TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Клавдий Птолемей
РУКОВОДСТВО ПО ГЕОГРАФИИ
("Античная география", составитель проф. М.С.Боднарский,
Государственное издательство географической литературы, Москва - 1953)

Книга первая

Глава I. В чем отличие географии от хорографии

География есть линейное изображение всей ныне известной нам части земли со всем тем, что на ней находится. Она отличается от хорографии тем, что последняя, беря отдельные местности, рассматривает каждую из них особо, приводя в своих описаниях даже такие мелочи, как, например, гавани, селения, округа, притоки главных рек и т. п.

География изображает известную нам землю единой и непрерывной, показывает ее природу и положение в виде самых общих очертаний, отмечая заливы, большие города, народы, реки и остальное, наиболее достопримечательное в каждом роде. Назначение хорографии можно сравнить со взглядом художника на отдельную часть головы, ухо или глаз, которую он собирается изобразить. Назначение географии сходно с рассматриванием всей головы для изображения ее очертаний полностью.

Часть карты азиатской Сарматии по Птолемею.

При всяком изображении необходимо прежде всего разместить основные части предмета, который намереваются изобразить, а также соразмерить расстояния, принимая во внимание отдаленность изображаемого предмета от наших глаз. Это нужно для того, чтобы целое изображение правильно воспринималось. Поэтому хорографии разумно и полезно передавать даже самые мелкие особенности стран, географии же -- только крупные черты. Основными частями населенной земли, которые можно надлежащим образом изобразить, являются местоположение стран и их частные отличия.

Хорография занимается преимущественно качеством, а не количеством: она всегда заботится о сходстве, а вовсе не о соразмерности положений. География же занята скорее количеством, так как она всегда заботится о соответствии расстояний, а о сходстве только тогда, когда изображает большие части и общие очертания. Поэтому хорографии необходимо изображение отдельных мест, и никто не стал бы заниматься хорографией, не умея рисовать. Географии же это совершенно не нужно, так как она изображает положение и очертания с помощью одних только линий и условных знаков. Вследствие этого хорография нисколько не нуждается в математическом методе, а в географии это -- самая главная часть. В самом деле, прежде следует рассмотреть очертания и величину всей земли, а также ее положение относительно неба, чтобы можно было после этого говорить и об известной нам части -- какова она и на какой из параллелей находится каждый ее пункт. Исходя из этого, можно будет остановиться на таких вопросах, как продолжительность суток, неподвижные звезды в зените, звезды, вечно движущиеся над землей, и то, что мы связываем с понятием об обитаемом мире. Все это -- возвышенные и прекрасные вопросы, и все это с помощью математики дает нам возможность обозреть всю землю в одной картине, подобно тому, как мы можем обозревать небесный свод в его вращении над нашей головой. Настоящую же землю, так как она огромна и поскольку она не окружает нас, ни всю сразу, ни по частям нельзя объехать одному человеку.

Глава II. Что должно служить основой географии

Сказанное выше в общем показывает, какова задача занимающегося географией и чем отличается он от хорографа. Но так как нам предстоит теперь изобразить современную обитаемую землю, передавая как можно точнее ее действительные размеры, то мы считаем необходимым сначала разъяснить, что главное значение в этом деле принадлежит сообщениям о путешествиях. Они обеспечивают наиболее верные сведения, передавая рассказы тех, кто прошел отдельные страны как исследователь и наблюдатель. Сведения же о наблюдениях частью геометричны, частью метеороскопичны. Геометричны они в том случае, когда положение мест относительно друг друга определяется непосредственным измерением расстояний, метеороскопичны же они тогда, когда это положение определяется с помощью астролябий и скиотеров. Метеороскопические данные, как нечто законченное, более точны, геометрические же, как менее точные, нуждаются в метеороскопическом дополнении. При определении направления отрезка между двумя исследуемыми местами следует основываться на обоих способах. Ведь недостаточно знать только, на каком расстоянии находится одно место от другого, нужно знать еще, куда оно обращено, на север, например, или на восток, или в промежуточном между ними направлении. Этого нельзя определить без наблюдения с помощью упомянутых приборов, которые всегда легко указывают положение линии меридиана, а тем самым и направление любого отрезка. Кроме того, измерение количества стадий не дает вполне определенного представления об истинном расстоянии, так как редко случается проделывать путь по прямой, будь то путь по суше или по морю, и в эти данные привходят многочисленные отклонения. Поэтому, если путь совершается по суше, следует, предполагая избыток, зависящий от количества и характера отклонений, вычесть его из общего числа стадий, чтобы найти число стадий по прямой. Если же речь идет о плаваниях, следует принимать в расчет еще и отклонения, зависящие от движения ветров, потому что последние по многим причинам не сохраняют одной и той же силы и направления. Кроме того, измерение количества стадий, даже если промежуток между взятыми для сравнения местами определен точно, не дает еще ни отношения этого расстояния ко всей окружности земли, ни его положения относительно экватора и полюсов. Что же касается измерений, произведенных из наблюдений небесных явлений, то они все это точно определяют, указывая величину дуги, отделяющей друг от друга параллели и меридианы, проведенные через исследуемые места: параллели показывают те дуги меридианов, которые заключаются между ними [параллелями] и окружностью экватора, а меридианы -- заключенные между ними (меридианами) дуги экватора и параллелей. Кроме того, указывается, как велика между этими двумя точками дуга большого круга, проведенного через них. Вдобавок нет никакой нужды в подсчете стадий ни для определения соотношения частей земли, ни для того, чтобы вообще приступить к чертежу. Ведь достаточно, предположив, что земная окружность разделена на несколько отрезков любой величины, представить разделенными на такие же отрезки отдельные расстояния на больших кругах земли, проведенных через данные точки. Но в том случае когда нужно всю окружность или части ее разделить на известные отрезки, заданные в принятых у нас мерах, без подсчета стадий обойтись нельзя. И только по этой причине необходимо установить соответствие между определенным путем по прямой и соответствующей дугой небесного большого круга. Узнав на основании небесных явлений отношение этой дуги ко всей окружности, а на основании измерения данного отрезка -- число стадий соответствующего этой дуге пути по прямой, -- нужно указать число стадий целой окружности. Из математики известно, что поверхность суши и моря в целом шарообразна и имеет общий центр с небесной сферой. А поэтому каждая из проведенных через центр плоскостей должна давать в сечении, общем для небесной и земной сфер, большие круги обеих сфер, а построенные в этой плоскости углы с вершиной в центре должны заключать пропорциональные .дуги этих кругов. Таким образом, количество стадий расстояния на земле по прямой берется из измерений, а что касается отношения этих расстояний "о всему периметру земли, то его никак нельзя получить из измерений, так как сравнение здесь невозможно. Это отношение узнается по пропорциональной дуге небесного большого круга: отношение этой дули к периметру ее окружности можно найти, а оно то же, что отношение соответствующей дуги земли к большому кругу земли.

Глава III. Как, зная число стадий любого расстояния по прямой, даже если оно берется не по одному и тому же меридиану, получить число стадий периметра земли и обратно

Наши предшественники определяли расстояние на земле не только по прямой, когда оно образует дугу большого круга, но и то расстояние, которое находится в плоскости одного меридиана. И, наблюдая с помощью скиотеров точки зенита в двух крайних пунктах расстояния, они считали, что дуга меридиана, ограниченная этими крайними пунктами, соответствует пути по земле -- и на том основании, что эти пункты находятся в одной, как мы уже сказали, плоскости центрального сечения земли, раз прямые, проведенные из них к точкам зенита, сходятся; и потому, что точка их схождения есть общий центр окружностей. Какую, следовательно, часть окружности, проведенной через полюсы, составляла дуга, заключенная между точками зенита, такую же, полагали они, часть периметра земли составляет расстояние по ее поверхности. Но эту задачу можно решить точно так же и в том случае, когда окружность, включающая измеряемое нами расстояние, не проходит через полюсы, а является любым большим кругом, стоит лишь проследить в обоих крайних пунктах высоту небесных тел и положение нашего отрезка относительно другого меридиана. Это доказали мы, соорудив метеороскопический прибор, с помощью которого мы, кроме множества других полезнейших вещей, без труда, и притом в любой день и в любую ночь, узнаем высоту северного полюса в месте наблюдения, а также -- независимо от часа -- положение меридиана и положение относительно меридиана данного пути, то есть какой угол образует с меридианом в зените самый большой круг, проведенный так, чтобы наш путь лежал на нем. Посредством этого метеороскоп равным образом указывает искомую дугу и вдобавок еще дуги экватора и других параллелей, заключенные между обоими меридианами.

Таким образом, по такому методу, измерив одно только расстояние по прямой по поверхности земли, можно находить и число стадий всего периметра земли, а затем, наконец, и число стадий прочих расстояний, не прибегая к непосредственному измерению, хотя бы эти расстояния вовсе и не были прямыми и не лежали на одном и том же меридиане. Нужно только, чтобы общие особенности данного направления и высоты небесных тел в крайних точках были тщательно определены. Ведь, наоборот, зная отношение дуги, охватывающей данное расстояние, к большому кругу и число стадий периметра всей земли, можно легко высчитать число стадий данного расстояния.

Глава IV. Данные, полученные наблюдением над явлениями, следует предпочитать тому, что известно из описаний путешествий

Если бы те, которые объехали отдельные страны, делали подобного рода наблюдения, можно было бы составить карту земного шара, верность которой не подлежала бы никакому сомнению. Но один только Гиппарх сообщил нам высоту северного полюса у небольшого числа городов (сравнительно с множеством помещаемых на карте) и указал те пункты, которые находятся на одной с ними параллели. Некоторые же из тех, кто жил после Гиппарха, указали кое-какие места по ту сторону экватора, причем эти последние не лежат на том же расстоянии от экватора, что и места, указанные Гиппархом, а просто находятся на одном с ними меридиане. Дело в том, что люди эти совершали плавание туда и обратно при северном или южном попутном ветре. Большинство расстояний, и особенно расстояния восточного или западного направления, переданы округленно,  но не по небрежности тех, кто занялся описаниями, а, может быть, потому, что еще не был установлен удобный способ математических вычислений и считали нужным описывать только те лунные затмения, которые наблюдались в разных местах в одно и то же время, а не такие, как наблюдавшееся в Арбелах в пятом часу, а в Карфагене -- во втором. По затмениям второго рода было бы видно, на сколько градусов к востоку или к западу отстоят друг от друга данные места. Ввиду всего сказанного было бы разумно, чтобы тот, кто намеревается начертить географическую карту по этим описаниям, брал бы за первооснову данные наиболее точных наблюдений, а другие данные к ним приспособлял, пока отношение этих последних между собою и к данным точных описаний не будет соответствовать наиболее достоверным сообщениям.

