pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Рассказы
26.VI.2006

Елена Антончик

 

Кубик Рубика

 

Вот гляньте: обыкновенный кубик Рубика. Головоломка. Собрать всего шесть граней - что может быть проще? Но вот не получается. Как ни крути, а цвета перемешиваются и никак не хотят оставаться на положенных местах. Вот и в моей жизни было шесть разноцветных граней. Ну не то, чтоб действительно разноцветных - просто я их так для себя обозначила.

Первым в моей жизни появился белокурый Художник. Больше всего мне везло на людей искусства. Художник признавал меня своей Музой. Муза, конечно, была хороша: пятнадцатилетний прыщавый гадкий утенок в разодранных джинсах, полинялом свитере и немытыми волосами. И еще, конечно, косметика. Я в то время еще не умела ею пользоваться. Жуткое сочетание фиолетовых теней, зеленой туши и почти черной помады делало меня неотразимой - зеркало действительно порой боялось меня отражать. Но Художник был абстракционистом, поэтому я его вдохновляла. Он писал с меня свои шедевры .Электрический чайник на крыше вагона метро., .Корона динозавра. и .Цветок, завязнувший в трясине., периодически окутывая меня облаком дыма дешевых сигарет. Но тогда я еще цены себе не знала и думала, что так и должно быть. Впрочем, я так думала недолго. Через месяц я увидела его новый шедевр .Помидор в часовом механизме.. И хоть красное лицо состояло из спиралек и шестеренок, я поняла, что его Музой отныне стала другая.

Ну и ладно. Поставим блондина-Художника на белый цвет. Какой там дальше? Оранжевый. То бишь рыжий. Рыжим был Поэт. Замечательный такой Поэт. Я его очень любила. Он был весь такой нежный, чувствительный. Он плакал, когда у него убегала молоко. Да-да, он пил только молоко, и гостей угощал только молоком. Причем только теплым и только кипяченым. Он плакал, когда приходил с улицы в запачканных туфлях, когда поливал комнатные цветы, когда протирал пыль,  и когда отрывалась пуговица. Поэтому пуговицами, пылью, цветами, туфлями и даже молоком приходилось заниматься мне. К тому времени я уже поступила в институт и сменила рваные джинсы на короткую юбку, а полинялый свитер на обтягивающую водолазку. Ситуация с косметикой не менялась. Но Поэт все это мужественно терпел и плакал только по очень важным причинам, благо, их было предостаточно. На этот раз не выдержала я. Заметив, что от молока меня начинает трясти, я молча ретировалась, оставив не политые цветы, грязные туфли, оторванную пуговицу и... свою любимую зеленую тушь.

После Поэта был Актер. Его можно было отнести к желтому цвету. Нет, желтухой он не болел, хотя его грим был достаточно странного цвета. К желтому я его отнесла из-за цвета волос. Они у него были, как солома. И не только цветом, а и на вид. И на ощупь. Порой даже казалось, что это соломенный парик. Актер был настоящим актером. Репетиции в театре и дома. За год нашего романа я была дважды Дездемоной, трижды Карениной, один раз Офелией и каждый день Золушкой. В плохом смысле этого слова. После роли Дездемоны я оказалась в больнице. Актер слишком сильно перевоплотился и решил меня задушить по-настоящему. Я начала сопротивляться, но это его не только не остановило, но и подтолкнуло к мысли, что меня надо уничтожить любым другим доступным способом. Под рукой оказалась бабушкина ваза. Эх, хорошая была ваза... Потом была Каренина. Это когда ему понадобилось отрепетировать роль поезда. Смотрелось очень забавно, когда он на четвереньках с умным, переживающим за судьбу поезда лицом, пытался раздавить меня, лежащую поперек ковровой дорожки. Но хуже всего мне пришлось в роли Офелии. Актер наполнил ванну водой и заставлял меня ложится на дно и прикидываться мертвой. Больше минуты мне это не удавалось, а он к этому времени только настраивался на нужное настроение. В общем, Офелия выбралась из ванны и ушла. На этот раз она забыла фиолетовые тени.

