TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100

[AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Возврат к оглавлению

Суходольский Юрий.

Алексей Прокопьев

О стихотворениях Юрия Суходольского

 

* * *

Так!.. но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый!..
(Цицерон)

Так! вам одним лишь удалось
Дойти до нас с брегов другого света.
О, если б про него хоть на один вопрос
Мог допроситься я ответа!..
(Через ливонские я проезжал поля-)

 

Так, в жизни есть мгновения
Их трудно передать,
Они самозабвения
Земного благодать.

(Так, в жизни есть мгновения-)

 

Так, ты жилица двух миров,
Твой день болезненный и страстный,
Твой сон пророчески-неясный,
Как откровение духов-
(О вещая душа моя!)

 

Так гармонических орудий
Власть беспредельна над душой,
И любят все живые люди
Язык их темный, но родной.138
(Ю.Ф. Абазе)

 

Тютчевские восклицательные так настолько уже прочно ассоциируются с именем великого поэта, что начинать стихотворение этим словом рискованно и небезопасно. Должны быть существенные мотивы для такого решения. У Тютчева так в двояком смысле (утвердительного междометия как синонима слова да! и начала развернутого сравнения/противопоставления) встречается 5 раз. Дважды притом в начале не только строфы, но и всего произведения. На двести с небольшим стихотворений (включая переводы) это немало, особенно учитывая, что каждый из пяти случаев представлен опытом, чрезвычайно важным для русской поэзии в целом и поэзии Тютчева в частности. Многие помнят их наизусть. Вопреки урокам литературы в средней школе.

 

Некий автор написал стихотворение, начинающееся строчкой Есть в мегаполисах какой-то полый звук-. Друзья его не смогли сдержать ухмылки, а некоторые даже прыснули. Как вы думаете, почему?
Пришлось незадачливому поэту переделать строчку, и теперь она звучит так: В мегалополисах какой-то полый звук-. Вопрос был, что называется, исчерпан. Да, кстати, и ритмически лучше стало. И мегалополис правильнее сказать, чем мегаполис.

 

Теперь почитаем Суходольского (с сохранением орфографии):

Так! Терпкой буквы бесконечность
Еще предчувствующей стих,
Сквозь смысла мертвенную млечность
Поющий дух любви постиг.

 

Как на воде круги паденья
Обозначают непокой,
Звук порождает жажду зренья
На зло незрячести земной.

 

И нет путей, есть возвращенья
Вновь собирает звездный свет
В тончайшей ткани отраженья
Души трепещущий ответ.

 

Как это ни странно, но некое оправдание для начального так все же находится. Тютчев, так сказать, присутствует здесь: характерными словосочетаниями, всем словарем стихотворения, своеобразным пантеизмом его, двумерностью изображаемого мира, параллельными рядами сопоставлений и все это на фоне типичной для тютчевского времени рифмовки, типичного четырехстопного ямба, типичного рефлектирующего письма о звездах, душе, воде, звуке-

Предвижу возражения: четырестопный ямб мне надоел - это уже у Александра Сергеевича. Но я-то говорю о сочетании разрозненных элементов, вместе складывающихся в единство, где слух не обманешь. Думаю, и автор не будет отрицать цитирования формы, если можно так выразиться. Четырехстопник-то как раз сейчас, после засилья пятистопных размеров, может звучать свежо, если писать его умеючи.

Но тут-то и понимаешь (понимаешь почти сразу, а вот чтобы объяснить, надо помучаться), что, грубо говоря, Тютчев здесь только на уровне такой своеобразной цитаты живет. В ином его нет. Цель достигается прямо противоположная, хотя до пародийности пока еще дело не доходит.

Во-первых, при кажущейся простоте произносимых слов высказывание не достигает той ясности, которой хотелось бы, когда имеешь такой набор конструктивных элементов стиха. Ничего не поделаешь, Тютчев приучил!

Инверсия в первой строфе никак не помогает вникнуть в содержание, приходится ломать голову и говорить для этого прозой: Поющий дух любви (сквозь мертвенную млечность смысла) постиг бесконечность терпкой буквы, еще предчувствующей стих. Согласитесь, пришлось встать на голову (или наоборот, с головы на ноги), чтобы понять- нет, еще не смысл сказанного, а только то, как предложение построено. В смысл еще надо вникнуть, но этого делать уже не хочется, поскольку уже, как говорится в таких случаях, вся страсть прошла. Это же вам не проза, здесь дело быстро кончается, даже длинная баллада читается за один присест.

Разумеется, есть стихи, которые не сразу понимаешь, а уже начинаешь любить их, и только потом всматриваешься и во второй, и в третий план, и в потаенный смысл. Стихи не обязательно плохи, если они непонятны. Но здесь явно не тот случай. Синтаксис просто пугает.

Такова же и третья строфа. Кто объяснит мне, что к чему относится в длинном ряду слов, стоящих в родительном падеже свет-ткани отраженья//Души - ответ. А ведь еще и ткань тончайшая, и душа трепещущая. И звездный свет почему-то собирает ответ, чего я понять решительно не могу.