Глава V. Вследствие изменений, происходящих на земле с течением времени, следует обращать внимание на более новые описания

Итак, при составлении карты, подобало бы придерживаться вышеизложенной установки. Время делает все более точными наши сведения обо всех местностях, которые не были известны целиком то ли из-за их чрезмерной величины, то ли из-за того, что не всегда находились в одном и том же состоянии. Так же обстоит дело и с составлением карт. В самом деле, из самих описаний земли, взятых во временной последовательности, известно, что многие части материков земли, обитаемой в наше время, еще неизвестны из-за недоступности, вызванной их большими размерами; другие не описаны должным образом из-за необразованности тех, кто взял на себя их описание; некоторые же части земли уже не находятся в прежнем состоянии вследствие происшедших в них тех или иных разрушений и перемен. Вот почему при составлении карт необходимо обращать внимание главным образом на самые поздние сведения, отличая современные сообщения от сообщений прошлого и сопоставляя в них то, что заслуживает веры, и то, что ее не заслуживает.

Глава VI. О географическом руководстве Марина

Последним, кто в наше время занимался этим делом, и притом со всяческим старанием, был, как нам кажется, Марин из Тира. Он открыл больше географических описаний, чем было уже известно прежде, и старательно разобрал сочинения почти всех своих предшественников, считая необходимым исправить то, во что они и первоначально он сам ошибочно верили. Это можно заключить из того, что он много раз переиздавал свои исправления географической карты. Если бы можно было признать безукоризненной его последнюю обработку, то для нас было бы достаточно представить карту земли по его записям, не затрачивая излишнего труда. Но так как оказывается, что иное он утверждал без достаточного разумения и что вдобавок он часто приступал к составлению карт, не заботясь должным образом об удобстве пользования ими и об их соразмерности, то мы, естественно, склонны в той мере, в какой казалось нам нужным, привнести в работу этого человека то, что сделало бы ее и более разумной, и более полезной. Это мы и сделаем, предварительно как можно короче рассмотрев то, что заслуживает какого-нибудь внимания и с той и с другой точки зрения. И прежде всего -- то, что касается сообщений, на основании которых он считает, что длина известной нам земли должна иметь большую протяженность в восточном направлении, а ширина ее -- в южном. Ведь, разумеется, расстояние между востоком и западом доступной нам поверхности земли можно назвать длиной, а расстояние между севером и югом -- шириной и потому, что соответствующие этим расстояниям небесные движения мы называем подобными же именами, и потому, что вообще большему расстоянию мы присваиваем название длины. А все решительно ?согласны в том, что расстояние между западом и востоком обитаемой земли намного больше, чем расстояние между севером и югом.

Глава VII. Поправка на основании небесных явлений вычисленной по Марину ширины известной нам земли

Итак, сначала по поводу ширины. Марин и сам предполагает, что остров Фуле находится на той параллели, которая является пределами самой северной части известной нам земли. Эта самая далекая от экватора параллель, доказывает он, должна быть удалена от него на 63 градуса меридиана, содержащего 360 градусов, или на 31 500 стадий, так как один градус содержит приблизительно 500 стадий. Далее, поместив страну эфиопов, называемую Агисимба, и мыс Прас на той параллели, которая является пределом самой южной части известной нам земли, он проводит эту параллель по зимнему (южному) тропику. Таким образом, вся ширина земли (после прибавления расстояния между экватором и зимним тропиком) сводится, согласно Марину, приблизительно к 87 градусам, что составляет 43 500 стадий. А что крайний предел земли установлен им верно, он старается доказать и с помощью некоторых небесных явлений (так, по крайней мере, сам он считает), и с помощью описаний сухопутных и морских дорог. Рассмотрим сразу же то и другое. Что касается небесных явлений, то в третьем разделе своего труда он говорит дословно следующее:

"В жаркой зоне весь зодиак движется над землей. Вследствие этого на ней меняется направление теней, и все созвездия восходят и заходят. Одна только Малая Медведица появляется над землей вся целиком в тех местах, которые находятся на 500 стадий севернее Окела. Ведь высота параллели Окела 112/5 градуса. И для тех, кто движется от экватора к летнему (северному) тропику, северный полюс всегда возвышается над горизонтом, а южный оказывается под ним". Так ограничивается он изложением того, что лишь должно происходить в местах, расположенных на экваторе или между тропиками. Но были ли действительно когда-либо описаны явления, наблюдаемые на параллелях, находящихся южнее экватора, он не указывает. Так же обстоит дело с его сообщениями о существовании где-то в зените звезд, которые находятся к югу от экватора; о полуденном отклонении теней к югу во время весеннего равноденствия; о том, что звезды Малой Медведицы восходят и заходят все сразу или что, наоборот, некоторые из них вовсе не показываются, когда южный полюс находится над горизонтом. Ниже, правда, он присовокупляет наблюдения над некоторыми явлениями, однако это такие явления, которые отнюдь не могут быть доказательством вышеизложенного. В самом деле, он говорит, что "и для тех, кто совершает плавание в Лиммирийскую область Индии, как утверждает Диодор Самосский в третьей книге, созвездие Тельца находится посреди неба, а Плеяды -- над серединой райны, а те, кто отплывает из Аравии в Адзанию, держат курс на юг, к звезде Каноб, которая там называется Конь и является самой южной; там появляются такие созвездия, которые у нас даже не имеют названий, и созвездие Пса восходит раньше, чем Процион, а Орион, весь целиком, восходит до летнего солнцестояния". Одни из этих явлений, например положение Тельца и Плеяд в зените, ясно указывают на места, расположенные к северу от экватора, так как и созвездия эти севернее его. Другие же явления ничуть не больше указывают на места, расположенные к югу от экватора, чем на места, расположенные севернее его. Ведь и Каноб может быть виден также тем, кто живет гораздо севернее летнего тропика, и многие из тех звезд, которые у нас всегда находятся ниже горизонта, могут оказаться над горизонтом на местах, расположенных хотя и к югу от нас, но к северу от экватора, например в местах вокруг Мероэ. Подобным образом сам Каноб показывается у нас, а у живущих к северу от нас -- нет. Впрочем, живущие к югу от нас называют Конем именно эту, а не какую-нибудь другую, неизвестную нам звезду. И Марин сам прибавляет, что он путем математического расчета нашел, что Орион весь целиком виден до наступления летнего солнцестояния у тех, кто живет на. экваторе и в местах между экватором и Сиеной. Следовательно, даже в этих явлениях нет никаких особенностей, которые указывали бы на места, расположенные к югу от экватора.

Глава VIII. Та же поправка на основании данных путешествий по суше

Говоря о данных путешествий, и в частности -- путешествий по суше, Марин принимает в расчет число дней следования от Большой Лепты до земли Агисимба и заключает, что последняя отстоит от экватора на 24 680 стадий к югу. Говоря о морских путешествиях, он принимает в расчет число дней плавания от Птолемаиды, находящейся в Троглодитике, к мысу Прасу и заключает, что последний отстоит от экватора на 27 800 стадий к югу. Отсюда следует, что мыс Прас и земля Агисимба, населенная эфиопами страна, не являющаяся, как он сам говорит, пределом Эфиопии с юга, достигают холодного пояса южного полушария. Ведь эти 27 800 стадий составляют по меридиану 553/5 градуса -- расстояние, на которое по другую сторону экватора .отстоят от него скифы и сарматы, находящиеся в таких же климатических условиях и населяющие северные берега Меотийского болота. Полученное число стадий он сам сокращает больше чем наполовину, а именно -- до 20 000 стадий, что приблизительно равно расстоянию от зимнего тропика до экватора. В качестве причин сокращения полученного числа он называет только отклонения от прямых путей и неравномерность дневных переходов, опуская еще более важные и более непосредственные причины, которые показали бы не только необходимость уменьшения полученного числа, но и почему оно уменьшено до таких-то пределов. И действительно, сначала он говорит по поводу путешествия из Гарамы в страну эфиопов, что Септимий Флакк, отправившийся в поход из Ливии, прибыл к эфиопам после трехмесячного путешествия к югу от страны гарамантов. Юлий Матери, продолжает Марин, отправился из Гарамы вместе с царем гарамантов, выступившим в поход против эфиопов, и после четырехмесячного пути, во время которого он продвигался только в южном направлении, ппибыл в эфиопскую землю Агисимба, где собираются носороги. Оба случая невероятны сами по себе, так как не настолько удалена посюсторонняя Эфиопия от страны гарамантов, чтобы находиться от нее на расстоянии трехмесячного пути, да и сами гараманты, вероятно, суть эфиопы, и царь у эфиопов и гарамантов один и тот же. Невероятны эти случаи также и потому, что вообще смешно, чтобы поход царя против его подчиненных совершался в одном только направлении, а именно -- с севера на юг, в то время как племена эти очень далеко раскинулись к востоку и к западу, -- и. чтобы вдобавок нигде не было достойных упоминания задержек. Из этого ясно, что сообщившие об этом люди либо сказали вздор, либо употребили выражение "к югу" так, как обычно жители тех мест употребляют выражения "к Ноту" и "к Либу" вместо того, чтобы сказать "к югу" и к "к юго-западу", пользуясь более общим выражением вместо верного и точного.

