TopList п╞п╫п╢п╣п╨я│ я├п╦я┌п╦я─п╬п╡п╟п╫п╦я▐
п═я┐я│я│п╨п╦п╧ п©п╣я─п╣п©п╩п╣я┌
п÷п╬я─я┌п╟п╩ | п║п╬п╢п╣я─п╤п╟п╫п╦п╣ | п· п╫п╟я│ | п░п╡я┌п╬я─п╟п╪ | п²п╬п╡п╬я│я┌п╦ | п÷п╣я─п╡п╟я▐ п╢п╣я│я▐я┌п╨п╟ | п■п╦я│п╨я┐я│я│п╦п╬п╫п╫я▀п╧ п╨п╩я┐п╠ | п²п╟я┐я┤п╫я▀п╧ я└п╬я─я┐п╪
-->
п÷п╣я─п╡п╟я▐ п╢п╣я│я▐я┌п╨п╟ "п═я┐я│я│п╨п╬пЁп╬ п©п╣я─п╣п©п╩п╣я┌п╟"
п╒п╣п╪я▀ п╢п╫я▐:

п∙я│п╩п╦ п╠я▀ п╪я▀ п╡я│п╣пЁп╢п╟ п©п╬п╢я─п╟п╤п╟п╩п╦ п╡ я┌п╣я┘п╫п╬п╩п╬пЁп╦п╦ п≈п╟п©п╟п╢я┐, п⌠п╟пЁп╟я─п╦п╫ п╫п╦п╨п╬пЁп╢п╟ п╠я▀ п╫п╣ я│я┌п╟п╩ п©п╣я─п╡я▀п╪.

| п·п╠я─п╟я┴п╣п╫п╦п╣ п╨ п■п╪п╦я┌я─п╦я▌ п·п╩п╣пЁп╬п╡п╦я┤я┐ п═п╬пЁп╬п╥п╦п╫я┐ п©п╬ я┌п╣п╪п╣ "п╨п╬я│п╪п╦я┤п╣я│п╨п╦п╣ я┐пЁя─п╬п╥я▀": п╨п╟п╨ я│п╢п╣п╩п╟я┌я▄ я│п╦я│я┌п╣п╪я┐ п©я─п╣п╢я┐п©я─п╣п╤п╢п╣п╫п╦я▐? | п п╬п╪я┐ п╢п╟п╡п╟я┌я▄ пЁя─п╟п╫я┌я▀ п╦п╩п╦ я│п╨п╬п╩я▄п╨п╬ п╡ п═п╬я│я│п╦п╦ п╪п╬п╩п╬п╢я▀я┘ я┐я┤п╣п╫я▀я┘?
Rambler's Top100


 


r1

РУССКИЕ ХРАМЫ

КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Текст Александра Рыбакова

Посмотреть


Вид с озера (основан в 1397 году)
Фото 1986

В легенде о призвании варяг, изложенной в "Повести временных лет", среди древнейших и важнейших городов на территории племенного союза словен, чуди, веси и мери, образовавших впоследствии землю Русскую, под 862 годом упомянут город Белоозеро: "...И избрашася 3 братья с роды своими, и пояша по собе всю Русь, и приидоша; старейший Рюрик седе Нове-городе, а другий Синеус на Белеозере, а третий Из-борсте Трувор. И от тех варяг прозвася Русская земля...". Далее летописец сообщает, что первоначальное население Ростова принадлежало к племени меря, а Белоозера - к племени весь. Через два года Синеус и Трувор умерли, Ростов и Белоозеро перешли под власть Рюрика, который поставил в них своих наместников.


Реставраторы (В центре П.И.Юкин (1885-1945)

В наши дни приоткрываются лишь первые страницы истории художественной культуры Белозерска. Они являют нам образцы высокого искусства и мастерства, которые с глубокой древности встречались на берегах Белого озера. Дальнейшие поиски и открытия новых произведений белозерских мастеров сулят в будущем немало счастливых встреч с искусством своеобразным, многогранным, шедшим в ногу с развитием эстетического и нравственного сознания народа. Они позволят по достоинству оценить подлинное значение вклада этого региона в историческую картину развития отечественной культуры.


Ворота
Рисунок В.М.Липунова, 1997

Со временем крупнейшим центром художественной культуры Северной Руси стал Кирилло-Белозерский монастырь, основанный в 1397 году выходцем из московского Симонова монастыря Кириллом. Пользовавшийся активной поддержкой московского великокняжеского, а затем и царского двора, видевшего в нем оплот своей силы и власти на Севере, Кирилло-Белозерский монастырь вел большое строительство. Много внимания монастырские власти уделяли украшению храмов как в самой обители, так и в ее многочисленных вотчинах. При монастыре работали не только плотники, каменщики, столяры, токари, судописцы, но и иконописцы, переписчики книг, летописцы.