Итак, с желтым цветом тоже было покончено. Следующий - бордовый. Пусть это будет брюнет. Брюнет был Романтиком. Он считал, что у него такая профессия. Он лежал на диване, смотрел в запыленное мутное окно на небо и мечтал. Мечтал, что у него много денег, красивый дом, умная и добрая жена. Представлял, как он лежит и умирает от любви к ней, а она готовит ему есть, стирает его рубашки и приносит клубнику со сливками. В постель. Прямо в постель. А он слизывает это все с простыни и опять умирает. Только на этот раз от наслаждения. Странные у Романтика были эротические фантазии. Итак, на бордовую грань у меня ушел месяц. Я ничего не забыла в доме Романтика, просто почти черная помада закончилась сама собой.

К тому времени я уже окончила институт и, наконец, научилась пользоваться косметикой. Я стала эффектной, яркой молодой женщиной. Наступила зеленая грань моей жизни - туда попал Журналист. Зеленая не потому, что я умирала от зеленой тоски, а потому, что он носил зеленый берет. Всегда. Не снимал даже ночью. Замечательный зеленый берет. Местами поеденный молью и с ободранной кисточкой. Журналист говорил, что это его талисман, благодаря которому люди хотя бы иногда идут с ним на контакт. Я, конечно, догадывалась, что, не будь на нем этого берета, люди шли бы на контакт гораздо чаще, но молчала, так как что-то говорить в этой ситуации было абсолютно бесполезно. Тем более, что Журналист не плакал, не топил меня в ванне, не ползал по мне на четвереньках, не вымазывал простыни в клубнику и даже иногда приносил в дом немного денег. Я с нескрываемой нежностью наблюдала за тем, как он берет интервью. У барометра - о погоде, у рояля - о современном искусстве, у стола - о меню на обед, у линейки - о точности современных измерений, у свечи - о кратковременности жизни... Но когда он в очередном интервью спросил у меня, не хочу ли я выйти за него замуж, я немного подумала, сказала .нет. и ушла.

Сейчас в моей жизни наступила последняя, синяя грань. Как же мало у кубика граней! Сейчас у меня Дизайнер. И синяя грань не потому, что он любит выпить, а потому, что у него болезненное обожание синего цвета. Обои, рамы, окна, подоконники и полы в домах, которые он оформляет - синие. Все остальное, естественно, тоже. Совсем все. Даже туалетная бумага. Он говорит, что синий - цвет жизни. Интересно, кто ему это сказал? И причем тут в таком случае туалетная бумага? Но, по-видимому, он все-таки неплохой дизайнер, так как деньги ему за это платят. Да и любит он меня. Вот вчера, например, подарил красивое синее платье, а месяц назад - синие босоножки. Так что на этом, наверное, следует остановиться.

Кстати, за время разбора граней моей жизни у меня получилось собрать все грани на кубике. Не такая уж и сложная эта головоломка...

 

 

Межзвездный курсовой

 

Кати, держа в руках карандаш и линейку, с умным выражением лица смотрела на разложенный перед ней на столе лист ватмана. Обычно, если на ее лице появлялось именно такое умное выражение, в голову начинали пробираться умные мысли. Но только не в этот раз. Сегодня она вернулась с дискотеки очень поздно, хотя нет - скорее, слишком рано: было всего два часа ночи. С трудом раздевшись и зевая без перерыва, девушка уже было погрузилась в мир грез, но тут внезапно вспомнила, что на завтра надо сделать часть чертежа - будущего курсового. Состроив сама себе недовольную гримасу, Кати вылезла из кровати, включила свет, достала лист ватмана...