Глава IX, Та же поправка на основании плаваний

По поводу плаваний между Ароматами и Раптами Марин говорит, что некто Диоген, один из тех, кто совершает плавания в Индию, на обратном пути, вторично проходя близ Аромат, был унесен северным ветром и, имея по правую сторону от себя Троглодитику, через 25 дней прибыл к тем озерам, из которых вытекает Нил и от которых значительно удален к югу мыс Рапт. Марин говорит далее, что некто Теофил, один из тех, кто совершает плавания в Адзанию, отплыл от Рапт при южном ветре и на 20-й день прибыл в Ароматы. Но ни тот, ни другой не сказали, сколько дней длилось само плавание. Теофил сказал, что ветер пригнал его к берегу на двадцатый день, а Диоген -- что он 25 дней плыл мимо Троглодитики. Они оба сообщили только, сколько дней они провели в пути, но не сосчитали, сколько дней они действительно плыли: ведь на протяжении столь длительного времени и сила и направление ветра меняются. Ни один из них не указал также, в северном или в южном направлении он плыл. Диоген сказал только, что с курса сбил его северный ветер, а Теофил -- что он отплыл при южном ветре, и только. Но держался ли он все время плавания того же курса, этого ни тот, ни другой не сказал. Да и невероятно, чтобы столько дней сохранялось одно и то же направление ветра. И поэтому-то Диоген проделал расстояние от Аромат до озер, южнее которых находится мыс Рапт, в 25 дней, а Теофил проплыл большее расстояние от Рапт до Аромат в 20 дней. И следуя за Теофилом, предполагающим, что в сутки при попутном ветре проплывают 1 000 стадий, сам Марин, однако, ссылается на Диоскора, который считает, что водный путь от Рапт к Прасу, хотя на него требуется много дней, составляет только 5 000 стадий -- на том основании, что на экваторе ветры легко меняются. Это естественно: солнце в этих местах более резко перемещается в сторону. Вот почему не следовало бы полагаться на то число дней, которое называют путешественники. Но есть и другая, еще более очевидная причина. Кто подсчитывает расстояние на основании этого числа, тот помещает эфиопов и сборища носорогов в холодном поясе южного полушария. Между тем все -- и животные, и растения -- должно согласоваться с окружающими климатическими условиями и быть сходным на одних и тех же параллелях или на параллелях, одинаково отстоящих от полюсов. Из-за этого Марин уменьшил расстояние от южной оконечности земли до экватора до размеров дистанции между экватором и зимним тропиком. Но для этого нет никаких разумных оснований, если, как это делает сам Марин, принять на веру и данное число дней, и определенный порядок движения. В самом деле, принимая их без изменений, Марин уменьшает, отступая от обычной меры, только количество стадий, приходящееся на один день -- пока предел известной нам земли не придется на ту параллель, на которую он считает нужным. А следовало бы, наоборот, верить, что данное расстояние можно пройти в один день, но не полагаться на определенный порядок движения -- как в отношении равномерности, так. и в отношении направления. Следовательно, искомого расстояния таким путем найти нельзя. Единственное, что можно узнать таким путем -- это то, что оно больше, чем расстояние до экватора. Найти же его можно на основании каких-то более определенных явлений. С их помощью можно было бы узнать искомое расстояние, и притом совершенно точно, если бы кто-нибудь рассмотрел явления, присущие тем странам с точки зрения математической географии. Но ввиду отсутствия подобного сочинения придется на основании более простого описания только в общих чертах рассмотреть, какая протяженность земли по ту сторону экватора представляется согласной с разумом. Описание это имеет предметом наружность и окраску животных, обитающих в тех местах. Из него следует, что параллель, проходящая через страну Агисимба, являющуюся, конечно, страной эфиопов, не только не находится у зимнего тропика, но лежит вблизи экватора. В самом деле, ведь у нас в местах, соответственно расположенных, то есть находящихся на летнем тропике, люди уже не имеют цвета кожи эфиопов, и нет ни носорогов, ни слонов. Но немного южнее этих мест постепенно начинают встречаться черные, как, например, те, которые населяют Триаконтасхен по ту сторону Сиены, в том числе гараманты. Относительно последних и Марин поэтому говорит, что они живут во всяком случае к югу от летнего тропика, а не на самом тропике и не севернее его. А в местах вокруг Мероэ встречается уже довольно много чернокожих и -- впервые -- чистокровные эфиопы. Там же водятся слоны и чудесные животные особого вида.

Глава X. Не следует считать, что эфиопы находятся южнее параллели, соответствующей по ту сторону экватора параллели Мероэ

Было бы правильно поместить на карте землю Агисимба и мыс Прас и все то, что находится на одной с ними широте, не далее той границы, до которой, согласно сообщениям ездивших туда, живут эфиопы, то есть не далее параллели, приблизительно соответствующей параллели Мероэ и отстоящей, стало быть, от экватора на те же 16 5/12 градуса, или приблизительно 8 200 стадий. Таким образом, вся ширина составляет в общем 79 5/12 градуса, или, округленно, 80 градусов, что соответствует 40 000 стадий. Что же касается расстояния между Большой Лептой и Гарамой, то нужно придерживаться цифры, приведенной Флакком и Матерном -- 5400 стадий. Упоминаемые Мариной 20 дней -- это время какого-то другого пути, выпрямленного по сравнению с первоначальным в южном или в северном направлении, первоначальный же путь из-за отклонений продолжался тридцать дней. Сколько стадий было пройдено в каждый отдельный день, указывают, как говорит Марин, сами путешественники. Это число стадий по большей части не просто приемлемое для дневного перехода расстояние, но расстояние необходимое, обусловленное отдаленностью водоемов.

Если следует относиться с сомнением к не согласующимся между собой данным о больших и редко преодолеваемых расстояниях, то согласующиеся между собой данные о небольших расстояниях, пройденных много раз множеством людей, заслуживают доверия.

Глава XI. Об ошибках в исчислениях Марина, касающихся длины населенной земли

Итак, сколь большой следует считать действительную протяженность населенной земли в ширину, нам должно быть ясно из предыдущего. Что же касается ее длины, то, согласно Марину, она заключена между двумя меридианами, которые являются границами расстояния в 15 часов. Нам же кажется, что и это расстояние преувеличено, так как более чем следует растянуто в западном направлении, и что если и здесь произвести надлежащее сокращение, вся длина не протянется и на полных двенадцать часовых расстояний. При этом мы, как и Марин, берем в качестве крайней западной границы острова Блаженных, а в качестве крайней восточной -- далее всего находящиеся со стороны восточного ветра части земли -- Серу, Сины и Каттигары. Действительно, для определения расстояния от островов Блаженных до переправы через Евфрат у Гиераполя. если брать это расстояние по параллели, проходящей через Родос, нужно руководствоваться- теми отдельными числами стадий, которые приводит Марин. Ведь путь этот разведан на всем протяжении, да и Марин, когда речь шла о больших расстояниях, явно принимал в расчет необходимость поправки на отклонения в пути и неравномерность переходов. Кроме того, он вычислил, что 1/360 часть большого круга равна на поверхности

земли 500 стадиям -- цифра, отвечающая не вызывающим сомнения измерениям, -- и что такая же часть параллели, проходящей через Родос, то есть отстоящей от экватора на 36 градусов, заключает приблизительно 400 стадий. Беря округленную цифру, мы, при данном соотношении параллелей, можем пренебречь содержащимся в ней незначительным преувеличением числа стадий. Рассмотрим теперь, беря их по одной параллели, расстояние от места, названного выше переправой через Евфрат, до Каменной Башни (это расстояние, по Марину, содержит 876 схенов, или 26280 стадий), и расстояние от Каменной Башни до Серы, главного города серов (его можно преодолеть в 7 месяцев, оно равно 30200 стадиям). Оба эти расстояния мы сократим, внеся надлежащую поправку, так как ясно, что Марин при вычислении обоих путей не принял во внимание отклонений от прямой, а при вычислении второго из них впал вдобавок в те же заблуждения, что и по поводу пути от страны гарамантов в землю Агисимба. Ведь и тогда он вынужден был отнять больше половины от числа стадий, полученного из расчета 4 месяцев и четырнадцати дней пути, так как не следовало допускать, что в течение столь продолжительного времени путь совершался непрерывно. То же самое, конечно, должно иметь место и в случае семимесячного пути, и еще скорее, чем если бы речь шла о пути от страны гарамантов, потому что этот последний был проделан самим царем данной страны, разумеется по определенному замыслу и на всем протяжении при ясной погоде. На пути же от Каменной Башни до Серы бывают сильные бури (путь этот, как устанавливает сам Марин, проходит по параллелям Геллеспонта и Византия), и потому здесь часто должны встречаться задержки. Кроме того, путь этот стал известен благодаря торговой поездке. Марин сообщает, что записал эти измерения некто Май, которого звали также Тициан, македонянин и потомственный купец, не ездивший, однако, в страну серов сам, а посылавший туда людей. Повидимому, и сам Марин не доверял описаниям купцов. По крайней мере, он не согласен с расчетами Филемона. Сообщая, что на основании этих данных протяженность острова Ивернии с востока на запад составляет путь, который можно покрыть в 8 дней, Марин говорит, что узнал он это от купцов, а они не заботятся об исследованиях истины, будучи заняты торговлей, и часто даже преувеличивают расстояния из хвастовства. В данном же случае еще одно обстоятельство убеждает нас в том, что сообщение о столь продолжительном пути -- вздор: это то, что люди, совершившие семимесячный путь, кроме самого времени пути, не усмотрели в этом путешествии ничего такого, что заслуживало бы описания или упоминания,

Глава XII. Поправка длины известной нам земли на основании путешествий по суше

Таким образом, наш путь не проходит по одной параллели. Поэтому было бы разумно и в данном случае уменьшить больше чем наполовину число стадий -- 36 200, полученное из расчета семи месяцев пути. Но мы сократим это число только наполовину, так как нам важен самый ход рассуждения. Тогда оно будет равняться 18 100 стадиям, или 451/4 градуса. Было бы неправильно и даже нелепо вместо значительного уменьшения числа стадий для обоих путей уменьшить только путь от страны гарамантов, так как здесь налицо явные доказательства (я имею в виду особенности живых существ земли Агисимба, которые не распространяются далее установленных природой мест), путь же от Каменной Башни не менять, так как здесь нет столь очевидных доказательств (климат на всем этом пути, независимо от величины расстояния, одинаков). Действовать подобным образом значило бы уподобляться человеку, который, не будучи уличен, не желает поступать правильно, как требует того философия. Также и первое из двух рассматриваемых нами расстояний -- я говорю о расстоянии от Евфрата до Каменной Башни -- нужно вследствие отклонений от прямой уменьшить с 876 схенов всего только до 800 схенов, или 24 000 стадий. Поверим Марину, что путь этот был непрерывным и равномерным и проходил по хорошо уже известным местам. Однако из положений Марина ясно, что на этом пути было много отклонений. В самом деле, можно принять, что путь от переправы через Евфрат у Гиераполя через Месопотамию к Тигру и оттуда через страну ассирийского племени гарамеев и через Мидию к Экба-тане, Каспийским воротам и парфянскому городу Гекатом-пилу проходит около параллели Родоса, так как эту параллель и по Марину следует проводить через названные области. Путь же из Гекатомпила в город Гирканию должен отклоняться к северу, так как город Гиркания находится где-то посредине между параллелями Смирны и Геллеспонта, параллель же Смирны проходит ниже страны Гиркании, а параллель Геллеспонта -- через южные части Гирканского моря, которые лежат несколько к северу от одноименного города. Опять-таки дорога, идущая отсюда на Антиохию Маргианскую через Арию, сначала отклоняется к югу, так как Ария находится на одной параллели с Каспийскими воротами, а затем к северу, так как Антиохия стоит на параллели Геллеспонта. Отсюда дорога на Бактры тянется к востоку, а от Бактр до перевала через Комед-ские горы -- к северу, дорога же через эти горы до ущелья, переходящего в равнину, -- к югу: северо-западный склон гор, где находится перевал, он помещает на параллели Византия, а юго-восточный -- на параллели Геллеспонта, Поэтому он говорит, что дорога эта, хотя она и идет почти прямо на восток, все же отклоняется к югу. А дорога длиной в 50 схенов, идущая отсюда до Каменной Башни, естественно, должна отклоняться к северу. Ведь он говорит, что после перевала это ущелье сменяется Каменной Башней, к востоку от которой горы становятся все ниже и примыкают к Имаю, подымающемуся от Палимботр в северном направлении. Таким образом, если прибавить 60 градусов, равные 24000 стадий, к 451/4 градуса, составляющим расстояние от Каменной Башни до Серы, то расстояние от Евфрата до Серы по параллели Родоса будет равняться 105 1/4 градуса. Далее, если следовать за Мариной и брать для отдельных расстояний то численное выражение, которое он приводит, считая, что расстояния эти находятся на одной и той же параллели, -- то от меридиана островов Блаженных до Священного мыса в Испании будет 21/2 градуса; равным образом, расстояние отсюда до устья Бета и от Бета до Пролива и Кальпы -- тоже 21/2 градуса; прибавим сюда расстояние от Пролива до города Каралы в Сардинии, равное 25 градусам, и от Каралы до мыса Лилибея в Сицилии -- 41/2 градуса; отсюда до Пахина 3 градуса; далее, от Пахина до Тенара, находящегося в Лаконике, 10 градусов, отсюда до Родоса -- 8 1/4 градуса; от Родоса до Исса -- 111/4, а от Исса до Евфрата -- 21/2. Таким образом, все это расстояние равняется 72 градусам, а вся длина известной нам земли от меридиана островов Блаженных до Серы составляет в совокупности 1771/4 градуса.

