TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100

Статьи Соросовского Образовательного журнала в текстовом формате


Упал ли катастрофически уровень образования в России? (СОЙФЕР В.Н. , 1998), ISSEP

УПАЛ ЛИ КАТАСТРОФИЧЕСКИ

УРОВЕНЬ ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ?

В. Н. СОЙФЕР

Председатель Правления Международной Соросовской Программы Образования в Области Точных Наук

В последние годы стало расхожим утверждение о том, что в России и в других странах бывшего Советского Союза катастрофически упал уровень среднего образования, учителям не платят зарплату, они перестали творчески работать и вынуждены прибегать к забастовкам, чтобы добиться самого минимального: обеспечить себе хотя бы полуголодное существование. Есть немало людей, утверждающих, что и в высшей школе налицо затяжной кризис, что вузы снизили уровень преподавания, а интерес к получению университетского образования среди самой талантливой части молодежи исчез: более притягательными для нее стали коммерческие и управленческие сферы деятельности.

"Но, пожалуй, всего страшнее падение престижа науки и высшего образования в области естественных наук среди молодежи, - пишет профессор МГУ Ю.Н. Ефремов во втором выпуске "Новостей науки" (ноябрь 1997 года, с. 13) и продолжает: - Смещается вся система относительных ценностей в обществе. Подрастает поколение, воспитанное нашим телевидением, не державшее в руках научно-популярную книжку или журнал. Начинается исчезновение не только творцов науки и культуры, но и потребителей культурных ценностей, все меньше людей способны востребовать и оценить достижения науки и искусства".

Что об этих тенденциях говорят результаты работы Международной Соросовской Программы Образования в Области Точных Наук?

На состоявшемся 15 марта 1998 года в Москве заседании Правления Программы были представлены результаты работы по всем направлениям Программы в России, на Украине, в Грузии и Белоруссии за 1997 год. Проанализированные членами Правления данные свидетельствуют о том, что на самом деле черной краской ситуацию и в средней и в высшей школе изображать нельзя.

В России в прошлом году звание Соросовского Профессора получили 379 человек, а звание Соросовского Доцента - 348 человек. Все они полноценно работали в качестве преподавателей вузов, а не были лишь совместителями, отдающими преподаванию малую толику своего времени. Об этом говорит такая цифра: у них учились 121 200 студентов. Но и от мира науки они не были отдалены: только в исследовательских проектах, ведущихся под их руководством, работали 5250 студентов и аспирантов. Эти же 727 профессоров и доцентов опубликовали 195 монографий и учебников в течение года. Еще одна впечатляющая цифра касается числа статей, опубликованных Соросовскими лауреатами в научных журналах, - 2320 публикаций за год! Число докладов, сделанных ими за этот год на научных конгрессах, симпозиумах и конференциях, включая Соросовские конференции учителей, составило 3165.

Из приведенных цифр следует непреложный вывод: рассуждения о том, что в России обвальными темпами приближается катастрофа высшего образования, необоснованны. Количество высококвалифицированных преподавателей в вузах достаточно велико, а результативность их преподавательской и научной работы высока. Кстати, тот факт, что, по данным Министерства общего и специального образования РФ, практически во всех вузах страны возобновился конкурс среди поступающих, как это было семь-восемь лет назад, свидетельствует о восстановлении притягательности высшего образования для значительной части молодежи, оканчивающей среднюю школу.

