TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Дебют
11.III.2008

Ростислав Белоусов

 

 

Собачья кровь

Появление в полку молодого офицера было обычным явлением, которому никто особого значения не предавал. Если бы появился новый командир части или начальник штаба -- это событие, а лейтенант -- тьфу, не интересовал никого, кроме незамужних баб. Но на Серегу обратили внимание все. Даже сослуживцы из других подразделений.

В его появлении все было необычно. И сам Серега выглядел очень неординарно.

Кроме него, офицеров с огромной, красной, пропитой физиономией в полку хватало. Но никто из них давно не ходил в лейтенантах!

Все задались вопросом -- откуда зимой взялся лейтенант, с такой пропитой мордой, да еще, явно старше тридцати лет отроду? Молодые офицеры прибывали обычно летом, после выпуска из училищ. А этот возник зимой, да еще такой странный?

Неординарности Сереги на этом не заканчивались. У всех, кто внимательно рассмотрел его лицо, появлялось ощущение "дежа вю", мысль: "Где-то я его видел!".

Чем больше народ присматривался к молодому специалисту, тем больше вопросов возникало. Лейтенант Серега не умел носить форму. Он не владел строевыми приемами. Он не знал простых понятий, необходимых ракетчику. Все говорило о том, что Серега "пиджак", так презрительно называли офицеров, не оканчивавших военного учебного заведения, а получивших погоны после военной кафедры гражданского института.

Однажды перекуривая с другими офицерами, Серега обратил пристальное внимание на проехавшую мимо пусковую установку, с настоящей ракетой. Оно и понятно, Серега никогда не видел вблизи пусковой установки. Чтобы показаться "бывалым ракетчиком" Серега смачно проговорил: "Да красавец! Вот он, пускач поехал". Обозвать пусковую установку "пускачем" - это было чересчур. Курившие рядом, презрительно переглянулись.

Наиболее слабым Серегиным местом была нездоровая любовь к водке.

Он был машиной, по ее поглощению. У него не было никаких интересов и увлечений, кроме пития.

В появлении Сереги ощущалась, чья-то могущественная рука, которая вытащила этого алкоголика из безденежья провинциального белорусского городка и произвела его в лейтенанты Российской армии.

К слову сказать, должность у Сереги была очень приличная. На ней можно было служить до пенсии. Специального образования не требовалось. Серега просто ходил в караул. Начальником. Обеспечивал охрану спецтерритории.

Из-за отсутствия у него в достатке военных знаний, командиры часто бывали им недовольны. Но более всего тревожило пристрастие Сереги к выпивке. Он едва дотягивал до конца караула, после чего вливал в себя спасительную порцию горячительного, а уже приехав со службы в город, напивался до упаду. Серега проживал в лучшем общежитии для холостяков, которое находилось в черте города. С момента заселения он стал заводилой самых безумных и умопомрачительных вакханалий. Но постоянных собутыльников у Сереги не было. Во первых, не все могли пьянствовать в таком темпе. Во вторых, многие кому он открывался, начинали его презирать.

Некоторым хватало одного раза, чтобы понять, кто есть Серега и больше не пить с ним.

Пьянки в холостяцком общежитии проходили по простому сценарию, с нехитрым меню. Сковорода картошки, огурцы, тушенка, хлеб, селедка и много водки.

Тостов чаще всего не говорили. Просто выпивали и закусывали. Темы разговоров были одни и те же. О женщинах, музыке, фильмах, спорте, машинах. Особое впечатление на Серегу производили рассказы-байки о местных колдунах и женских приворотах. Еще в военном училище, преподаватели, послужившие в Марийском крае говорили, что для местной бабы, приворожить любого мужика -- плевое дело. Будь тот хоть тракторист, хоть боевой офицер -- без разницы. Также рассказывали много разных историй связанных с местными языческими, лесными обрядами. Может в этих байках и была доля правды. Среди офицеров были парни, внезапно женившиеся на очень непривлекательных женщинах с детьми, при этом без всякого материального интереса. Серега эти истории слушал, как завороженный и почти всему верил.

Завершающими во время выпивок, были разговоры о службе. Это было самой оживленной темой. Особенно, когда речь заходила о технических вопросах. Тут все начинали себя мнить мастерами и спорили о том, что и как нажать, какую неисправность как устранить. На этом этапе застолий Сереге сказать было нечего. Большую часть обсуждаемых вопросов и произносимых слов, он не понимал. А выделиться и, поднять свой авторитет ему хотелось. В такие моменты он часто перехватывал слово и говорил о случаях из своей жизни. Он полагал, что рассказанные им вещи, заставят всех его уважать. Так мы узнали о брошенной Белоруссии жене с ребенком, о неплатеже алиментов. Также, он гордился своими деликатными болезнями.