Глава XIII. Та же поправка на основании плаваний

Эту цифру можно получить также из приводимых им [Марином] расстояний, пройденных во время плавания от Индии до залива Синов и Каттигар, если приблизительно учесть излишек, обусловленный извилистостью пути и неравномерностью движения, а также положение мест, между которыми совершается плавание. Марин говорит, что от мыса, находящегося за Колхидским заливом и называющимся Кори, начинается Аргарий-ский залив. Он простирается до города Курул на 3 400 стадий, а город Курул расположен приблизительно к северу от Кори. Следовательно, путь в Курул, если отнять от него третью часть, приходящуюся на следование вдоль берегов Аргарийского залива, составит приблизительно 2 300 стадий -- без учета неравномерности движения. Если от этого числа отнять еще треть, делая поправку на неравномерность движения, то останется приблизительно 1 350 стадий пути в северо-восточном направлении. Если переместить этот путь так, чтобы он был параллелен экватору и направлен на восток, и, учитывая угол смещения, уменьшить его наполовину, то мы получим расстояние

между двумя меридианами -- мыса Кори и города Курул -- 675 стадий, или, приблизительно, 11/3 градуса, так как в этих местах разница в длине между параллелями и большим кругом незначительна. Дальнейшее расстояние от города Курул по направлению к тем местам, где солнце восходит зимой, вплоть до Палур, составляет, согласно Марину, 9 450 стадий. Если от этого числа подобным же образом отнимем третью часть, учитывая неравномерность движения, мы найдем расстояние, которое получилось бы при непрерывном и равномерном плавании -- около 6 300 стадий приблизительно в юго-восточном направлении. Отняв от этого числа шестую часть, чтобы представить наш путь параллельным экватору, мы найдем расстояние между этими меридианами -- 5250 стадий, или 101/2 градусов. Затем Марин приводит длину побережья Гангского залива -- 19000 стадий -- и говорит, что, переплывая этот залив от Палур до города Сады, нужно пройти расстояние в 13000 стадий по направлению примерно к тому месту, где восходит солнце во время равноденствия. Поэтому-то от этого числа нужно отнять только третью часть, приходящуюся на неравномерность плавания, так что расстояние между этими меридианами останется 8670 стадий, или 171/3 градуса. На ближайшее следующее плавание -- от Сады до города Тамалы -- он кладет 3500 стадий приблизительно в ту сторону, где восходит солнце зимой. Таким образом, отняв и от этого числа третью часть, приходящуюся на неравномерность движения, мы получим 2030 стадий непрерывного плавания. Если же, учитывая отклонение к юго-востоку, мы отнимем еще и от этого числа шестую часть, то найдем, что расстояние между данными меридианами равно 1940 стадиям, или приблизительно 31/6 градуса. Далее Марин считает, что путь от Темалы до Золотого Херсонеса равен 1600 стадиям в направлении примерно зимнего восхода солнца. Таким образом, если отнять и от этого числа соответствующие части, то расстояние между указанными меридианами останется всего 900 стадий, что составляет 14/5 градуса. И следовательно, расстояние от мыса Кори до Золотого Херсонеса равно 344/5 градуса.

Глава XIV. О плавании от Золотого Херсонеса к Каттигарам

Марин не указывает, сколько стадий нужно проплыть от Золотого Херсонеса до Каттигар. Он только говорит, что, согласно записям Александра, побережье тянется от Золотого Херсонеса на юг и если плыть вдоль него, то через 20 дней достигнешь города Забы, а если от Заб продолжить плавание к югу и держаться левой стороны, то через несколько дней достигнешь Каттигар. Марин удлиняет это расстояние, полагая, что слова "несколько дней" были сказаны вместо "много дней". Он говорит, что дней этих множество и поэтому они не были определены числом. Вот это по-моему смешно. В самом деле, какое число дней нельзя определить цифрой, даже если в это число дней можно объехать всю землю? И что мешало Александру сказать "много" вместо "несколько", как это сделал Диоскор, который, по словам Марина, сообщил, что плавание от Рапт к Прасу продолжается "много дней"? Вернее было бы предположить, что слово "несколько" сказано вместо слова "немного" -- так уж мы обычно говорим. Но чтобы не казалось, что и сами мы связываем вероятность расстояний какой-то определенной цифрой, сравним плавание от Золотого Херсонеса к Каттигарам с плаванием от Аромат к мысу Прасу. Первое состоит из 20 дней до Заб и еще из нескольких дней пути до Каттигар. Второе состоит из тех же 20 дней пути до Рапт (по Теофилу) и еще из многих дней пути до Праса (по Диоскору). Согласно Марину, будем считать, что "несколько дней" и "много дней" -- одно и то же. Но мы доказали на основании рассуждений и на основании самих небесных явлений, что Прас находится на параллели, отстоящей от экватора к югу на 165/12 градуса. Параллель же, проходящая через Ароматы, отстоит от экватора на 41/4 градуса к северу. Таким образом, расстояние от Аромат до Праса составляет 202/3 градуса. Естественно предположить, что столько же градусов составляют и расстояния от Золотого Херсонеса до Заб и от Заб до Каттигар. Расстояние от Золотого Херсонеса до Заб нисколько не нужно уменьшать, так как плавание между этими пунктами совершается параллельно экватору: побережье, протянувшееся между ними, обращено на юг. Расстояние от Заб до Каттигар надлежит сократить, воображая его параллельным экватору, тогда как плавание между этими пунктами на самом деле совершается в юго-восточном направлении. Таким образом, если бы мы уделили тому и другому расстоянию по половине общего числа стадий (ведь неизвестно, насколько одно из них больше другого) и от 101/3 градуса расстояния между Забами и Каттигарами отняли треть (поправка на отклонения), -- мы получили бы расстояние от Золотого Херсонеса до Каттигар, взятое параллельно экватору, равным приблизительно 171/6 градуса. Раньше было доказано, что расстояние от мыса Кори до Золотого Херсонеса составляет 344/5 градуса. Следовательно, все расстояние от Кори до Кагтигар равно примерно 52 градусам. Но меридиан, проходящий через исток реки Инда, согласно Марину, проходит немного западнее северного мыса Тапробана, который находится напротив Кори. Этот меридиан проходит на расстоянии 8 часов, или 120 градусов, от меридиана устья Бета и на расстоянии 5 градусов от меридиана островов Блаженных. Таким образом, расстояние между меридианом Кори и меридианом островов Блаженных немного более 125 градусов, а между меридианом Каттигар и меридианом островов Блаженных в итоге немного больше 177 градусов, что приблизительно соответствует расстоянию, высчитанному по параллели Родоса. Следует, однако, считать, что длина земли до столицы серов равна целым 180 градусам, что составляет 12 часов, так как все сходятся на том, что столица эта лежит восточнее Каттигар. Следовательно, длина известной нам земли составляет по параллели Родоса около 72 000 стадий.

Глава XV. О разногласиях у Марина в изложении частностей

В силу изложенного мы уменьшили длину и ширину земли, ее протяженность к востоку и к югу. Вместе с тем мы нашли, что данное у Марина расположение отдельных городов часто нуждается в исправлении. По этому вопросу в различных упоминаниях Марина -- сочинения его многочисленны и разнообразны -- приводятся противоречивые и лишенные последовательности данные. В частности, так обстоит дело с теми городами, которые, по его мнению, находятся друг против друга. И действительно, он утверждает, что Тарракон находится напротив Цезареи, или так называемого Иола, и проводит меридиан Цезареи также через Пиренейские горы, лежащие много восточнее Тарракона. Далее он говорит, что Пахин находится против Большой Лепты, а против Феэн -- Гимера, хотя расстояние от Пахина до Гимеры составляет около 400 стадий, а расстояние от Лепты до Феэн -- более 1500, как явствует из записей Тимосфена. По его словам, Тергест находится против Равенны, а от места впадения реки Тилавент во внутренний залив Адриатического моря Тергест отстоит на 480 стадий по направлению к летнему восходу, а Равенна по направлению к зимнему восходу на 1000 стадий. Он утверждает также, что Ласточкины острова лежат против Каноба, Акамант -- против Пафа, а Паф -- против Себеннита, хотя, как он и сам полагает, от Ласточкиных островов до Акаманта -- 1000 стадий, а от Каноба до Себеннита, по мнению Тимосфена, 290. Между тем, если бы эта последняя цифра действительно выражала расстояние между их меридианами, она должна была бы быть больше, так как это расстояние берется по дуге большей параллели. Далее Марин говорит, что Пиза находится от Равенны к юго-западу на расстоянии 700 стадий. Но так как Марин различает климаты и часовые пояса, то он помещает Пизу в третий часовой пояс, а Равенну -- в четвертый. И сказав, что Неомаг в Британии на 59 римских миль южнее Лондиния, он, говоря о Неомаге по поводу климатов, представляет этот город более удаленным к северу. Подобным же образом, поместив Афон на параллели Геллеспонта, он располагает в пределах четвертого климата ниже Геллеспонта Амфиполь и его окрестности, находящиеся выше Афона и устья Стримона. Точно так же, в то время как почти вся Фракия лежит ниже параллели Византия, он поместил внутренние города Фракии в пределах климата, находящегося выше этой параллели. Трапезунд, говорит Марин, мы поместим на параллели Византия. И, указав, что город Сатала в Армении отстоит от Трапезунда на 60 миль к югу, он проводит на карте параллель Византия через Саталы, а не через Трапезунд. Нельзя отрицать правоты Марина, когда он говорит, что реку Нил нужно изображать на карте текущей с юга на север -- от тех мест, где впервые различают ее появление, и до Мероэ. Он утверждает также, что плавание от Аромат к озерам, из которых вытекает Нил, совершается при северном ветре, хотя Ароматы находятся намного восточнее Нила. Ведь Птолемаида у Фил лежит к востоку от Мероэ и Нила на расстоянии 10 или 12 дней пути. А от Птолемаиды и Адулитийского залива пролив между полуостровом Окел и Дирой отстоит к востоку на 3500 стадий. От этого пролива мыс Великих Аромат находится на расстоянии 5000 стадий к востоку.

