, прекрасно осознает свою нынешнюю незаслуженную забытость и очень удивился, что мы о нем "вспомнили". Поинтересовался на всякий случай, не перепутали ли его с каким-нибудь другим Глоцером.

 

Разговариваю с Глоцером о христианстве и советской детской литературе - и в связи с этим вдруг вспоминается реплика Виктора Авина брошенная вскользь давным-давно: он счел упоминание Евангелия дочерью Гайдара в оправдание нравственности своего отца - позорным. Эта фраза не стала отправной точкой нашего разговора с Глоцером, нет - только в самом конце беседы я мысленно вернулась к дискуссии по поводу юбилея Гайдара в ЦДЛ, и зацепилась за это слово ⌠позорно■.

 

Виктор Авин был прав: ⌠христианство и евангелие■ на вечере Гайдара звучало именно как позорное оправдание -и названо в защиту человека, который в ней, этой защите ни перед вечностью, ни перед нами не нуждается, человека великого и во всех смыслах порядочного. В этом мы сошлись и вчера в беседе с Владимиром Иосифовичем Глоцером. Он мне пояснил и ситуацию с якобы сожжением книг Гайдара - не могло этого быть: в библиотеках старые и ветхие книги просто списываются за ненадобностью. Так списали и Гайдара - не было массовых сожжений, как во времена Инквизиции.

 

Мы обсуждали проблемы... детского литературоведения. Только не делайте огромные глаза и не спрашивайте меня, какое еще такое детское литературоведение, кто о нем слышал? Кто о нем знает? Конечно его сейчас нет - традиция трактовки детских произведений в России утрачена, осталась одна реклама в виде аннотаций детских книг. Но ведь в виде умственной категории оно же должно присутствовать в наших головах, или мы о нем должны забыть, как о предмете, давно выкинутом на помойку истории?

 

Все начиналось банально: я стала допрашивать старого литературного критика (он долго скромно так отпирался, ⌠вы меня не за того приняли■, потом согласился, что да, критик, да, комментарии к Хармсу, Введенскому), текстолога и бывшего секретаря Маршака, куда подевалось детское литературоведение. Не они ли с Маршаком тому виной, или это все Сергей Алексеев с Мотяшовым, которые стали царствовать при Михалкове - тоже весьма ⌠страшненьком■ человеке той эпохи? Оппозиция Мотяшова и Глоцера мне раньше виделась как отсвет противостояния двух полюсов- Михалкова и Маршака. Но , как выяснилось, все гораздо сложнее. Сейчас я склонна думать, что не такие уж эрудиты и идеологи Михалков и Маршак - они сами по себе не потянули бы великое противостояние, войну миров, затоптавшую походя и как бы невзначай всю детскую критику. Идеологами были те, кого я принимала за отсвет - Глоцер и Мотяшов с Алексеевым. Глоцер, будучи секретарем Маршака, пытался проводить политику, при которой стала бы возможной умственная детская литература, а центральными ее авторами стали бы Введенский, Хармс, Чуковский и Маршак - заумники и интеллектуалы. Михалковым двигали менее эрудированные Мотяшов и Алексеев, и естественно, за основу своей идеологии они брали литературу нравственную, противостоящую интеллектуальной. (На самом деле безнравственна только та литература, которая плохо написана и неумна та литература, которая безнравственна - О.Ч.).

Борьба, начавшаяся как ⌠конфессиональный■ раскол обернулась ныне экзистенциальной проблемой: у нас исчезает культура детского чтения, потому что исчезла школа трактовки произведений, потому что те, кто в этом был силен, ушли в мир иной, не оставив после себя никого, потому что они так были заняты противостоянием умников нравственникам, что забыли позаботиться о новом поколении критиков. В борьбе за уничтожение чужого мифа была утрачена дорога к альтернативным путям. Вместо взаимно уничтоженных мифов не было оставлено ничего.

- Кого Вы нам могли бы порекомендовать как хорошего детского литературоведа? - спрашиваю я Глоцера и он в полном стопоре. (Один из самых эрудированных людей своего поколения так привык с кем-то воевать, что ополчил себя против всех - ему не дают слова на дежурных мероприятиях по вопросам детского чтения, потому что он опять начнет всех ругать, но с другой стороны - а кого хвалить-то, если он сам не позаботился о собственных преемниках, умных и эрудированных, как он?).