В Кирилло-Белозерском историко-художественном и архитектурном музее-заповеднике ныне хранится интересная и ценная коллекция икон XV-XVIII веков. Большей частью они происходят из монастырских храмов, но есть памятники и из окрестных церквей и обителей.

К числу древнейших и интереснейших икон в этом собрании относится Успение из местного ряда Успенского собора, которое по преданию связано с именем Дионисия Глушицкого.


Успение Богородицы
Около 1497
Живопись иконы отличается высоким мастерством исполнения и содержит ряд иконографических и стилистических признаков, свидетельствующих о том, что создавший ее мастер скорее всего работал в рамках ростовской художественной традиции, но при этом ориентировался на образцы византийской живописи палеологовского времени. Икона датируется первой половиной XV века и, возможно, была центральным образом первого соборного храма монастыря.

Выдающуюся историко-художественную ценность имеет сохранившийся в Успенском соборе Кириллова монастыря комплекс икон 1495-1497 годов, расположенных в деисусном, праздничном и частично в местном ряду иконостаса. Они написаны мастерами высокой квалификации, в совершенстве владевшими технико-технологическими приемами различных ведущих школ живописи Древней Руси. Это затрудняет однозначное определение истоков их творчества и принадлежности к тому или иному художественному центру того времени. Пра-отеческие иконы иконостаса написаны в 1630 году вологодским иконописцем Жданом Дементьевым.

Большой научный интерес представляют также иконостасы, сохранившиеся в других церквах Кириллова монастыря: Иоанна Лествичника (1572) и Преображения (1595).


Преображение Господне
1595

К числу достопримечательных икон Кирилло-Белозерского монастыря относится пядничный образ преподобного Кирилла, который по легенде, зафиксированной самой ранней из дошедших до нас описью монастыря (1601), считался произведением Дионисия Глушицкого, написанным в 1423/1424 году, то есть при жизни основателя обители. После отражения польско-литовского нападения монастырские власти распорядились изготовить специальный складень для хранения этого образа, который в 1614 году был расписан белозерским иконописцем Никитой Ермоловым. В одном из клейм он изобразил сцену написания образа преподобного Кирилла Дионисием Глушицким "с натуры" - "живу су-щу", в удостоверение чего на среднике складня тогда же была вырезана соответствующая надпись.

Наблюдавший за раскрытием иконы в 1919 году А.И.Анисимов принял датировку монастырской легенды, отметив, что образ "носит на себе черты чего-то на самом деле наблюденного в действительности". Атрибуция А.И.Анисимова впоследствии закрепилась за пядничным образом преподобного Кирилла.


Тайная вечеря
Около 1497

Однако сейчас, в свете новых представлений, возникших в результате открытия значительного количества памятников живописи XV-XVI веков, у ряда исследователей зародились обоснованные сомнения в точности этой атрибуции. Действительно, ни технико-технологические особенности исполнения иконы (доска нехарактерных для первой четверти XV века пропорций с глубоким ковчегом и широкими полями, использованием "плавей" в личном письме, моделировка позема белильными штрихами), ни стилистические качества произведения (чрезмерно свободная постановка фигуры в поле ковчега, неодухотворенный, приземленный образ преподобного, темные глуховатые краски в сочетании с холодным светом золота, высокие штамбы букв в надписи) не позволяют сопоставить этот образ ни с одним из известных ныне памятников иконописи первой четверти XV столетия. По указанным признакам икона приближается к произведениям, создававшимся на вологодской земле в сфере влияния московской художественной традиции в конце XV - начале XVI века.

Учитывая эти обстоятельства, по-видимому, следует признать, что пяд-ничный образ появился в Кирилловской обители на волне развития культа основателя богатого монастыря, в годы жестокого прения между "осифлянами" и "нестяжателями". Иначе невозможно объяснить, почему Пахомий Серб, побывавший в 1462 году в монастыре и написавший житие Кирилла, беседовавший с видевшими его игуменами Кассианом и Мартинианом, ни словом не обмолвился о наличии в монастыре иконы преподобного, да еще написанной при его жизни. И возможно ли представить Кирилла - сурового игумена, превыше других добродетелей возводящего воздержание и смирение, именующего себя в своих посланиях "чернечище грешный и непотребный", "грешный и смиренный игумен",- позирующим для иконописца? Тем самым он поставил бы себя и в собственном мнении, и в мнении братии на одну ступень с Богоматерью (чей образ, по церковному преданию, при ее жизни написал евангелист Лука), что немыслимо для православного религиозного сознания XV века.