Глава XVI. Кое что он [Марин] упустил и при установлении границ областей

Кое-что ускользнуло от Марина также и при установлении границ областей. Так, например, он замыкает пределы всей Мё-зии с востока Понтийским морем, а пределы Фракии с запада -- Верхней Мезией; пределы Италии с севера -- не только Рецией и Нориком, но и Паннонией, пределы же Паннонии с юга -- одной только Далмацией, а не Италией также. Он говорит, кроме того, что жители внутренней Согдианы и саки граничат с юга с Индией, но не проводит через их области двух параллелей, идущих севернее горы Имая, -- самой северной вершины Индии, -- параллелей Геллеспонта и Византия, а проводит через обе эти области только одну 'параллель, проходящую через середину Понта.

Глава XVII. О разногласиях у него с описаниями наших современников

На эти и подобные вещи Марин не обратил внимания, конечно, потому, что сочинения его многосторонни и обособлены Друг от друга, или потому, что он не успел, как он сам говорит, даже в последнем издании начертить карту. Только начертив карту, можно было бы исправить и климаты, и часовые пояса. Но у Марина есть также кое-какие разногласия с описаниями наших современников. Так, например, он помещает залив Сахалит к западу от мыса Сиагра, а между тем все, кто прошел эти места на корабле, единогласно утверждают, что и Сахалитская область Аравии, и одноименный с ней залив находятся к востоку от Сиагра. Опять-таки индийский порт Симилла помещен им к западу не только от Коморинского мыса, но и от реки Инда. А по общему мнению тех, кто плавал от нас в те места и очень долго там путешествовал, а также тех, кто прибыл к нам оттуда, порт этот находится прямо к югу от устья Инда и называется у туземцев Тимула. От них же мы узнали более подробно и по отдельным областям внутреннюю часть Индии вплоть до Золотого Херсонеса, и оттуда до Каттигар, а также и места, окружающие эту страну. Сообщения их сходятся на том, что плавание туда совершается в восточном направлении, а обратный путь -- в западном. Но, кроме того, они единогласно говорят, что по времени путешествие это протекает без определенной закономерности и равномерности. По их сообщениям, выше, чем страна синов, находятся страна и столица серов, а к востоку от страны серов лежит неизвестная земля с болотистыми озерами, поросшими высоким тростником, настолько густым, что по нему переправляются на другой берег. Оттуда идет дорога не только через Каменную Башню на Бактриану, но и в Индию через Палимботры. От столицы синов к гавани Каттигар дорога идет на юго-запад и не соприкасается ни с меридианом Серы и Каттигар, -- вопреки утверждениям Марина, -- ни с каким-либо более восточным меридианом. Благодаря купцам, проделавшим путь от Счастливой Аравии к Ароматам, Адзании и Раптам (они называют все это по-своему -- Барбарией), мы знаем, что плавание туда совершается не точно на юг, но и в юго-западном направлении, а путь от Рапт к Прасу -- в юго-восточном направлении; и что озера, из которых вытекает Нил, находятся не у самого моря, а далеко в глубине страны. По этим же сведениям, побережья, называемые Эгиалы и Апокопы, тянущиеся от мыса Аромат до мыса Рапта, расположены относительно друг друга по-иному, чем полагает Марин, и плавание в этих местах длится одни сутки. А так как ветры у экватора быстро^ меняются, путь этого плавания невелик. Это обычно 400 или 500 стадий. Непосредственно же за Ароматами находится первый залив, на котором на расстоянии однодневного пути от Аромат лежит селение Паны, а на расстоянии 6 дней пути от этого селения -- гавань Опона. К этой гавани примыкает другой залив, являющийся началом Адзании. А у самого входа в этот залив находятся мыс Зингин и: трехглавая гора Фалангида. Залив этот и называется Апокопы,, и переплывают его в двое суток. От него начинается Малый Эгиал, который проходят в 3 диастемы. Затем идет Большой Эгиал, который проходят в 5 диастем, а плавание мимо обоих берегов продолжается в общем 4 суток. Дальше идет другой залив, а в нем на расстоянии 2 суток плавания -- гавань, называющаяся Эссина, а затем, после однодневного плавания, -- гавань Серапиона. Оттуда начинается залив, на побережье которого на расстоянии 3 суток плавания вдоль берега находятся Рапты. У входа в этот залив расположена гавань, называемая Тоники, а близ мыса Рапта -- одноименная с ним река и большой город, находящийся неподалеку от моря. От Рапт до мыса Праса тянется очень обширный, но неглубокий залив, по берегам которого живут варвары-антропофаги.

Глава XVIII. О трудности использования сочинений Марина для составления карты мира

Обзор того, что имеет какое-либо значение для самого способа исследования, мы на этом заканчиваем, чтобы кому-нибудь не показалось, что мы задались целью медлить, а не исправлять. Все станет ясно в самом ходе изложения отдельных вопросов. Остается рассмотреть, как приступить к черчению карты. Способов здесь возможно два: первый заключается в том, что землю располагают на части сферической поверхности, а второй -- в том, что ее располагают на плоскости. Но в обоих случаях требуется одно и то же -- сделать так, чтобы данным способом можно было действительно пользоваться, то есть показать, как начертить наиболее удобную для пользования карту, даже если нет образца, а на основании одного только сопоставления литературных данных. Ведь, с одной стороны, при непрестанном перенесении изображений с одних экземпляров на другие малые отклонения обычно приводят к тому, что несходство с подлинником становится значительным. С другой стороны, если метод черчения карт на основании описаний окажется недостаточным для того, чтобы указать на карте расположение отдельных мест, то, не имея перед глазами изображения, невозможно будет выполнить задачу должным образом. Это-то и случается теперь с большинством тех, кто чертит карту, следуя описанию Марина. Действительно, им не удается получить образец карты, которая была бы составлена согласно его последнему сочинению. Они неверно чертят карту на основании данных Марина и в большинстве случаев допускают ошибки, отступая от истинного расположения мест, так как изложение Марина отличается трудностью и бессистемностью, в чем может убедиться всякий, кто предпримет подобную попытку. В самом деле, для того чтобы поместить на карте любой пункт в надлежащем месте, нужно знать его положение, долготу и широту.

А этого нельзя сразу найти в сочинениях Марина: там отдельно даны в одном месте широты (где речь идет о параллелях), а в другом месте долготы -- в описании меридианов. И чаще всего в этих двух разделах приводятся данные даже не об одних и тех же пунктах: для одних пунктов он указывает только параллели, для других -- только меридианы, так что второй координаты для этих мест нехватает. Да и вообще при помещении на карту любого пункта приходится принимать в соображение почти все упоминания о нем, так как каждый из них сообщает об одном и том же месте нечто новое. Если же мы не отыщем того, что говорится о данном пункте в разных местах, то незаметно для себя мы допустим много ошибок там, где требуется соблюдение точности. Кроме того, если пользоваться сочинением Марина при нанесении на карту городов, то легче наносить на нее приморские города, а не внутренние, так как, говоря о первых, Марин большей частью придерживается какого-то порядка, а расположение вторых относительно друг друга нигде не указано, за исключением немногих, долгота и широта которых были случайно определены.

Глава XIX. Об удобстве нашего руководства для составления карты

Итак, мы взяли на себя двойной труд: во-первых, придерживаться на протяжении всего сочинения мнений Марина, исключив то, что требует какого-либо исправления; во-вторых, нанести на карту как можно точнее все то, чего Марин ясно не обозначил; при этом мы будем пользоваться касающимися данного пункта описаниями путешественников или учитывать его положение на наиболее точных картах. Сверх того, мы позаботились и об удобстве способа изложения: описывая части отдельных стран, мы тут же указываем на их длину и ширину, расположение друг относительно друга самых значительных их народов, а для наиболее крупных городов, рек, заливов, гор и всего прочего, что можно поместить на карту мира, приводим точные координаты. Иными словами, мы указываем, на сколько градусов по экватору (градус -- 1/360 часть большого круга земли) отстоит проводимый через данный пункт меридиан от крайнего западного меридиана и на сколько градусов по меридиану отстоит параллель этого пункта от экватора. Первое имеет отношение к долготе, второе -- к широте. И таким образом мы сразу сможем узнать и положение каждого места, и, -- имея точные сведения о частностях, -- расположение самих стран как относительно друг друга, так и относительно всей земли.