Нельзя говорить и о падении уровня знаний и интереса к глубокому овладению своей специальностью у молодых ученых - аспирантов и лучшей части студентов. Хотя мне довольно часто приходится встречать в российской и зарубежной прессе высказывания о том, что аспиранты и студенты не те, что были раньше, что "отгрызанию гранита от фундамента научных знаний" они предпочитают занятие коммерцией, что современные средства массовой культуры ничему хорошему научить не могут, а притягивают к себе всю молодежь, такие высказывания вряд ли справедливы. В 1997 году около 5 тыс. аспирантов и студентов приняли участие в конкурсе на звание Соросовского Аспиранта и Соросовского Студента. Звания эти получили соответственно 672 и 1223 человека, обучающиеся в 205 вузах страны (таким образом, не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и во многих областных центрах). Они опубликовали 2147 научных статей, сделали 3193 доклада на различных научных конференциях, участвовали в 1702 научных проектах. Несомненно, эти молодые люди ответственно относятся не только к овладению современными знаниями, но уже активно участвуют в научной работе и показывают при этом выдающиеся результаты. Ведь 2147 научных статей, опубликованных менее чем 2000 аспирантов и студентов за год, позволяет уверенно говорить о том, что на смену лучшим преподавателям высшей школы идет не менее талантливая и любящая свое дело молодежь.

На основании деятельности нашей Программы в России, на Украине и в Грузии можно сделать определенный вывод и о состоянии дел в средней школе. Сегодня уже можно говорить, что предложенный нами механизм отбора Соросовских учителей, основанный на опросе почти 100 тыс. студентов вузов ежегодно, полностью себя оправдал. Студентов просили назвать лучших, по их мнению, учителей школьной поры. Значительная часть имен, названных студентами, стабильно попадала в списки лучших учителей и в 1995, и в 1996, и в 1997 годах (см. схему).

В 1997 году звание Соросовского Учителя в Российской Федерации получили 4025 человек. Из них 1468 только в 1997 году опубликовали научные и методические статьи, то есть не были пассивными получателями грантов. Другой важный факт: 74% их выпускников поступили в 1997 году в высшие учебные заведения. Этот показатель выше среднего по стране почти в три раза и лучше, чем что-либо еще, характеризует и самих учителей и подготовленных ими выпускников школ.

О сохраняющемся высоком уровне обучения в средней школе свидетельствуют также результаты Соросовской олимпиады 1997 года. В ней приняли участие почти 90 тыс. учащихся, причем более 4 тыс. показали выдающиеся результаты, сравнимые с результатами самых лучших школьников мира. Недаром и в 1997 году победители Соросовской олимпиады принесли России почти 90% медалей, завоеванных официальными российскими командами на всемирных олимпиадах школьников по физике, химии, математике и биологии.

Еще более массовым стало участие школьников в IV Соросовской олимпиаде этого года. В первом (заочном) туре приняли участие около 23 тыс. учащихся 6-11-х классов (математика) и 9-11-х классов (физика, химия, биология). А в очном туре, недавно завершившемся в России, участвовали более 250 тыс. школьников - самое большое число за всю историю олимпиад в мире. Сейчас еще не подведены итоги решения задач, но несомненно, что такое массовое участие говорит о том, что огромное число школьников в России сохраняет интерес к точным наукам и этим подтверждает право называть Россию если не самой образованной страной в мире, то одной из самых образованных.

Конечно, все приведенные выше цифры о сохранении в средней школе и вузах значительной части высококвалифицированных преподавателей, работающих самоотверженно, публикующих научные и методические статьи, выступающих на конференциях, готовящих своих учеников к высокому служению науке и культуре, данные о высоких показателях учебы школьников и школьниц не могут отменить или отодвинуть важный вопрос о финансировании высшей и средней школы, равно как и о финансировании науки и научных учреждений.

Утечка мозгов на Запад, как и еще более значительная утечка золотых мозгов из науки и сферы преподавания в коммерческие, хозяйственные и управленческие области, вряд ли может хоть как-то понизить уровень притока талантов в науку и образование в столь большой и богатой талантами стране, как Россия (равно как и на Украине или в Белоруссии). На смену уходящим всегда будет при-ходить новая и совсем не худшая часть талантливой молодежи.