В конце концов, он выложил главный свой козырь -- имя покровителя, который сделал его военным. Всем стало ясно, что ощущение "дежа вю" было не напрасным. Командир нашего полка, полковник Овнов, приходился Сереге двоюродным братом. Вероятно, Овнов и предвидел, что не стоит приближать к себе непутевого родственника. Но желание помочь близкому оказалось сильнее.

Имея такую протекцию, Серега мог почти никого не бояться. И пока брат был рядом, его служба должна была идти хорошо. Подтверждением сему стало присвоение Сереге через полгода службы, в обход действующих правил, очередного звания. Он досрочно стал старшим лейтенантом. С новыми погонами Серега престал выглядеть необычно. Он слился с массой офицеров. Да и ракетной терминологии он нахватался во время застолий. Но обязанности свои Серега исполнял плохо, от взысканий его выручала родственная связь.

Полгода хватило, чтобы Серега перестал выглядеть на службе "белой вороной".

Но с другой стороны, в быту, соседи по общежитию стали избегать общения с ним. К себе его никто не звал. На его приглашения никто не реагировал. Женатые сослуживцы, которых он зазывал к себе и спаивал, также перестали бывать у него. Серега стал пить в одиночестве.

Это могло продолжаться долго, если бы полковника Овнова вдруг не повысили в должности. Серегин покровитель спешно сдал дела своему старшему заместителю и отправился в дальнюю дорогу -- под Новосибирск. Перетащить следом своего родственничка, не освоившись на новом месте, было невозможно. Через девять месяцев службы Серега остался без покровителя. Требования к нему стали предъявлять те же, что и к другим офицерам. Также начали выяснять, кто из отдела кадров обстряпал досрочное присвоение пьянице и разгильдяю внеочередного звания. Серега попал в лютую опалу. Пить он стал еще сильнее. Вплоть до невыхода на службу.

Новый командир полка принял решение его уволить. К тому времени, пока готовился приказ о его увольнении, Серега появлялся на службе не чаще одного раза в неделю. В общежитии он также стал не частым гостем. У Сереги появилась зазноба. Он врал всем, что встречается и спит с дочкой местного мэра.

На самом деле его женщиной оказалась местная, сильно пьющая особа, каких часто показывают в криминальных сводках. Он познакомился с ней, общаясь с компанией алкоголиков возле ближайшего магазина. Его и ее жизненные интересы во многом совпадали. И оба к этому времени имели весьма карикатурную внешность.

Серега пропадал у своей дамы сердца. Они вместе пили. Серега сменил компанию отвергших его офицеров, на притон местных алкашей.

К тому времени приказ об увольнении Сереги был уже подписан. Но возникла загвоздка -- в кассе не оказалось средств, чтобы выдать ему все причитающиеся при увольнении деньги. И он продолжал пить в долг, в ожидании окончательного расчета с полком.

Его отношения с компанией алкоголиков прервались внезапно. Он вернулся однажды вечером в общежитие, как обычно нетрезв и в очень возбужденном состоянии.

Всем знакомым при встрече он рассказывал одну и ту же странную историю, о том, что на квартире у возлюбленной, местные марийские колдуны насильно проделали с ним чудовищный ритуал превращения в собаку. С его слов, во время церемонии его дама сидела на столе абсолютно голая, намазанная собачьим салом и била в бубен, а ее подручные мужского пола, также обнаженные, водили хоровод вокруг привязанного к кровати Сереги и женщины стояли рядом с ним на корточках, лаяли и выли по собачьи. Ритуал подытожил главный колдун, он ввел Сереге в вену, с помощью шприца, некоторое количество крови убитого жертвенного кобеля. И теперь он -- Серега, по прошествии нескольких дней должен стать собакой. Все кто это слышал, понимающе кивали и делали вид, что верят.

В тот же вечер на общей кухне, кандидат в кобели упал в странном припадке, похожем на эпилепсию и бился в судорогах. При этом сильно поранил голову. Специальная медпомощь ему не потребовалась, его перевязали, налили водки, и он скоро пришел в себя.