Обидней всего то, что Суходольский вполне владеет, что называется, техникой версификации. Есть поразительные по красоте примеры:

Кто беженки тело сжимает,
Кто нищенки сердце берет?
Здесь теплый асфальт остывает,
У ночи прохладу берет.

Но дальше опять то же самое-

Хороши своей удивительной простотой и такие строчки:

Я думал, что за мной придут,
Но не пришли за мной.
Забыли, как случайный гость
В прихожей зонтик свой.

И он пылится в пустоте.
Он сто дождей уже
В углу за шторой пропустил
На пятом этаже.

 

Но вот читаем начало другого стихотворения:

Ахматовой

Ваш профиль резал Модильяни
Грядущего пронзая муть
Чтобы неровностию линий
Вас их грядущего вернуть!

Что такое вас их? Это какой-то дурной немецкий, не говоря уже о полной невнятице смысла и несуразице синтаксиса в словосочетании вас их грядущего.

Строка Грядущего пронзая муть мне кажется еще плохим переводом. О чем это я? Представьте себе, читаю я перевод на русский какого-нибудь стихотворения, и все вроде бы хорошо, да вот строчка одна корявая. Гляжу в оригинал, и ну, конечно! там ведь совсем о другом. Так и здесь. Уверен, в оригинале этой строки сказано о чем-то другом, сказано более четко, более правильно, не столь расплывчато, мысль лучше сформулирована, она просто ищет своего выражения в словах.(Понимаете, дорогие мои! не самовыражение - предел стремлений, а выражение в словах такого вот "неизреченного" еще "оригинала". Боюсь, что грядущего пронзая муть - плохой перевод в мысль изреченную посетившей автора (причем, посетившей задним числом) интуиции, связанной с рисунками Модильяни и Ахматовой. Ведь всё на свете перевод. Вопрос только, насколько удачный. Веденяпин в своей рецензии говорит об "общей невнятности". Я бы предложил рабочий термин "плохой перевод". Ибо невнятность бывает разного рода. Невнятность Суходольского вовсе не равновелика невнятности mpt. А некоторые очень даже "внятные" стихи, ну, например, Асадова Эдуарда, столь любимые десятиклассницами (не всеми, конечно, не всеми-) вряд ли уж столь желанна и хороша. Но вот назвать их "плохим переводом" вполне возможно.

 

Вернемся теперь к тютчевскому Так! Почему именно тютчевскому?

Вот у Вяземского в одном стихотворении три раза Так!:

 

Так! Древности постиг теперь
Я баснословную святыню:
О волны! Красоты богиню
Я признаю за вашу дщерь.
Так, верю: родилась она
Из вашей колыбели зыбкой
И пробудила мир от сна
Своею свежею улыбкой.

 

Так, верю: здесь явилась ты,
Очаровательница мира!
(Море)

 

или в другом месте:

 

Так! Отъезжать люблю порою,
Чтоб в самого себя войти,
И говорю другим: прости!
Чтоб поздороваться с собою.

(Коляска)

 

Или еще:

 

Так, я один в чужбине дальной
Тебя приветствую тоской,
Улыбкою полупечальной
И полурадостной слезой.

(Рябина)

Почему же все-таки вспоминается именно Тютчев? Да просто потому, что его примеры более, что ли, хрестоматийны. Попросту говоря, гений Тютчева виноват. Из риторической фигуры его Так! превратилось в некий авторский знак, в своеобразную товарную марку. Как, впрочем, и зачин есть (Есть в осени первоначальной-, Есть некий час, в ночи, всемирного молчанья-, Есть и в моем страдальческом застое- ну и так далее).

Если выйти за пределы собственно тютчевской поэтики, то же самое можно сказать и о других зачинах. Начинать стихотворение словом Когда, восклицанием Нет! - значит, брать на себя ответственность, тяжести которой можно ведь и не вынести. Нужно быть конгениальным русскому поэтическому письму всего 19-го и доброй половине 20-го века. Впрочем, многие про себя так и считают. Что ж, исполать!

Теперь немного о другом. Во многом солидарен я с Суходольским как автором статьи Почему я не согласен с Ларисой Миллер. Солидарен с тем, против чего он выступает, но совершенно не согласен с "позитивной", так сказать, программой. Это тема отдельного разговора. Я бы написал Почему я не согласен с обоими. Но речь о другом. Можно также спорить о достоинствах опубликованных в журнале стихов Ларисы Миллер. Но для того, чтобы спор шел на равных, нужно элементарно владеть пресловутой техникой письма. В противном случае спора не получится. И жертва нападения, техникой такой владеющая, а потому (и по праву) уверенная, что стихи-то пишет лучше, всегда может сказать: экие на меня нападки. Даром, что в другом жанре. Насколько я знаю, Лариса Миллер не ответила. Так я и думал.

 

PS

Сожалею, что пришлось пока остановиться на одних только недостатках стихов Юрия Суходольского. Нужно и важно разбирать также то, что удалось. Надеюсь еще вернуться к этим стихам.

Алексей Прокопьев





Ссылка на О'ХАЙ!

Сюда бросать письма

Ссылка на Русский Переплет


Rambler's Top100