Итак, в голову Кати не хотела приходить ни одна умная мысль. Она вертела линейку, надеясь, как в рекламе .Nescafe. с тремя кругами от чашек, на какую-нибудь случайность, но ничего не помогало. Девушка выпила чашку кофе, потом еще одну, но ситуация не изменилась. Тогда Кати решила немного отвлечься и подошла к окну. Ночное небо было сплошь усыпано неяркими пушистыми звездами. .Наверное, туман., - подумала девушка. Потом перевела взгляд вниз - на ночной город. Никакого тумана там не было. .Странно., - подумала Кати. Да и по законам физики на ночном небе в хорошо освещенном городе не должно быть так много звезд. Потом девушка вновь подняла глаза к небу. Оно было по-прежнему каким-то странным. Вдруг одна из звезд начала падать. .Хочу начертить до завтра заданную часть курсового., - мгновенно про себя подумала Кати. И хоть желание она уже загадала, звезда все равно продолжала падать. Девушка знала, что это всего лишь падение метеора, но так долго оно продолжаться не могло. Тем временем звезда все падала и падала. Спустя пару минут Кати уже поняла, что небесное тело движется прямо к ней, и даже не удивилась, когда эта звезда, оказавшаяся, впрочем, летающим блюдцем, приземлилась на ее балконе. Она открыла балконную дверь и впустила в комнату марсианина. Нет, она, конечно, не была уверена, что он именно с Марса, но и для человека он был немного странноват. Его движения были немного угловаты, да и весь он слишком сильно напоминал главного героя .Последней фантазии....

- Здравствуйте, - марсианин оказался очень воспитанным. - Меня зовут Кристокламохинозковил, но для удобства можете звать меня просто Крис.

Девушка немного оторопела и даже начала немного заикаться:

- А м-м-меня К-К-Кати...

- Кккати?

- Да нет, просто Кати. Вообще-то меня зовут Катя, но мои друзья, посмотрев популярный молодежный сериал, решили, что .Кати. звучит лучше.

Марсианин улыбнулся. Девушка хотела что-то сказать, но Крис опередил ее.

- Кати, у вас, кажется, были проблемы с каким-то чертежом?

Девушка от удивления широко открыла глаза, потом закрыла их, несколько раз тряхнула головой, потом опять открыла. Марсианин не исчез.

- Угу, - кивнула головой Кати, чувствуя, что постепенно сходит с ума.

- Покажите мне этот чертеж.

Девушка, еще не выйдя из состояния оцепенения, махнула рукой в сторону стола. Крис взглянул на ватман, взял линейку, карандаш, даже нашел где-то ластик и транспортир и начал очень быстро что-то чертить. Кати стояла, не шевелясь. Она только следила за тем, как лицо Криса меняло свой оттенок сначала с телесного на голубой, потом на зеленый, желтый, потом дошла очередь до красного, сиреневого, оранжевого, фиолетового, а закончился полет мысли, как и следовало ожидать, снова на телесном.

- Вот и все, - сказал Крис, складывая чертежные принадлежности на стол.

Кати краем глаза заметила, что готов уже весь курсовой на трех листах. Откуда Крис взял еще два листа, она не знала.

Марсианин повернулся, подошел к девушке и взял ее голову в свои ладони. Все тем же краем глаза Кати глянула в зеркало и заметила, что оттенок ее лица тоже начал меняться, причем в той же последовательности. Через несколько минут Крис отпустил голову девушки и подвел ее к чертежам.

- Что ты видишь? - спросил он.

Кати взглянула на чертежи. Там был действительно весь ее курсовой, но, что было более странным, - девушка прекрасно знала, что там было начерчено. Она, не упуская даже мельчайших подробностей, описала каждую деталь и указала ее предназначение.

Когда .разбор полетов. был окончен, марсианин еще раз взял голову Кати в свои ладони и...

Звон будильника был, как всегда, некстати. Постепенно приходя в сознание, Кати заметила, что спит головой на столе, с карандашом и линейкой в руках. .О, нет, - подумала она. - Две чашки кофе перед сном - это уже слишком. Снится потом всякий бред.. Девушка взглянула на чистый лист ватмана. С курсовым она сегодня пролетает. Или нет...

