Портал | Содержание | О нас | Пишите | Новости | Книжная лавка | Голосование | Дискуссия Rambler's Top100

Подписаться на новости культуры

TopList Яндекс цитирования
НОВОСТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Новости

"Русский переплет" зарегистрирован как СМИ. Свидетельство о регистрации в Министерстве печати РФ: Эл. #77-4362 от
5 февраля 2001 года. При полном или частичном использовании
материалов ссылка на www.pereplet.ru обязательна.

Тип запроса: "И" "Или"

07.03.2001
19:06

Валерий Сердюченко: Шишиги или кто такой Глеб Павловский?

07.03.2001
17:23

Первая книга об Антоне Чехове в XXI веке

    Вчера, в ЦДЛ состоялась презентация книги Марианны Роговской-Соколовой "Последний сад". Выступала автор: красивая, умная, талантливая женщина.

    Было много высказано замечательных слов и мыслей, среди которых, поразила одна: связь чеховского "Вишневого сада" с вишневым садом Владимира Мономаха, который при перезде в новую столицу из Киева перевез с собой вишневый сад...

    Почитайте предисловие автора:

    <Однажды войдя в мир Чехова, уже не можешь расстаться с ним> - эти слова, сказанные 30 лет назад, я могу повторить и сегодня.

    Чехова я любила всегда, часто перечитывала его рассказы, старалась не пропустить ни одной чеховской премьеры в театре и кино. Особенно увлекали меня его письма - удивительное наслаждение читать эти умные, изящные, сверкающие юмором или до слез трогающие своей искренностью письма. Книги Чехова всегда были рядом со мной. Думала ли я, что эти книги, эти мысли о Чехове, любовь к нему, как к родному, дорогому человеку, пристальный интерес ко всему, что связано с ним, займут такое важное место в моей жизни? Поступив на филологический факультет Московского Университета, я страстно увлеклась русским фоль- клором. Ездила в экспедиции, радовалась, что удается записать и сохранить уходящие, затухающие искорки драгоценного русского народного творчества. Уже обдумывала план диссертации по фольклору... Но судьба распорядилась иначе - меня назначили директором Музея А. П. Чехова. А ведь Музей Чеховаэто не просто музей, это первый настоящий Дом, который обрел Чехов в Москве. В этом доме прошли самые счастливые и плодотворные годы его жизни. -десь произошло чудесное превращение молодого фельетониста, <литературного поденщика> Антоши Чехонте в великого русского писателя Антона Павловича Чехова, которого вскоре узнал весь мир.

    И мне предстояло стать хозяйкой этого дома! Вспоминаю - очень страшно и радостно было решиться на этот шаг. Советовалась с мудрыми людьми. Главный и вещий совет дал мой отец: <Ты молодой филолог, должна взяться за это благородное дело, оно может статьделом всей твоей жизни>. Другой, шутливый совет написал на своей книге о Чехове К. И. Чуковский: <Берись, берись за Музей Чехова, будешь самым молодым и красивым директором на свете>. И вот началась моя работа в Музее Чехова, какая-то особая жизнь в атмосфере чеховского дома, где каждая вещь, тихий скрип половиц, пожелтевший листок его рукописи говорили о жизни, исполненной высокого смысла и добра.

    Нескончаемый поток музейной работы поглощал почти все время. Для чтения оставались только ночные часы. Но все чаще в сердце поднималась горячая волна: надо писать, надо сохранить не только для себя те новые мысли и чувства, которые накапливались в душе. А сумею ли я написать о Чехове? Ведь раньше я писала только о фольклоре. Да и смущало то, что огромная литература уже написана о Чехове. А хотелось сказать что-то свое, особое. Тема пришла сама собой, она была органичной: <Чехов и фольклор>.

    Свою первую статью <Чехов и фольклор (<В овраге>), написанную для научного сборника <В творческой лаборатории Чехова>, изд-во <Наука> М., 1974, я помещаю в этой книге не в начале, как следовало бы по хронологии, а после статьи <Остров, открытый Чеховым (<Сахалинские страницы>)>. Дело в том, что по- весть <В овраге>, на материале которой написана статья <Чехов и фольклор>, создана Чеховым непосредственно после поездки на Сахалин и относится к тем немногим произведениям, в которых своеобразно отразились трагические впечатления сахалинской поездки. <У меня все <просахалинено> - писал Антон Павлович после своего возвращения с каторжного острова. Открывается эта книга главой <Я навсегда москвич...>. В ней рассказывается о тех незабываемых днях, когда я постепенно, шаг за шагом входила в мир Чехова, о том, сколько трудов, очарований и разочарований, ошибок, творческих исканий и прекрасных встреч ожидало меня на этом пути.