Выглядеть Серега стал совсем плохо. К оплывшей бордовой физиономии и нездоровому, бегающему, водянистому взгляду добавилась бинтовая повязка вокруг головы. Как ни странно, но Серега в этом состоянии стал походить на Шарикова -- героя кинофильма, снятого по известной книге Булгакова.

Еще сутки Серега пил. Много раз пересказывал знакомцам историю про ритуал. Прощался. Говорил, что процесс превращения в собаку необратим и что он может лишь замедлить его, путем кровопускания. Серега расковыривал рану на лбу и выпускал кровь, полагая, что это оттянет неминуемый час обращения в животное.

Своего апогея ситуация достигла еще через сутки. Вечером, когда уже стемнело, Серега подошел к дежурившей у входа в общежитие женщине и попросил у нее острый нож.

- Зачем вам нож? -- ответила дежурная.

- Я должен слить стакан своей крови. -- ответил Серега.

И далее он поведал ей о своем превращении в собаку, которому нужно воспрепятствовать с помощью кровопускания. Грамотная, многоопытная дежурная попросила его пока посидеть и пообещала поискать нож. А сама отправилась вызывать психиатрическую помощь. Но сидеть Серега не стал, он отправился на поиски ножа по знакомым. Единственным, кто не отверг Серегу, оказался капитан Валера. Этот деликатный, вежливый парень только что вернулся с учений, и про историю соседа он пока ничего не знал.

Серега сел рядом и печально излил захватывающую историю о проделанном над ним ритуале. За окном ярко светила полная луна, а на столе у Валеры валялись самодельный охотничий нож и пустая пистолетная кобура.

Валера понял, что имеет дело с психически нездоровым человеком. Но соврать, что ножа у него нет, было невозможно. Серега уже вертел оружие в руках и говорил, что его надо продезинфицировать. Валере стало страшно. Серега был значительно крупнее его, в руках у него был нож.

Острая ситуация была внезапно разряжена людьми в белых халатах. Пожилая женщина-врач с двумя крепкими санитарами и дежурной по общежитию без стука вошли в комнату Валеры.

Первой с порога заговорила врач.

- Здравствуйте молодые люди! -- сказала она. Не давая опомниться, оценив сходу ситуацию, она продолжила.

- Ой, а рана то у вас на голове какая! Вам необходимо швы наложить!

Пока Серега с недоверием оценивал сказанное, Валера мягко изъял у него нож. А один из санитаров, от греха подальше, убрал со стола кобуру, полагая, что она может быть не пустой.

- Зачем Вы приехали? Вас послали они? -- встрепенулся Серега.

- Кто это -- они? -- спросила врач.

- Колдуны! -- ответил Серега.

- А что Вам сделали колдуны? -- спросила врач.

В ответ Серега коротко рассказал историю про превращение.

Нужно отдать должное опыту и самообладанию женщины-врача, она мягко улыбнулась и сказала:

- Молодой человек, это повсеместное явление в нашем городе, оно легко лечится, нужен всего один укол "антисобачьей" сыворотки! За одно и рану Вам на голове зашьем! Едемте с нами.

Выдержав паузу, Серега ответил:

- Один не поеду, пусть Валера меня проводит.

Валера накинул бушлат и они с Серегой, вместе с медиками, отправились к машине скорой помощи.

Микроавтобус быстро домчал их до Семеновки -- поселка, где находилась районная психушка. Все вместе, они проследовали в приемный покой. Начальник отделения встретил их словами: "Обещали одного военного, а тут целых двух привезли".

Оценив предварительный диагноз, высказанный женщиной врачом, зав. отделением предположил, что за пару недель пациент будет излечен, что даже сможет ракеты запускать. Валеру, конечно, в психушку не приняли, вместо этого, любезно довезли до города. А Серега, поняв куда попал, попытался вырваться, но на своей территории у медиков любезный подход сменился грубостью со стороны крепких санитаров. Серегу скрутили и вкололи порцию успокоительного.

Больше Серегу не видели. Через неделю, в общежитии появились какие-то люди. Они забрали вещи Сереги и рассчитались за его проживание.

Исчез Серега еще более таинственно и странно, чем появился. По наиболее достоверным слухам из больницы его забрал брат. Но где Серега сейчас -- остается вопросом. Может быть, он вернулся к брошенной жене и ребенку в Белоруссию. Или, может быть, служит на какой-нибудь непыльной должности, предоставленной братом, в далеком Новосибирске.

А возможно, превращение состоялось, и Серега теперь сидит в будке и грызет косточку, или шарится по помойкам.

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100