Вдруг Кати осознала, что знает все, что будет в ее курсовом, вплоть до мелочей. Вернее, помнит все это из сна. А ведь прав был этот марсианин, все должно быть именно так. Девушка тряхнула головой, чтобы убедиться, что она все-таки проснулась. .Странно все это, - подумала про себя Кати. - Решение проблемы пришло во сне. Прямо, как у Менделеева. А может, и к Менделееву прилетал Крис? Боже, что за бред я несу? Да, бред бредом, а те две чашки кофе были лишними....

Погруженная в свои мысли, девушка не видела, как над городом, прикрывшись облаком, висело летающее блюдце. Не видела она и того, как сидящий в той посудине маленький зеленый марсианин с антеннками на голове заглядывал в ее окно, автоматически рисуя в воздухе одним из двадцати семи пальцев ее имя...

 

Вальс Неудачи

 

Бал изгнанников Фортуны, как всегда, должен был проходить недалеко от местного кладбища в ночь с воскресенья на понедельник. Таким образом, неудачники начинали новую жизнь с понедельника, как все нормальные люди. Молодые свято верили, что если побывать на этом балу, то их моментально, буквально с утра начнет преследовать удача. Старики лишь ухмылялись: они-то знали, что неудачник - это навсегда, и те, кто сюда попал, будут приходить снова и снова. К тому же, посещение этого мероприятия было не очень накладным - всего лишь раз в три месяца. И через час должна была начаться осенняя феерия. Хотя феерией это назвать было, мягко говоря, сложновато - гостям и устроителям бала было категорически запрещено брать в руки что-нибудь, что даже при стечении тысячи несовместимых обстоятельств могло быть опасным. Все это было сделано скорее для людей, и то только для живых. Мертвецы, нечисть и даже добропорядочная мифология - никто не хотел портить праздник, а то, что та тысяча несовместимых обстоятельств обязательно стечется именно в этот день, ни у кого сомнения не вызывало.

Тучи постепенно сгустились, и с неба начал накрапывать мелкий, на удивление мерзкий моросящий дождь. Поеживаясь под пронизывающим ветром, кутаясь в плащи, к месту проведения бала шли двое: парень и девушка. Девушка тихо постанывала.

- Ну кто придумал такую погоду? Почему нельзя было убрать хотя бы дождь? - со страданием на лице выпытывала она подробности проведения бала у своего спутника.

- Потерпи, звезда моя. Когда-нибудь и у тебя все будет хорошо. Не обращай внимания на погоду - все так и задумано. На тебе же стоит клеймо неудачницы, а где ты еще видела более мерзкое состояние природы? Скажи спасибо, что не начался ураган, и не повыносил нас вместе с деревьями и надгробными плитами.

- Но я не хочу-у-у... - мерзко выла девушка.

- А кто хочет? Ты думаешь, там все просто мечтают, чтобы на них ежедневно сваливались только неудачи?

Девушка в ответ только продолжала выть. Парень с сожалением поглядывал на нее. Его спутница была еще совсем молоденькой вампиршей, которая получила клеймо неудачницы всего-то пару месяцев назад, да и то, когда была человеком.

В течение недели ее выгнали из института, ее парень погиб в автокатастрофе, а в кафе, где она подрабатывала по вечерам, сменился хозяин. Новый владелец сразу положил глаз на молоденькую красивую официантку, и та из-за постоянных домогательств была вынуждена уйти.

Через три недели, во время очередного рейда в поисках заработка Ирочка зашла в какой-то бар. Хозяин заведения оглядел ее, сказал, что она вполне подходит на должность официантки, но должна .для уточнения деталей. подойти вечером. Девушка, догадывалась, что ее может там ждать, но, обессилевшая от долгих поисков, все же пришла. Бедняжка, она даже предположить не могла, чем все это для нее закончится. Ирочка была здравомыслящей девушкой, в нечисть не верила и, как ей тогда казалось, правильно делала. Оказалось, что незнание законов все же не освобождает от ответственности, поэтому законы знать надо, чтобы уметь вовремя себя защитить. А Ирочка не знала. Поэтому, когда клыки работодателя вонзились ей в горло, она даже взвизгнуть не догадалась.