Глава XX. О несоразмерности географической карты, составленной по Марину

Каждый из двух вышеуказанных способов черчения карты имеет свои особенности. Если чертить карту на сферической поверхности, то сходство с формой земли получается само собой, для этого не нужно никаких ухищрений. Однако при этом способе возможный размер карты не позволяет отразить многое из того, что должно быть обязательно на ней помещено. Кроме того, этот способ не позволяет окинуть взглядом сразу все очертания, и для того, чтобы осмотреть все подряд, нужно что-нибудь одно перемещать около другого: либо глаза, либо сферу. Если же изобразить карту на плоскости, все это совершенно отпадает, но нужно найти какой-то метод установления соответствия со сферическим изображением, чтобы расстояния на сфере передать на плоской поверхности как можно более соответствующими действительности. Хотя Марин серьезно об этом задумывался и высказал недовольство всеми решительно методами черчения карт на плоскости, сам он, повидимому, пользовался методом, менее всего обеспечивающим соразмерность расстояний. Все окружности -- и параллелей, и меридианов -- он заменил прямыми и вдобавок, как это обычно делают, провел меридианы параллельно друг другу. Только параллель Родоса соразмерна у него с меридианом, если иметь в виду, что длина большого круга земли относится к длине тридцать шестой параллели приблизительно как пять к четырем. Что же касается соразмерности и соответствия сферическому положению всего остального, то об этом Марин, как видно, не заботился. Прежде всего заметим, что если остановить взгляд на середине северной четверти шара, на которую на картах приходится большая часть населенной земли, то меридианы можно представить себе прямыми линиями, поскольку при вращении шара каждый из них оказывается перед нами и плоскость, проходящая через него, проходит и через наш глаз. Но так как северный полюс при этом вращении не меняет своего места, то нельзя представить себе в виде прямых также и параллели. Они непременно представляются дугами окружностей, обращенными выпуклостями к югу. Во-вторых, заметим следующее. И в действительности, и в нашем воображении одни и те же меридианы заключают на различных по величине параллелях пропорциональные, но не равные между собой дуги, причем по мере приближения к экватору дуги эти увеличиваются. У Марина же все они равны между собой. И поэтому расстояния в пределах климатов, находящихся к северу от параллели Родоса, у него преувеличены, а в пределах более южных климатов преуменьшены. Они не согласуются даже с приведенными им самим числами стадий. Расстояния на экваторе меньше своей действительной величины приблизительно на
1/5, то есть настолько, насколько параллель Родоса короче экватора; расстояния же на параллели Фуле увеличены против действительных размеров на 4/5, то есть настолько, насколько параллель Родоса длиннее, чем параллель Фуле. Ведь если экватор содержит 115 каких-то частей, то параллель, отстоящая от экватора на 36 градусов и проходящая через Родос, содержит их приблизительно 93, а отстоящая на 63 градуса и проходящая через Фуле, -- приблизительно 52.

Глава XXI. Что нужно соблюдать, давая чертеж земного шара на плоскости

Поэтому было бы правильно линии, изображающие меридианы, представить прямыми, линии же, изображающие параллели, -- в виде дуг окружностей, описанных из одного и того же центра, который совпадает с северным полюсом и из которого нужно будет проводить прямые меридианов. Все это необходимо для того, чтобы прежде всего сохранить сходство с самим очертанием и внешним видом сферической поверхности, причем будут переданы и перпендикулярность меридианов параллелям, и то, что меридианы сходятся в одной общей точке -- полюсе. Но так как мы не в состоянии сохранить соответствие их положению на сфере для всех параллелей, то достаточно будет соблюсти его для параллели Фуле и для экватора, чтобы крайние линии, заключающие ширину земли в нашей четверти шара, оказались пропорциональны подлинным. Что же касается параллели Родоса, на которой в большинстве своем исследованы также расстояния, составляющие длину земли, то мы, как и Марин, построим эту параллель с учетом соразмерности ее меридиану, то есть с учетом отношения соответствующих дуг, которое приблизительно равняется четырем пятым. Это нужно для того, чтобы наибольшая известная длина обитаемой земли была соразмерна ширине. Ниже мы разъясним, как это сделать, предварительно изложив, как следует изображать землю в виде сферы.

Глава XXII. Как следует изображать землю на шаре

Что касается размера изображения, то он будет зависеть от того, кто сооружает глобус, от количества пунктов, которое он намерен нанести, от его возможностей и усердия: чем больше будет размер, тем подробнее и при этом точнее будет изображение. Итак, каков бы ни был размер нашего шара, мы точно определим его полюсы и прикрепим к ним меридианное полукольцо так, чтобы оно только не соприкасалось с шаром при его вращении. Полукольцо должно быть узким, чтобы не закрывать собой слишком много пунктов. Одно его ребро должно проходить точно через точки полюсов, чтобы с помощью его можно было проводить меридианы. Разбив это ребро на 180 делений, обозначим их цифрами, беря за начало среднее деление, приходящееся на экватор. Проведя подобным образом также линию экватора и разбив одну- ее половину тоже на 180 делений, обозначим их цифрами, беря за начало то место, через которое мы проводим самый западный меридиан. Теперь мы можем начертить карту, имея, с одной стороны, записи с перечнем долгот и широт отдельных мест, подлежащих нанесению на карту, а с другой стороны -- деления полуокружностей экватора и меридианного кольца. Мы должны подводить меридиан к данному градусу долготы, то есть к цифре, обозначающей соответствующее деление экватора, а широту от экватора брать по самим делениям меридианного кольца и делать отметку по указанной цифре, подобно тому как обычно обозначают звезды на твердом шаре. При этом меридианы можно будет проводить в любой долготе, пользуясь делениями полукольца, как шкалой, а параллели -- через любые промежутки, установив инструмент, которым мы будем их наносить, рядом с той цифрой на ребре кольца, которая обозначает соответствующее расстояние, и перемещая его [инструмент] по поверхности шара вместе с кольцом до тех меридианов, которые являются пределами известной нам земли.

Глава XXIII. Описание меридианов и параллелей, помещаемых на изображении земли

Крайние меридианы, как было доказано выше, охватывают 12 часовых промежутков. Крайняя же южная параллель находится от экватора на таком расстоянии, на каком к северу от него лежит параллель, проходящая через Мероэ. Мы, однако, нашли уместным проводить меридианы через каждую треть часового промежутка по экватору, то есть через каждые 5 принятых нами делений экватора. Что же касается параллелей, лежащих к северу от экватора, то их мы проведем так, чтобы:
    первая параллель была короче его на  1/4 часового промежутка и отстояла по меридиану, как следует из геометрических расчетов, приблизительно на 41/4 градуса;
    вторая параллель была короче на 1/2 часового промежутка и отстояла соответственно на 85/12 градуса;
    третья параллель была короче на 1/4 часового промежутка и отстояла на 121/2 градуса;
    четвертая параллель была короче на 1 часовой промежуток, отстояла на 165/12 градуса и проходила через Мероэ;
    пятая параллель была короче на 11/4 часового промежутка и отстояла на 201/4 градуса;
    шестая параллель, идущая по летнему тропику, была короче на 11/2 часовых промежутка и отстояла на 235/6 градуса, проходя через Сиену;
    седьмая параллель была короче на 13/4 часового промежутка и отстояла на 271/6 градуса;
    восьмая параллель была короче на 2 часовых промежутка и отстояла на 301/3 градуса;
    девятая параллель была короче на 21/4 часовых промежутка и отстояла на 331/3 градуса;
    десятая параллель была короче на 21/2 часовых промежутка, отстояла на 36 градусов и проходила через Родос;
    одиннадцатая параллель была короче на 23/4 часового промежутка и отстояла на 381/7 градуса;
    двенадцатая параллель была короче на 3 часовых промежутка и отстояла на 4011/12 градуса;
    тринадцатая параллель была короче на 31/4 часовых промежутка и отстояла на 431/12 градуса;
    четырнадцатая параллель была короче на 31/2 часовых промежутка и отстояла на 45 градусов;
    пятнадцатая параллель была короче на 4 часовых промежутка и отстояла на 481/2 градусов;
    шестнадцатая параллель была короче на 41/2 часовых промежутка и отстояла на 511/2 градуса;
    семнадцатая параллель была короче на 5 часовых промежутков и отстояла на 54 градуса;
    восемнадцатая параллель была короче на 51/6 часовых промежутка и отстояла на 561/6 градуса;
    девятнадцатая параллель была короче на 6 часовых промежутков и отстояла на 58 градусов;
    двадцатая параллель была короче на 7 часовых промежутков и отстояла на 61 градус;
    двадцать первая параллель была короче на 8 часовых промежутков, отстояла на 63 градуса и проходила через Фуле. Кроме того, будет проведена еще параллель, лежащая к югу от экватора и короче его на 1/2 часового промежутка, которая пройдет через мыс Рапта и Каттигары на расстоянии приблизительно тех же 85/12 градуса от экватора, на которые отстоят от него противолежащие точки земли.

Глава XXIV. Способ правильно изобразить земной шар на плоскости
 
 
 
 


Черт. I.

При черчении карты мы пользуемся следующим способом соразмерного изображения главных параллелей. Приготовиу карту в виде прямоугольного параллелограма ABDG, у кото рого сторона ABприблизительно вдвое длиннее стороны AGПредположим, что AB, как верхняя сторона, будет находиться в северной части чертежа. Затем разделим сторону ABпополам линией EZ, проведенной под прямым углом к ней, и продолжим EZпрямо вверх до точки H, отстоящей на расстоянии таких 34 частей, каких прямая ZHсодержит 1315/12. Примем точку Н за центр, а за радиус -- отрезок между Hи точкой, лежащей на HZна расстоянии 79 делений от H, и опишем дугу QKL; она и будет изображать параллель, проходящую через Родос. Чтобы получить крайние пределы длины земли, отстоящие на семь часовых промежутков по обе стороны от K, мы отложим по линии среднего меридиана HZрасстояние, содержащее четыре единицы. Они соответствуют пяти единицам, отложенным по параллели Родоса, так как большой круг земли относится к этой параллели приблизительно как пять к четырем. Отложив по восемнадцати таких расстояний в обе стороны от точки Kпо дуге QKL, мы получим точки, через которые нужно будет провести из центра H меридианы, заключающие третью часть всех часовых промежутков и являющиеся пределами известной нам земли, меридианы HQMи HLN. Будучи так же последовательны, мы проведем параллель Фуле на расстоянии 52 единиц, отлаженных по линии HZот точки H (XOP); экватор -- соответственно на расстоянии 120 делений от точки H (RST); параллель, противолежащую параллели Мероэ и самую южную -- на расстоянии 1315/12 деления от точки H(MGN). Следовательно отношение дуги RST к дуге XOPравно отношению 115 к 52 и соответствует отношению этих параллелей на сфере, потому что и HS содержит 115 таких единиц, которых HOсодержит 52, и, таким образом, отношение линии HS к линии HOравняется отношению дуги RST к дуге XOP. Отрезок OKмеридиана, то есть расстояние между параллелью, проходящей через Фуле, и параллелью, проходящей через Родос, будет содержать 27 единиц; отрезок KS, то есть расстояние между параллелью Родоса и экватором -- таких же 36 единиц; отрезок SG, то есть расстояние между экватором и параллелью, противолежащей параллели Мероэ, -- таких же 165/12 единицы. Кроме того, если расстояние OG, ширина известной нам земли, содержит 795/12 или целых 80 единиц, то средняя длина земли QKL равняется 144 единицам, что соответствует предположению, сделанному на основании географических описаний. Ведь приблизительно таково же отношение 40000 стадий ширины земли к 72000 стадий длины по параллели Родоса. И остальные параллели мы, если у нас будет такое намерение, проведем опять-таки из центра в точке H и на таких расстояниях от точки S, которые содержат столько делений, сколько соответствует указанным выше расстояниям от экватора. Линии, изображающие меридианы, мы сможем провести в виде непрерывных прямых не до параллели MGN, а всего только до экватора RST. Затем, разбив дугу MGNна деления, величина и число которых равнялись бы величине и числу делений параллели Мероэ, можно будет соединить прямыми наши точки деления с точками деления экватора, чтобы этот поворот линий RFи TC как-то показывал их откло/н/ение к югу по другую сторону экватора. Затем, чтобы было удобнее отмечать наносимые на карту места, мы снова приготовим узкую линеечку, равную по длине линии HZили всего только HS, и прикрепим ее в точке H таким образом, чтобы при перемещении по всей длине карты одно ребро ее точно прикладывалось к прямым меридианов, так как вырез этого ребра совпадает с центром в полюсе. После этого мы разобьем это ребро или на 131 деление, соответствующее HZ, или только на 115 делений, соответствующих HS, и обозначим деления цифрами, начиная отделения, лежащего у экватора. С помощью этих цифровых обозначений можно будет провести и параллели, чтобы, не делая всех делений и обозначений на среднем меридиане чертежа, не смешивать их с обозначениями мест, которые окажутся у этого меридиана. Таким образом, разбив экватор на 180 градусов, соответствующих двенадцати часовым промежуткам, и обозначив их цифрами, начиная от самого западного меридиана, мы будем все время перемещать наше ребро линейки к указываемому градусу долготы. И находя с помощью делений на линейке данную широту, мы надлежащим образом отметим каждый пункт -- точно так же, как это было показано, когда речь шла об изображении на сфере.