Возникновение легенды об исполнении пядничной иконы преподобного Дионисием Глушицким и утверждение ее ценности как прижизненного образа,

несомненно, относится к более позднему времени. Это могло произойти лишь в условиях значительной коррекции ценностного определения человеческой личности, повышения статуса ее земного начала. Такой сдвиг в мировоззрении русского человека, хорошо фиксируемый и в иконописи, стал заметным лишь во второй половине XVI века, после церковных соборов середины столетия и массовой канонизации русских святых, а также не без влияния активных и разнообразных контактов с западным миром. Что же касается Дионисия Глушицкого - инока, основавшего в 1393 году монастырь близ Кубенского озера и действительно занимавшегося иконописанием,- то его имя в поздней традиции часто связывалось с достопримечательными иконами в монастырях и приходских храмах Вологодской епархии. К тому же вологодской агиографии неизвестно имя Дионисия Московского, но память о его иконописных трудах в тех обителях, где он работал, была жива, и благодаря тождеству имен ошибочно соединялась с именем жившего столетием раньше повсеместно славимого преподобного Дионисия Глушицкого16.

Записанное в синодике Кирилло-Белозерского монастыря имя иконника Дионисия является одним из ранних упоминаний о работавших в монастыре иконописцах. Как показало изучение иконного фонда и актов монастыря, для исполнения крупных живописных комплексов (иконостасов, стенных росписей) монастырские власти обычно приглашали известных мастеров-профессионалов из Москвы, Новгорода, Ростова, Белозерска, Вологды, Ярославля. Лишь сравнительно небольшие по объемам работы да труды по поновлению потемневших или поврежденных икон и росписей поручались в XVI-XVIII веках иконникам из числа братии или монастырских служителей. Из работавших в Кирилло-Бело-зерском монастыре иконописцев известны старец Александр с учениками Оме-лином (Емельяном) и Никитою (1585), старцы Митрофан и Трифон (начало XVII века), вологжане Ждан Дементьев и Терентий Фомин, белозерцы Никита Ермолов и Оксен Федоров, москвич Леонтий Жуков, ярославцы Иван Тимофеев, Се-вастьян Дмитриев и Осип Владимиров, старцы Нектарий Кулюксин и Феофан Дерголоб, монастырские служители Иван Козмин и Федор Кулебакин; позднее, в XVIII столетии, для Кириллова монастыря трудились его служители Никифор Андреев, Михаил Каргопольцев, Филипп Макурин, белозерец Лаврентий Туфа-нов, священник череповецкого Воскресенского собора Лука Петров и ряд иных мастеров. Датой основания Ферапонтова монастыря, расположенного поблизости от Кириллова, традиционно считается 1398 год. В XV-XVI веках эта обитель играла в культурной жизни Севера не менее видную роль, чем Кирилло-Белозерский монастырь. Особенно напряженной и оживленной была жизнь в Ферапон-товом монастыре на рубеже XV и XVI столетий, когда там находился отказавшийся от кафедры ростовский архиепископ Иоасаф. Он много содействовал украшению монастырского ансамбля и развитию просветительской деятельности, начатой игуменом Мартинианом в середине XV столетия. Именно к этому времени относится строительство в монастыре каменного Богородице-Рождествен-ского собора и последовавшая в 1502-1503 годах его роспись московским художником Дионисием с сыновьями Феодосием и Владимиром.

В Богородице-Рождественском соборе сохранился иконостас, иконы для которого были также созданы в мастерской Дионисия. В местном ряду иконостаса с творчеством этого живописца и его мастерской связывают иконы Воскресение и Богоматерь Одигитрия. Изображение Богоматери с младенцем отличается особенно высоким мастерством исполнения. В нем нашла яркое проявление творческая манера Дионисия, его умение сочетать величественную торжественность, духовную возвышенность образов с лирической трактовкой их эмоционального состояния. Иконы деисусного и пророческого чинов выполнены группой мастеров и, возможно, разновременны. Храмовая икона Рождество Богородицы с клеймами земной жизни Богоматери написана в середине XVII века и является вкладом старца Феофилакта Калединского.

Творчество Дионисия и мастеров его круга оказало глубокое воздействие на дальнейшее развитие художественной культуры в Белозерье, Вологде и в окрестных монастырях, содействовало внедрению в ее традиционную структуру новых художественных импульсов и технических приемов.


Литература в "Русском переплете"

Запечетленная Россия

Наука и культура в "Русском переплете"

Лента новостей русской культуры

Лента новостей науки техники

Дискуссия



Rambler's Top100