Перешли на личности сегодняшних хамов из ⌠Книжного обозрения■, называющих себя обозревателями детской литературы - Ксении Молдавской и Ко.

Приведу образчик ее разбора полетов:

"Самым ярким событием из области детской книжности оказалось дешевое шоу, устроенное Валентином Постниковым, неталантливым продолжателем начатой его отцом Ю. Дружковым темы приключений Карандаша и Самоделкина. Под объективами телекамер Постников в дурацком колпаке с бубенчиками и с плакатами ⌠против Гарри Поттера■ пытался представить себя лицом современной российской детской литературы. По счастью, ему никто не поверил".

http://lib.1september.ru/2004/07/15.htm

Это то, что можно охарактеризовать иностранным словом "безапелляционность" и русским словом "хамство". В указанном жанре Ксения супер, но стоит только ей оторваться от него, как получается жуткая невмятица:

"Журнал ⌠Отечественные записки■ предложил обсудить структуру детского чтения, проблемы ориентации на рынке детской книги, социальные функции чтения, моделирование культуры социума в российском учебнике на круглом столе ⌠Книжная культура и воспитание■". http://lib.1september.ru/2004/07/15.htm

 

Получается, что обсуждение должно происходить... в российском учебнике на круглом столе. Так постороена фраза, я ничего не выдумываю.

 

Свято место пусто не бывает, сказали мы хором и задумались: так кто же все-таки детский литературовед? Если не из представителей старого поколения, среди которых Глоцер был самым молодым, и не новые хамы и выскочки, то кто????

Критики идут в детскую литературу с должностей, обязывающих как-то прослеживать новинки, ведь, как сказал главред ⌠Библиогида■ ( специализированного сайта рекомендательной библиографии) Алексей Копейкин в беседе с Александрой Моисеевой, ⌠в большинстве библиотек библиографы сразу и читают, и изучают, и выдают... А мы √ главная детская библиотека, научная, у нас на все есть свои отделы■. Мастера на все руки: и читать, и изучать и выдавать, библиографы в Москве сейчас самый читающий класс в области детской литературы. Способности к осмыслению прочитанного они выдают на специальном сайте, чем повергают в шок читателей, да, собственно, и детей то неудобочитаемой инверсией: ⌠Сколько помнит себя, Туве всегда рисовала всяких странных существ■. (А Копейкин), то странной путаницей времен : ⌠Что и говорить, с такими родителями и такой тетушкой детство Туве было, конечно же, безоблачным. Она так и не смогла расстаться с ним, когда стала взрослой и даже немного состарилась. В ту радостную пору семья Янссон пять месяцев в году жила на большом острове в домике рыбака■. (А.Копейкин). Ни один самый умный ученый никак не сможет догадаться, прочитав эти навороты, в какую же радостную пору Янссон жила в упомянутом домике: в пору юности или ⌠немногой старости■. А вот временной шедевр редкого глубокомыслия: ⌠Существа, его населяющие, все эти муми-тролли, снорки, сниффы, хомсы, снусмумрики, хемули и прочие филифьонки, совсем не похожи на людей, но ведут себя, как люди■. (http://www.bibliogid.ru/authors/pisateli/janson) Надо же, как удивительно. В басне Крылова ⌠Ворона и лисица■ точно так же: лисица, взыскующая бесплатного сыра, доставшегося даром ее конкурентке, совсем не похожа на господина Копейкина, но ведет себя как господин Копейкин, пытающийся лестью урвать у Ксении Молдавской возможность публиковаться на страницах ее газеты. Поэтому он крайне непримирим ко всем, кто покушается на вышеупомянутую особу.

При этом господин Копейкин весьма преуспел в том роде полемики, что именуется ⌠сам дурак■. Так в ответ на мою статью об отсутствии детского литературоведения и хамовитости Ксении Молдавской, он начал на форуме своего сайта дискуссию о вреде моих стихов для неокрепших детских душ, при этом заблокировал мне доступ к собственной физиономии, поскольку я непреминула при первой же возможности по ней проехаться не совсем стерильной метелкой. Итак, господину Копейкину мы не любы, и нелюбы именно тем, что отрицаем саму возможность его существования как детского литературоведа. С этим трудно, но можно было бы согласиться, если бы хаявший детское литературоведение писатель не сочинял к стыду своему стихов для малышей, причем, по мнению господина Копейкина, чрезвычайно плохих.