Черт. II.

В нашем чертеже вселенной было бы еще больше сходства с очертаниями земли и больше соразмерности с ними, если бы и линии меридианов мы представили в том виде, какой они имеют на глобусе, когда он неподвижен и одна и та же плоскость проходит через глаз, через находящуюся перед глазом точку пересечения меридиана, делящего пополам известную нам землю в длину, и параллели, делящей ее пополам в ширину, и через центр шара, так что противолежащие границы земли одинаково воспринимаются глазом и видны одинаково. Прежде всего, чтобы найти величину угла между кругами параллелей и плоскостью, проходящей через указанную точку пересечения и через центр шара перпендикулярно среднему меридиану известной нам земли, представим себе, что находящееся перед нашими глазами полушарие ограничено большим кругом ABGD, что полуокружностью меридиана, делящего это полушарие надвое, является линия AEGи что находящейся перед глазами точкой пересечения этой полуокружности со средней параллелью известной нам земли является точка E. Затем проведем через точку другую полуокружность большого круга BED, так, чтобы она была перпендикулярна полуокружности AEG. Ясно, что плоскость ее пройдет через глаз. Отмерив дугу EZв 235/6 градуса (так как именно на столько градусов отстоит экватор от параллели Сиены, а эта параллель проходит приблизительно по середине известной нам земли), проведем через точку Z полуокружность экватора -- BZA. Таким образом, окажется, что угол между плоскостью экватора и прочих параллелей, с одной стороны, и плоскостью, проходящей через глаз, с другой, равняется 235/6 градуса, содержащимся в дуге EZ. Нужно при этом иметь в виду, что прямые AEZGи BEDзаменяют собой дуги, причем отношениеBEк EZравно отношению 90 к 235/6. Если продолжить линию GA, то центр, из которого описана дуга BZD, придется на некоторую точку H, и нам нужно найти отношение HZк EB. Проведем для этого прямую ZB. Пусть точка Q делит ее пополам. Проведем прямую QH, которая, естественно, будет перпендикулярна BZ. Но так как EZсодержит 235/6 таких единиц, которых прямая BEсодержит 90, то хорда BZсодержит 931/10 этих единиц, угол BZEсодержит 1501/3 таких единиц, каких два прямых угла содержат 360, а оставшийся угол QHZсодержит их 292/3. Поэтому отношение HZкZQ равно отношению 1815/6 к 4611/20. И если прямая QZ содержит 4611/20 единиц, то прямая BEсодержит таких единиц 90. Следовательно, если прямая BEсодержит 90 единиц, a ZE -- таких же единиц 235/6, то прямая HZбудет содержать их 1815/6. Так мы определим точку H, около которой будут описаны все параллели при изображении карты на плоскости.

Черт. III.

После этих предварительных подсчетов возьмем карту ABDG, у которой опять сторона ABвдвое больше стороны AG, AEравна EB, a EZ -- перпендикуляр к ним. Разделим какую-нибудь прямую линию, равную по длине EZ, на 90 частей по числу градусов четверти круга. Если мы отложим отрезок ZHв 165/12 градуса, HQ в 235/6 градуса, HK в 63 градуса и примем, что точка Hнаходится на экваторе, то через точку Qпройдет параллель Сиены, лежащая приблизительно посередине известной нам земли, через точку Z пройдет параллель, являющаяся южным рубежом земли и противолежащая Мероэ, а через точку K -- параллель, являющаяся северным пределом земли и приходящаяся на остров Фуле. Продолжив линию ZE, отложим отрезок HL в 181 5/16 или только в 180 градусов -- эта разница не будет иметь большого значения для чертежа. Взяв L за центр, а за радиусы расстояния до точек Z, Q и K, опишем дуги PKR, XQW и MZN. Таким путем мы сохраним должное расположение параллелей относительно плоскости, продолжение которой проходит через глаз: ведь и здесь ось зрения должна быть направлена к точке Q перпендикулярно к плоскости карты, чтобы, как и раньше, глаз одинаково воспринимал противоположные границы чертежа. Но нужно еще длину соразмерить с шириной.

Известно, что на глобусе наибольшая окружность содержит 5 таких единиц, которых параллель Фуле содержит около двух с четвертью, параллель Сиены -- четыре и семь двенадцатых, а параллель Мероэ -- четыре и пять шестых. Известно также, что по обе стороны от прямой меридиана ZK следует провести восемнадцать меридианов через каждую треть часового промежутка по экватору, так как вся длина земли охватывает именно это число полуокружностей. Отложим на каждой из указанных трех параллелей отрезки, соответствующие одной трети часа -- пяти градусам. Если прямая EZсодержит 90 делений, то каждый отрезок, отложенный на этих параллелях от точки K, будет содержать два с четвертью, отрезок, отложенный от точки Q -- четыре и семь двенадцатых, отрезок, отложенный от точки Z -- четыре и пять шестых деления. Затем, проведя через каждые три соответствующие друг другу точки дуги STG и FCY, являющиеся границами длины всей земли, и дуги, представляющие собой прочие меридианы, мы добавим также дуги, изображающие остальные параллели. При этом центром будет снова служить точка L, а радиусами -- деления линии ZK, показывающие расстояния этих параллелей от экватора. Само собой разумеется, что такой чертеж обеспечивает большее сходство со сферической формой, чем предыдущий. Ведь и там шар оставался неподвижным и не вращался (это уж по необходимости присуще карте), а глаз был направлен на середину чертежа, и поэтому можно было представить себе в виде прямой один только средний меридиан, с плоскостью которого совпадает ось зрения. Меридианы же, находящиеся по обе стороны от него, кажутся обращенными к нему своей вогнутостью, возрастающей по мере удаления от него. Последний чертеж передает это, сохраняя надлежащее соответствие изгибов. Кроме того, взаимная пропорциональность дуг параллелей передает как можно точнее подлинное отношение одних параллелей к другим, причем это будет сделано не только относительно экватора и параллели Фуле, как на первом чертеже, но и относительно других параллелей. В этом смогут убедиться те, кто этим делом займется. Кроме этого, будет верно передано отношение ширины земли к ее длине -- не только опять-таки при изображении одной параллели Родоса, как на первом чертеже, но при изображении решительно почти всех параллелей. В самом деле, если мы проведем прямую SWG, как на первом чертеже, то отношение дуги QW к дугам ZS и KG будет, несомненно, меньше того отношения, которое должно быть на втором чертеже, так как здесь при определении отношения предполагалось, что вся дуга QT лежит на экваторе. Если мы предположим, что эта дуга QW соразмерна с протяженностью длины KZ, то дуги ZS и KG, как и дуга QT, окажутся больше, чем требует соответствие линии ZK. Если же мы представим, что, как это на самом деле и есть, линии ZK соразмерны дуги ZS и KG, то дуга QW окажется настолько меньше дуги, которая соответствовала бы KZ, насколько QWменьше QT.

Благодаря всему этому второй способ имеет, пожалуй, преимущество перед первым, уступая ему, однако, в удобстве исполнения чертежа. Там можно было провести только одну параллель, разбить ее на деления и наносить на карту любой пункт, прикладывая и перемещая линейку. Здесь уже этого удобства нет, так как линии меридианов подходят к среднем'у меридиану изгибаясь и, кроме того, нужно еще чертить все окружности, а положение относительно окружающих стороны квадрата точек, приходящихся на просветы сетки, нужно определять по нанесенным на карту точкам путем расчета. Поэтому, хотя я лично в данном деле и везде предпочитаю то, что лучше и труднее, тому, что хуже и легче, нужно все же придерживаться обоих установленных способов, имея в виду людей, которых праздность влечет к более легкому.
    Если экватор содержит 5 единиц, параллель Мероэ содержит их 45/6, так что его отношение к ней равно отношению 30 к 29.
    Если экватор содержит 5 единиц, то параллель Сиены содержит их 4 7/12, так что его отношение к ней равно отношению 60 к 55, или отношению 12 к 11.
    Если экватор содержит 5 единиц, то параллель Родоса содержит их 4, так что его отношение к ней равно отношению 5 к 4.
    Если экватор содержит 5 единиц, то параллель Фуле содержит их 21/4, так что его отношение к ней равно отношению 20 к 9.

Перевод К. С. Апта
Книга третья

Глава V. Положение европейской Сарматии

1. Европейская Сарматия ограничивается на севере Сарматским океаном по Венедскому заливу и частью неизвестной земли. Описание такое:

    2. За устьем реки Вистулы, которое находится под 45o долготы -56o широты, следует:
    Устье реки Хрона под 50o -56o.
    Устье реки Рувона (Рудон, Бубон, Рубон, Судон) под 53o -57o,
    Устье реки Турунта (Таурунт) под 56o30' -58o30',
    Устье реки Хесина (Херсин) под 58o30' -59o30'.

3. Береговая линия, которая составляет конец известного, моря, по параллели, проходящей через Фуле, находится под 64o -63o.

4. Предел же Сарматии по меридиану, проведенному через истоки реки Танаиса, находится под 54o -53o.

5. С запада Сарматия ограничивается рекой Вистулой, частью Германии, лежащей между ее истоками и Сарматскими горами, и самими горами, о положении которых уже сказано.

