TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

  Дебют

1 сентября 2015 года

Екатерина Бирюкова

 



Мое любимое эго

Однажды в одном обычном подмосковном Городке, в обычной квартирке на пятом этаже, пропахшей женскими духами «Nina», осенью и, как ни парадоксально, одиночеством, появился Кролик. Обычный такой, беленький, с розовым маленьким носиком, длинными ушками и пушистым хвостиком. Он был таким премиленьким и прехорошеньким, что его всем хотелось потискать. В общем-то, как он появился, откуда и с какой целью, неважно. А жила в этой квартирке, в неприметной блочной десятиэтажке, Девушка. Надо сказать, совсем неприметная. Блондинка, но с совершенно потухшими глазами и выцветшими губами, с бледными впалыми щеками и неживым взглядом. Полненькая. Это от чрезмерной любви к сладкому и горечи жизни. Погода за окном – моросящий пакостный дождик, желтые листья, падающие то тут, то там, бесцветное небо, так и давящее на грудь – идеально подходило к душевному состоянию Девушки. А называлось оно – пустота. Совершенная и безысходная. Но с появлением Кролика в ее жизни появилось существо, о котором надо заботиться, которое надо любить и кормить, которому, которому, в конце концов, можно рассказать что-нибудь. А с этим в жизни Девушки было туговато.

Как всем известно, излюбленная еда кроликов – морковка и капуста, поэтому с появлением Кролика Девушке приходилось покупать еще два продукта. Но вот странность – Кролик совершенно не хотел есть обычную кроличью еду, а с упоением пожирал Девушкины шоколадки и сахар. Причем съедал Он все, что было, оставляя Девушке есть ненавистную морковку и капусту. И, несмотря на все старания Девушки приучить его к полезным кроличьим продуктам, Он неизменно съедал все сладкое еще до Ее прихода с работы, оставляя нетронутыми на обеденном столе овощи, и встречая Ее с невинным и таким очаровательным взглядом, что Она не могла его не простить. Надо сказать, что Кролик Ее любил. Эта любовь выражалась странным, иногда диким и непонятным другим способом, но все же, любил. По вечерам Они любили садиться перед телевизором и вместе смотреть телепередачи. Сначала Девушка смотрела всевозможные ток-шоу, попросту говоря, «развлекаловки», но Кролик был против них. Наступая мягкой лапкой на пульт и переключая на передачи про правильное питание, способы похудения и все в том же духе, Он будто осознавал, что делает. А может, так на самом деле и было. Кролик всегда спал с Девушкой. Растянувшись на соседней подушке, Он клал свои белоснежные пушистые лапки Ей на плечо, и Девушка улыбалась во сне. В общем, в осеннюю грусть начали приходить солнечные лучики, а тучи потихоньку скрывались за горизонтом, если выразить состояние Девичьей души поэтичным языком.

А по утрам Кролик будто сходил с ума. Он начинал бегать за Ней и кусать голые пятки. Никакие уговоры не действовали на хулигана, и с появлением маленького Кролика утро Девушки проходило с зарядкой. Благодаря его отчаянным поеданиям шоколадок, сахара, батончиков и прочих вкусностей, Девушка ела много овощей и мало сладкого. Кролик показывал мягкими лапками на красивые картинки моделей в журналах, будто показывая, куда Девушке надо стремиться и начинал кусаться, если Она не обращала на него внимания.

Через пару месяцев Девушка сильно изменилась. Она совсем перестала есть сладкое, купила абонемент в фитнес-клуб, начала заниматься танцами, и накупила кучу кремов, масок, гелей, шампуней, бальзамов. Косметики. Причем, как бы безумно это ни звучало, все происходило под руководством Кролика. Он клал свою пушистую лапку на картинку помады, туши или другого косметического средства, и Девушка безропотно покупала это. И Он никогда не ошибался. Девушка похудела, в глазах появился тот престранный веселенький огонек, что всегда привлекает людей, сменила гардероб и перестала быть такой простой, неинтересной, скучной, серой, приземленной. Ее губы стали ярко-красными, одежда – с декольте и юбками до колена, которые показывали Ее постройневшие ножки. Прическа тоже подверглась изменениям. Волосы стали короче кончики – перестали сечься, и самое главное – эта прическа делала Девушку интересной и прехорошенькой. Изменилась и ее квартирка. Исчезли серые, похожие на облака, клубы пыли, постель теперь безукоризненно заправлялась по утрам, на стенах появились милые картинки из той породы картинок, которые ничего не обозначают, не навевают высоких полетов мысли, но отлично улучшают интерьер и придают толику игривости и романтизма. А на отполированном до блеска, с кокетливой ажурной салфеточкой письменном столе, теперь всегда стояли цветы от Ухажера. Но изменилась не только Девушка. Изменился и Кролик. Его шерстка посерела, стала пепельно-серой, и никакие новомодные шампуни не могли ее отмыть. Он стал толще, зубы длиннее и острее. Теперь за свои проступки на ногах Девушки оставались красные, чуть кровоточащие ранки, которые Она старательно скрывала. Но, несмотря на Его поведение, Она любила Его еще сильней. По-прежнему Он спал рядом с Ней и преданно дожидался Ее с работы. По-прежнему Они были лучшими друзьями.