 

Всплыло имя Арзамасцевой. О! Это единственный человек, при упоминании имени которого Владимир Иосифович не засмеялся. Однако он счел тему ее исследований ненаучной и странной: ⌠Христианство в советской детской литературе■.

 

⌠Ведь не советская детская литература с христианских позиций - ничего подобного! - именно христианство в детской литературе■. - ⌠Она же была атеистическая по сути■, - удивилась я. ⌠В том-то все и дело, что этот нонсенс сейчас никого не удивляет■ - ⌠Мода, да! Вот и Гайдара оправдывают тем, что он не расставался с Евангелием■.

 

И тут мы поняли, что были в одном зале на вечере Гайдара. Он сидел в первом ряду, его враги из бессодержательного и пустого журнала ⌠Детская литература■ - во втором, а я - на последнем. И как-то в одно мгновение пришла в голову мысль, что рассказ об Евангелии, подаренном Гайдаром дочери - это из той же оперы. Мода такая. Не детская литература с христианских позиций, а христианская детская литература, и Гайдар - апологет. Вот до чего мы дошли. Действительно - позор. Зачем уважающим себя литературоведам так опускаться и подстраиваться под конъюнктуру? Да, говорить о христианстве нынче можно - оно стало оправданием бездарности наших писателей, публицистов, оно же притягивается и к советской детской литературе, как какое-то оправдание. Да не нужно детской литературе себя ни перед кем оправдывать. Она состоялась как явление, и любое оправдание ее: через христианство ли, через педагогику ли - излишне и унизительно. Любая ее мифологизация - постыдна. Давайте рассматривать ее как явление художественное, а не мифологическое.

Я как-то сказала - и это ввергло в шок интернетовскую публику: "да, я пишу чудовищные детские стихи, но нет на сегодняшний день никого из малышовых поэтов, кто писал бы их лучше меня".

В чем можно обвинить мои стихи? В неумелой рифмовке?

Но у Михаила Яснова рифмовка его лучшего стихотворения ⌠Чучело-Мяучело■ еще проще и незамысловатей: сидело-пело, ужасной-прекрасной. У Сергея Козлова его ⌠Песенка львенка и черепахи■ вообще рифмована одними глаголами: лежу- гляжу, идет-плывет, причем иногда неточно: лежит-шевелит.

В использовании фольклорных клише и ритмов ⌠тень-тень-потетень■ или ⌠раз-два-три-четыре-пять■?, но это общий прием, например, у Благининой ⌠Ай люли■, Г.Лагздынь ⌠Зайка, зайка, попляши■ (по аналогии с известным ⌠Заинька, попляши, серенький, попляши■).

А кто виноват в том, что у нас такая вот малышовая литература и такие вот шлягеры? Да вот, собственно, критика и виновата. Она не обращает внимание на ужасное состояние малышовой поэзии, потому что озабочена совершенно другими проблемами: почему дети не читают, как их в вузы подготовить и, естественно, как заработать денег на рекламе новых книг. Коммерческо-педагогические проблемы никак не соотносятся с проблемами художественными,

 

Так что пора оставить идеалы педагогики и книгобизнеса в покое, а для начала восстановим нормальное литературоведение. Понимаю, что это звучит странно (телега впереди лошади), но иного выхода не существует. Никто не остановит массовый выход графоманской детской литературы, если литературоведы не возьмутся за ее скрупулезный анализ.

 

Но на какой анализ можно расчитывать, если наши "критики" способны только на то, чтобы отключив автора от форума, целой сворой "единомышленников", (которые отрекутся от всего при первой же возможности), улюлюкать ему вслед и оскорблять его? Оценку по принципу "нравится-не нравится" они искренне считают единственно правильной и объективной. Если они не владеют элементарными приемами цивилизованной критики - то что можно ждать в будущем от детской литературы? Она приучится защищаться от подобных свор своими способами - на стороне современной детской литературы (такой как есть, со всеми ее недостатками) стоит финансист, и именно он даст наиболее плохому такую раскрутку, что критикам придется признать это хорошим - иначе они останутся без работы.

 

 

 

 

Примечание:

Владимир Иосифович Глоцер (1931 г.р.) - писатель, литературовед, исследователь поэзии обериутов .

 

 

Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100