6. Южную границу составляют: язиги метанасты (переселенцы) от южного предела Сарматских гор до начала горы Карпата, которая находится под 46o -48o30', и соседняя Дакия около той же параллели до устья реки Борисфена, и далее береговая линия Понта до реки Керкинита.

7. Положение этой береговой линии таково:
    Устье реки Борисфена 57o 30' -48o 30'
    Устье реки Ипанила 58o -48o30'
    Роща Гекаты мыс 58o30' -47o45'
    Перешеек Ахиллова Бега 59o -47o40'

8. Западный мыс Ахиллова Бега, который называется Свя щенный мыс 57o 50' -47o 30'
    Восточный мыс, называющийся Мисаридой (Нисарис) 59o45' -47o50'
    Кефалонис 59o45' -47o50'
    Прекрасная гавань 59o30' -47o45'
    Тамирака 59o20' -48o30'
    Устье реки Керкинита 59o40' -48o30'

9. За этим устьем следует перешеек, отделяющий Херсонес Таврический: береговая его линия у Каркинитского залива находится под 60o20' -48o20', а у озера Вики (Бика) под 60o30' -48o30'.

10. Восточную границу Сарматии составляют: перешеек от реки Керкинита, озеро Вика, береговая линия Меотийского озера до реки Танаиса, самая река Танаис, наконец меридиан, идущий от истоков Танаиса к неизвестной земле до вышесказанного предела.

11. Эта сторона Сарматии имеет такое описание: за перешейком, находящимся у реки Керкинита, следует у Меотийского озера:
    Новая крепость 60o30' -48o40'
    Устье реки Пасиака 60o20' -48o50'

12. Город Лиан (Леианон) 60o -49o15'
    Устье реки Вика (Бика) 60o20' -49o30'
    Город Акра 60o30' -49o40'
    Устье реки Герра 61o -49o50'
    Город Кримны 62o30' -49o45'

13. Мыс Агар  63o -49o40'
    Устье реки Агара 62o30' -50o30'
    Роща (Алсос), Рыболовля бога. 62o40' -51o15'
    Устье реки Лика 63o -51o30'
    Город Игреи 63o30' -52o30'
    Устье реки Порита 64o30' -53o
    Деревня Кария 65o -53o30'

14. Западное устье реки Танаиса 66o20' -54o10'
    Восточное устье 67o -54o30'
    Поворот реки 72o30' -56o
    Истоки реки 64o -58o
За ними вышесказанный предел неизвестной земли, находя щийся под 64o -63o.

15. Сарматию пересекают и другие горы (кроме Сарматских) , между которыми называются:
    Певка (Тейки) гора 51o -51o
    Амадока горы  55o -51o
    Гора Водин (Бодин, Будин) 58o -55o
    Гора Алан (Алаун) 62o30' -55o
    Гора Карпат, как сказано 46o -48o30'
    Венедские горы 47o30' -55o
    Рипейские горы, середина коих 63o -57o30'

16. Часть реки Борисфена у озера Амалоки лежит под 53o30' -50o20', а самый северный исток реки Борисфена под 52o53'.

17. Из рек, текущих ниже Борисфена, река Тира отделяет части Дакии и Сарматии, начиная от поворота, находящегося под 53o -48o30', до конца под 49o30' -48o30'.

18. Река Аксиак также протекает через Сарматию немного выше Дакии до горы Карпата.

19. Заселяют Сарматию очень многочисленные племена: венеды -- по всему Венедскому заливу, выше Дакии -- певкины и бастарны; по всему берегу Меотиды -- язиги и роксоланы; далее за ними внутрь страны -- амаксовии и скифы-аланы.

20. Менее значительные племена, населяющие Сарматию, следующие: около реки Вистулы, ниже венедов -- гифоны (ги-тоны), затем финны; далее сулоны (буланы), ниже их -- фру-гундионы (фрунгундионы), затем аварины (обарины) около истоков реки Вистулы; ниже их омброны, далее анартофракты, затем бургионы, далее арсииты, сабоки, пиенгиты и биессы возле горы Карпата.

21. Восточнее вышеназванных племен живут: ниже венедов -- галинды (галиданы), судины и ставаны до аланов; ниже их игиллионы, затем костобоки и трансмонтаны (загоры) до Певкинских гор.

22. Затем побережье океана у Венедского залива занимают вельты, выше их -- осени, затем самые северные -- карбоны, восточнее их -- каресты и салы (ниже этих -- гелоны, иппо-поды и меланхлэны); ниже их -- агафирсы (агатирсы), затем аорсы и пагириты; ниже их -- савары (савры, саубры, сауры) и боруски до Рипейских гор.

23. Затем акибы (абики) и наски, ниже их -- вибионы (ибионы) и идры; ниже вибионов до аланов -- стурны, а между аланами и амаксовиями -- карионы (карвоны) и саргатии.

24. У поворота реки Танаиса -- офлоны (оплоны) и та-наиты, за ними -- осилы до роксолан; между амаксовиями и роксоланами -- ревканалы (ракаланы) и ексобигиты; затем между певкинами и бастарнами -- карпианы, выше их -- гивин, далее бодины.

25. Между бастарнами и роксоланами живут хуны, а ниже одноименных гор -- амадоки и навары. Возле озера Вики (Бики) живут тореккады, а по Ахиллову Бегу -- тавроскифы; ниже бастарнов около Дакии -- тагры, а ниже их -- тирагеты.

26. Ниже поворота реки Танаиса расположены:
    Александровы алтари под 63o -57o
    Кесаревы алтари 68o -56o30'.
И между устьями лежит город Танаис 67o -54o30'

27. Внутри страны в речных долинах лежат города по реке Керкиниту:
    Кёркина город  59o30' -48o45'
    Торокка 58o30' -49o
    Пасирида 58o30' -49o10'
    Еркаб 58o30' -49o15'
    Тракана 58o30' -49o45'
    Навар 58o30' -50o

28. По реке Борисфену:
    Азагарий (Азазарий) 56o -50o40'
    Амадока 56o -50o30'
    Сар 56o -50o15'
    Серим 57o -50o
    Метрополь 56o30' -49o30'
    Ольвия, или Борисфен 57o -49o

29. Выше реки Аксиака:
    Ордисс 57o -48o30'
По рукаву реки Борисфена:
    Лиин город 54o -50o15'
    Сарбак (Сарвак) 55o -50o
    Ниосс 56o -49o40'

30. Выше реки Тира около Дакии:
    Карродун 49o30' -48o40'
    Мэтоний 51o -48o30'
    Клипидава 52o30' -48o40'
    Бибантабарий  53o10' -48o40'
    Иракт    53o30' -48o40'

31. В устье реки Танаиса лежит остров Алопекия, или Танаис,под 66o30' -53o30'.

Глава VIII. Положение азиатской Сарматии

32. Азиатская Сарматия граничит с севера с неизвестной землей; с запада -- европейской Сар'матией до истоков реки Танаиса и самой рекой Танаисом до впадения его в Меотийское озеро, а также восточной частью Меотийского озера, от Танаиса до Киммерийского Боспора; положение этой части следующее.

33. За устьем реки Танаиса (здесь у Птолемея мы выпускаем не относящееся к нашей задаче и начинаем с описания части азиатской Сарматии, непосредственно прилегающей к европейской).

34. Сарматию занимают в местностях, прилегающих к неизвестной земле, сарматы-гипербореи, ниже их -- сарматы царские (базилики), народ модоки и сарматы-конееды (гиппофаги), а еще ниже их -- закаты, свардины и асэи; затем вдоль северного поворота реки Танаиса -- многочисленный народ периербиды, а вдоль южного -- народ иаксаматы.

35. Города:
    Эксополь 72o -55o40'
    Наварид 70o -55o

36. Ниже свардинов живут хениды, а на восток от реки Ра -- фтирофаги (вшееды), матиры и страна Островная; затем под иаксаматами -- сиракины, а за сиракинами между Меотийским озером и Иппийскими горами -- исиссии.

Глава X. Европа, карта 8

37. Восьмая карта Европы заключает европейскую Сарматию и Таврический Херсонес. Параллель, проходящая через ее середину, относится к меридиану, как 11 к 20.

38. Ограничивается эта карта с востока Боспором Киммерийским, Меотийским озером и рекой Танаисом против азиатской Сарматии; с юга -- Понтийским морем, частью нижней Мисии, Дакией и областью язигов-переселенцев; с запада -- так называемыми Сарматскими горами, Германией и рекой Вистулой, с севера -- Венедским заливом Сарматского океана и еще неизвестной землей.

39. Из более известных городов Сарматии Тамира имеет самый длинный день в 16 равноденственных часов и отстоит от Александрии к западу на одну пятнадцатую часть равноденственного часа.

Навар имеет самый длинный день в 16 часов 15 минут и отстоит от Александрии к западу на одну восьмую часа.

Ольвия, или Борисфенида, самый длинный день имеет в 16 часов 5 минут и отстоит от Александрии к западу на 1/5 часа.

40. Из городов Таврического Херсонеса Феодосия имеет самый длинный день в 15 часов 50 минут и отстоит от Александрии к востоку на 1/5 часа.

Пантикапея самый длинный день имеет в 15 часов 55 минут и отстоит от Александрии к востоку на 1/4 часа.

Глава XVIII. Азия, карта 2

41. Вторая карта Азии заключает Сарматию, находящуюся в Азии. Параллель, проходящая через ее середину, относится к меридиану, как 7 к 12.

42. Ограничивается эта карта с востока Скифией и частью Каспийского моря; с юга -- частью Эвксинского Понта, Колхидой, Иверией и Албанией; с запада -- европейской Сарма-тией, Меотийским озером и Боспором Киммерийским; с севера -- неизвестной землей.

43. Из известных в Сарматии городов Гермонасса самый длинный день имеет в 15 часов 50 минут и отстоит от Александрии к востоку на 1/3 равноденственного часа.

Инанфия имеет самый длинный день почти в 15 часов 50 минут и отстоит от Александрии к востоку почти на половину часа.

Танаис самый длинный день имеет в 17 часов 10 минут и отстоит от Александрии к востоку на 1/26 часа.

Тирамба имеет самый длинный день в 16 часов 12 минут и отстоит от Александрии к востоку на 1/10 часа.

Наварида самый длинный день имеет в 17 часов 15 минут и отстоит от Александрии на 1/3 часа.

Перевод В. В. Латышева

Вернуться на страницу "Фоменкология"

Copyright (c) "Русский переплет"
Авиабилеты в Болгарию дешево. Выгодные предложения, авиабилеты в Болгарию бронировать. | Качественное постельное белье в Киеве купить или заказать с доставкой | Качественный преобразователь частоты , инвертор 48 220 | Отдых в Одессе, гостиницы в Одессе , затока пансионаты цены

Rambler's Top100