Превращение в вампиршу не спасло Ирочку от тотального невезения. На ее счету было два испорченных золотых колье, одна, почему-то бронированная .водолазка., ребенок, не вовремя закричавший: .Пожар!. так, что в это поверила сама Ирочка и еще двадцать восемь человек на том банкете. А вчера вампирша-неудачница с голоду наткнулась на гипсовый воротник, заботливо прикрытый простыней.

В общем, после этого случая устроители бала пригласили Ирочку на осеннее мероприятие. А чтобы ей не было страшно и одиноко, в сопровождающие дали его - Максима, оборотня с пятилетним стажем невезучести и шестнадцатью балами за плечами.

Молодая вампирша продолжала выть, ветер усиливался.

.- Потерпи, маленькая, - уговаривал ее Максим. - Потерпи немножко, мы скоро придем.

- И что я там буду делать?

- Веселиться. Там действительно будет весело.

- А завтра мои неудачи прекратятся?

Ирочка замолчала и полными надежды глазами посмотрела на своего спутника. Максим выругался про себя. Ох уж эти организаторы! Чтобы привлечь молодежь, они готовы на все, даже на заведомую ложь. В первый раз они говорят, что с понедельника Фортуна повернется к гостям лицом. После того, как ничего подобного не произойдет, делают удивленные глаза и обещают, что во второй раз все получится. А потом делают еще более удивленные глаза (а устроители бала - эльфы, и размер их глаз это позволяет) и клянутся, что в третий раз - это уж точно. Ну а те, кто три раза побывал на балу, втягиваются и становятся постоянными гостями.

- Нет, - тихо сказал Максим, - не прекратятся.

Вампирша снова завыла. Ну почему ему так не везет! Сопровождать молодежь - самое неприятное на балу.

Уже показались знакомые могилки - парочка приближалась к цели. По ту сторону кладбища горел огромный фонарь, освещавший место проведения бала.

- А почему разрешили фонарь? - подвывая, спросила Ирочка.

- За фонарем следит местный кладбищенский сторож, а он не входит в нашу компанию. Кстати, именно с фонарем проблем пока не было.

- Будут, - как-то совсем уж обреченно произнесла Ирочка.

Парочка подошла к месту проведения праздника. Бал проходил на поляне, на которой ничего не росло. Не было никакого ограждения - гости могли переломать себе руки и ноги, просто споткнувшись о любую, даже самую тоненькую веревочку. Такая уж тут собралась замечательная компания.

Максим и Ирочка слегка опоздали - почти все приглашенные были уже на месте. Многие были с переломанными или ушибленными конечностями.

При входе Максима представили только по имени, Ирочка же была дебютанткой, поэтому ее биографию представили полностью, включая сломанную на прошлой неделе зубную щетку и вылитый соседом сверху три дня назад на голову стакан горячего чая.

Гости начали перешептываться. Максим проводил Ирочку в круг молодежи. Вампирша выгодно отличалась от остальных дебютанток. В промежутке между серединой лета и серединой осени в число неудачниц попали молоденькая учительница русского языка и литературы, ангелочек в белом платьице с ощипанным крылом - пыталась поспорить с мелким демоном, но у нее это плохо получилось. Близняшек русалок можно было смело назвать сиамскими: у Аллы не было правой руки, у Эллы - левой, а учитывая, что их хвосты были тоже порядочно ободраны, можно было сказать, что они прекрасно дополняют друг друга. Еще в поток дебютанток затесалась старуха баньши. За полтора месяца она до полусмерти напугала пятнадцать ни в чем не повинных человек - ошиблась, семнадцать просто сбила с толку, а бедные кошки и вовсе растерялись, слыша вой то там, то здесь, то еще Бог его знает, где.

.В общем, компания подобралась ни ахти какая, - подумал Максим. - Ну и ладно.. Надо было просто смириться. Не каждый же раз ему дают в нагрузку молодняк.

Пытаясь как-то развлечь спутницу, оборотень начал показывать ей гостей.