И вот, наступил Важный День. День, когда Девушка пригласила Ухажера на ужин. Несомненно, такое приглашение дорогого стоило и означало переход на новый уровень отношений. Ухажер был милым, добрым, заботливым, часто дарил цветы и подарки, красивым, любил животных и детей. Но не это было главным: Девушка переживала, понравится ли Он Кролику? Ужинали Они, конечно, втроем. У Кролика было свое место и своя тарелочка, с золотой каемочкой и Их совместной фотографией. Несомненно, Он ел только шоколад. Девушка ушла на кухню, проверить, сколько минут еще будет готовиться пирог, а когда вернулась, то не заметила явной перемены в Ухажере: он стал бледен, глаза потухли, в них уже не горел тот влюбленный огонь, что Она имела удовольствие наблюдать в последнее время. Не дождавшись пирога, Он, пробормотав извинения и что-то по поводу расстройства желудка, выскользнул за дверь. Этот ужин был Их последней встречей.

Прошло еще несколько месяцев. От лишних килограммов, целлюлита и обвисшего живота не осталось и следа. Девушка стала прекрасной, молодой, юной и красивой, цветов становилось все больше и больше, а Кролик – наоборот: его шерсть стала угольно-черной, зубы пожелтели и заострились, словно острие бритвы, Он стал слишком часто скалить пасть и совершенно перестал быть миленьким. Он вырос и размерами походил на небольшую собаку. Вечерами Они по-прежнему смотрели телевизор, и Он, сворачиваясь огромным клубком у Нее на коленях, смотрел преданным любящим взглядом на Девушку. Он все также был дороже всех на свете для Нее.

Недели летели за неделями, юбки становились короче, декольте – глубже, Ухажеров – все больше и больше. Кролик клал свою плюшевую лапку на фотографию Ухажеров и смотрел на Девушку маслеными глазами, будто прося познакомить. И Она приводила Ухажеров, одного за другим, устаивая все такой же ужин и каждый раз, как Она уходила из комнаты, то в коридоре сталкивалась со своим бледным и потерянным Ухажером, который торопился домой и смотрел на Нее потухшим и бесстрастным взглядом. И каждый раз ужин становился Их последней встречей. А Кролик все толстел, становился уродливей и сжирал все больше шоколада за один присест. А Девушка все также нежно любила Уродца. Все больше и больше парней приходило к Ней в гости, уходя с потухшим взглядом. А Ей было все равно. Они холила и лелеяла свое счастье, свое чудо – своего Кролика. Его уши покрылись незаживающими ссадинами, мех частично повылазил, на когда-то милой мордочке застыл звериный оскал. Но чувствовал себя Кролик прекрасно и все также кусал Девушку за пятки за промахи. Он был настолько страшным, что Его приходилось прятать в спальне, когда приходили Ухажеры.

А тем временем Девушка старела, с каждым годом на идеальном прехорошеньком личике появлялись новые морщины, в светлых волосах блестела серебром седина. Кролик кусал и царапал Ее все беспощаднее, пытаясь заставить Ее сделать новое, прекрасное лицо, без намеков на увядающую молодость.

Ухажеров становилось все меньше. Девушке минуло уже за шестьдесят, Ее трясло от мысли о любимом Кролике, который наверняка будет истязать Ее пытками, новыми укусами. На Ее ногах и руках серебряными точками сияли шрамы, ранки теперь всегда кровоточили и не заживали. А Кролик стал огромным, достигал практически до ее пояса, мех кусками висел на ушах и теле, желтые зубы застыли в страшном оскале, и практически все Ее деньги уходили на покупку для Него шоколада. Ухажеров уже не было, и Ей было действительно страшно при возвращении. Он кусал Ее, несмотря на огромные размеры, удивительно быстро бегал за Ней. А вечером Он немного успокаивался и залезал на обескровленные ноги Девушки, практически вжимая бедную в кресло. Так прошел год. От былой красоты Девушки ничего не осталось: величественная блондинистая шевелюра сильно поредела и перекрасилась в серо-пепельный цвет, руки стали прозрачными и все время тряслись, талия – действительно осиной, но и это не было поводом для гордости. В Ее глазах, некогда таких прекрасных, ясных, лучистых, теперь безумно горели любовь и страх. Да, Она все еще любила, обожала своего Монстра. Возвращаясь домой, Она заботливо купила тридцать упаковок шоколада «Милка» и с горечью подумала, что бедному Кролику этого хватит только на ужин. Она старалась забыть, не думать, выкинуть из головы, что сейчас будет, но от одного легкого воспоминания где-то в дальнем углу затылка заныли руки, и Она почувствовала, как по ноге потекла теплая кровь. Дома Ее, как и предыдущие сорок лет, ждал Кролик. Он смотрел тем самым любимым взглядом, нежным, ласковым, каким и смотрел тогда, в первый раз. Его уродство не могла заметить только слепая, но Девушка протянула тонкие, беспрестанно дрожащие руки к Уродцу. Даже не дожидаясь Ее движения, Он прыгнул, прижимая к полу безвольное тщедушное тельце. Она услышала какое-то хлюпанье, по Ее шее потекло что-то теплое. Кролик довольно похрюкивал, а Девушка, с трудом подняв руки, гладила своего любимца по огромной плешивой голове и бокам. Она не видела, как из раны у Нее на шее течет странная, светящаяся всеми цветами радуги жидкость. Ее веки с изнеможением опустились, и Она уже не видела, с какой радостью Уродец слизывает эту жидкость. Она так и не поняла, что происходило со всеми Ее Ухажерами, что произошло с Ней, что это был за Кролик, откуда он взялся и, собственно, с какой целью. Девушка так и не узнала, что на самом деле ничего этого не было, что на самом деле Кролик жил в Ее сердце, и что имена этому Кролику – эгоизм, тщеславие и гордость.



Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100