Однако, если финансирование талантливых ученых в научных учреждениях и финансирование вузов и средних школ останется на уровне 1997 года, катастрофа наступит невзирая на наличие хороших преподавателей и замечательных учащихся. И дело не только в том, что взятые на себя правительствами этих стран обязательства по бюджетному финансированию науки и образования были снижены до уровня самых слаборазвитых стран. Дело еще и в том, что заложенные в бюджет минимальные суммы так и не были выделены и в разных сферах науки и образования обещанное бюджетное финансирование было выполнено правительством в размере от трети до половины планировавшихся сумм. Похоже, что первые месяцы 1998 года не принесли облегчения в той тяжелейшей финансовой ситуации, в которой оказались преподаватели и ученые. Даже минимальные их потребности не были удовлетворены. А ведь если вузы и школы не будут снабжаться современным оборудованием и компьютерами в той мере, как необходимо для сохранения высочайшего в недавнем прошлом уровня образования в области точных наук, то Россия утратит свои позиции в мире и откатится в разряд слаборазвитых стран. Если директора школ вместо того, чтобы заботиться о том, как обеспечить хорошие условия для работы их замечательных учителей, будут думать лишь о том, чем топить школы, как оплатить счета за электричество, прежде чем школа будет обесточена за неуплату, как удержать в школе лучших учителей, а не тех, кто нигде больше не найдет работы из-за низких профессиональных качеств, тогда катастрофа наступит даже скорее, чем многие предсказывают: ведь в существующем мире конкуренция на уровне образования - это очень жестокая конкуренция.

Пока же ситуация в России, и на Украине, и особенно в Белоруссии чрезвычайно тревожна. Недавно я принял участие в совещании, проведенном Нью-Йоркской корпорацией Карнеги и посвященном одной проблеме: как помогать России и другим странам бывшего Советского Союза в сохранении высокого уровня науки и образования. Президент корпорации (в прошлом президент одного из лучших американских университетов - Браунского университета в штате Род-Айленд) профессор Вартан Грегорян вспомнил, как некоторое время назад ректор Санкт-Петербургского университета, профессор Л.А. Вербицкая, приехавшая в Нью-Йорк на подобное же совещание, была вынуждена оторваться от работы, так как узнала, что здания ее университета или уже отключены от электричества, или будут вот-вот отключены. Западные участники совещания следили за тем, как Л.А. Вербицкая, пользуясь своим огромным влиянием в России, старалась дозвониться не кому-либо, а непосредственно Б.Н. Ельцину, как она в конце концов по телефону из Нью-Йорка смогла связаться с администрацией президента России и только с помощью влиятельных в стране людей решить вопрос об электроснабжении ее университета.

Такая ситуация и методы ее разрешения в тот день лучше, чем что бы то ни было другое, показали, как тяжела жизнь руководителей вузов и школ в стране. Конечно, профессору Л.А. Вербицкой с ее авторитетом можно надеяться решить проблему, которая вообще не должна возникать, а как бороться с подобными проблемами директору какой-нибудь средней школы в тайге или маленьком поселке?

Поэтому на самом деле надо четко разделять две проблемы: наличие высококвалифицированных преподавателей всех уровней и способность страны содержать среднюю и высшую школу на уровне развитых индустриальных стран. Ведь каким бы ни было сегодня состояние экономики, только оберегая и среднюю и высшую школы можно надеяться выбраться из трясины неурядиц. Расходы на школу, во-первых, составляют не более нескольких процентов общенационального бюджета, а во-вторых, их надо отнести к разряду тех святых для федеральных и местных органов категорий расходов, посягать на которые они не должны даже в самую трудную минуту.

В противном случае грянет беда, с которой справиться не удастся и за десятилетие: ведь цикл подготовки кадров преподавателей и науки включает в себя не просто десять или одиннадцать лет в школе плюс пять или шесть лет в вузе плюс еще три или четыре года в аспирантуре. И надо еще подготовить тех, кто будет учить и школьников, и студентов, и аспирантов. Эта проблема в такой большой стране, как Россия, может стать неразрешимой просто из-за ее масштабов, а если еще думать о высококвалифицированных кадрах, то, может быть, вовсе не наивно вспомнить, что славу российским науке и образованию заложили подвижники на ниве просвещения и знания еще в царской России и, слава Богу, в советское время первоклассная система образования продолжала развиваться.

Фейерфакс, штат Вирджиния, США

4 апреля 1998 года


Rambler's Top100