- Вот, гляди, - он показал на молодую мертвячку. - Пару сотен лет назад она была эльфийкой - неудачницей. Ее свои не особо признавали - жила в лесу. Потом кого-то из людей обольстила, а свои ее за это, в целях очищения благородной крови, убили.

Ирочка криво улыбнулась. По всему было видно, что ей начинало нравиться.

- А это, - продолжил Максим, указывая на парочку, - инкуб и суккуб. Он в неудачниках уже тридцать два года, она - только с этой весны. Докатились до того, что друг друга не признали, каждый был уверен, что спаривается с человеком. Вот тогда и познакомились. Теперь на бал всегда вместе приходят.

Вампирша хныкнула и обвела взглядом гостей. Они ей явно нравились все больше и больше.

- А вот еще один интересный экземпляр, - возобновил свой рассказ Максим, указывая на девушку в платьице, раскрашенном под леопарда. - Зовут Камиллой. Она тоже, как и я, оборотень, превращается в огромную кошку, но не разберешь, то ли в леопарда, то ли в какую-нибудь еще мерзость. Хвост черный, как у пантеры, уши острые, как у рыси, лапки маленькие и белые, как у кошки. В общем, ей даже с обликом не повезло. Она тут, на балах, с детства...

В это время со стороны кладбища вышла ведьма средних лет. Общество начало приветствовать ее свистом и аплодисментами, но ведьма холодным презрением в глазах заставила всех замолчать.

- Неудачники! - громко произнесла она. - Все вы полные неудачники!

Народ заулыбался, принимая эти слова, как комплимент, но презрение в глазах ведьмы сменилось отвращением, и улыбки исчезли.

- Чем вы гордитесь? - спросила она. - Своими неудачами? Да вы погрязли в них и даже не хотите выбираться!

В толпе пронесся недовольный шепоток.

- Да я за месяц избавилась от клейма! Я месяц искала во всем положительные моменты, месяц доказывала себе, что все не так плохо. И удача, наконец, повернулась ко мне лицом. Я все прорабатывала по несколько десятков раз, учитывала каждую мелочь, и неудача отступала. Я работала над собой, и у меня получилось. А вы, вы - слабаки, неудачники. Вы даже с собой справиться не можете! А уж удачу привлечь - и подавно. А все потому, что вам так нравится, что вы привыкли и не хотите ничего менять. Вы согласны  терпеть неудачи, лишь бы ничего не делать. Вы ленитесь менять себя, менять свое отношение к собственному существованию. И имя вам - Неудачники! И существование ваше - одна сплошная Неудача! Вы находитесь не просто позади Фортуны, но и позади всего общества. Вы - неудачники! А я ухожу... Я пробыла с вами двенадцать лет. Хватит! Я поймаю удачу в свои руки, я перестану чувствовать себя позади!..

И ведьма ушла. Гордо подняв голову и делая уверенные размеренные шаги.

Гости бала зашумели. В один голос они называли незваную гостью предательницей, сумасшедшей.

Ирочка подняла глаза на Максима, в них читался немой вопрос.

- Это Татьяна, - ответил оборотень. - Она двенадцать лет была в нашей команде, но теперь, как видишь, ушла. Она - предательница, не слушай ее. Она не права - и точка!

- Но ведь доля правды...

- Никакой доли! Она не права. А это значит только то, что она не права!

Ирочка испуганно замолчала и оглядела толпу. Общество, которое гордится своим низким положением. Они ненавидят свое существование, но гордятся своей ненавистью. Они обожают рассказывать о своих неудачах, но очень боятся рассказать, что им повезло. Пускай всего один раз кто-то вытащил нужный билет на экзамене, а кто-то, несмотря на явную задержку, все же успел на поезд. Но они никогда не признаются, потому что так не должно быть. Глупое низкое общество со своими не менее глупыми и низкими законами. Но она попала именно сюда и...

- О, Боже, - прошептала дебютантка - вампирша куда-то в толпу. - Ничего поделать нельзя, и мне здесь нравится. Максим, пойдем потанцуем?..


Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100