    В те годы мне приходилось надолго уезжать за границу. Я скучала по Москве, по милому чеховскому дому. Как в знакомом кино, возникали цветные медленные кадры: заснеженный дворик на Садовой-Кудринской, сиреневые сумерки; зажигается лампа под зеленым абажуром в кабинете Антона Павловича, поблескивает медная табличка на парадной двери: <Докторъ А. П. Чеховъ>. Наверное, тогда, когда я в Каире грустила о Москве, у меня и возникла мысль, призрак воображения, уже любимое кино про те четыре года, когда молодой, веселый, красивый Чехов счастливо жил в своем московс- ком доме. <Всего четыре года> - название этого фильма, самого первого и самого любимого. Второй фильм <Сахалинские страницы> логически как бы вырастал из первого. Ведь именно в этом доме, в эти годы созрело у Чехова смелое подвижническое решение - ехать на каторжный Сахалин. Продолжение размышлений над нравственными уроками жизни и творчества великого сына России - II глава этой книги, которая называется <Остров, открытый Чеховым>.

    Поездка Чехова на Сахалин позволяет понять не только масштаб великого подвига писателя-гражданина, но и приблизиться к объяснению многих <загадок> чеховской драматургии последнего десятилетия. Чехову-драматургу был посвящен третий мой фильм <Посылаю Вам пьесу...> (название сценария - <Чайка на занавесе>).

    Работать над сценариями было трудно, но очень интересно (первые два я написала в соавторстве с талантливым кинодраматургом Д. Оганяном). Фильмы о Чехове выходили на экран Центрального телевидения один за другим, у меня возникали все новые и новые замыслы. Но я уже не работала в Музее... Жизнь моя снова сделала крутой поворот- произошла главная встреча в моей судьбе. Я познакомилась с кумиром своей юности - с любимым поэтом Владимиром Соколовым. Любимый поэт стал любимым другом, а потом - любимым мужем. Две любви столкнулись в моей душе - любовь к Чехову и любовь к Соколову. Но это столкновение не было разрушительным. Владимир Николаевич был истинным творцом. Он создавал не только изумительные стихи, но и чудесную гармонию вокруг себя. В его благородной, великодушной натуре огромный поэтический талант сочетался с особым человеческим талантом: он умел разбудить и укрепить в других людях творческие силы. Он видел, что я полностью погрузилась в заботы о нем, что его золотые стихи мне стали дороже моих собственных литературных дел. Он прекрасно понимал, что если я совсем заброшу свою литературную работу, это причинит настоящую боль моей душе.

    И он начал очень тактично, планомерно и настойчиво возвращать меня к литературным занятиям. Я ста- ла снова писать статьи и сценарии, ездила на съемки, дважды летала на Сахалин. Владимир Николаевич постоянно заставлял меня заниматься поэтическими пе- реводами. <Необходимо тренироваться, ведь ты в юно* сти писала хорошие стихи, - говорил он, - нужно, чтобы эта поэтическая струнка звучала, не умолкая>. И я старалась, много переводила польских, болгарских, македонских, грузинских поэтов. Соколов был первым чи- тателем и рецензентом моей книги переводов <Я увидела тебя...>, которая вышла в издательстве <Советский писатель> в 1990 г.

    С ним я делилась самыми сокровенными мыслями о Чехове, он так радовался моим находками и ма- леньким открытиям! И когда меня пригласили выступить на международной конференции на тему: <Окружение Чехова>, он радостно поддержал мою идею: <Конечно же, напиши о докторе Щербаке, ты как интересно о нем рассказываешь, и почти никто ничего о нем не знает. Ты сможешь буквально <открыть> этого человека!>.

    Меня и правда давно волновала судьба загадочного доктора Щербака, о котором Чехов писал: <... в прошлом у него такая каша, что сам черт увязнет в ней>. Название моей статьи было продиктовано самим Чеховым: <... Это замечательный человек>. <Открыть> этого человека, отдать дань его светлой памяти -предстояла большая работа. 100 лет пролежали в Ленинской библиотеке его письма к Чехову. Почему же их никто не прочел и не опубликовал? Почерк! Абсолютно <неудобочитаемый> почерк врача! Два месяца, как на работу, ходила я в <Ленинку> и с лупой разбирала его письма. Почти все удалось прочесть! В этих письмах, как в <крутом> детективе, раскрылась <клокочущая и мрачная> картина жизни Александра Викторовича Щербака. О ней я и написала большую статью <...Это замечательный человек> (IV глава этой книги). Постараюсь сдержать слово, данное Владимиру Соколову, и написать кни- гу о Щербаке.

    И, наконец, <Последний сад>. -авершающий фильм документального сериала о жизни Чехова переносит нас в Ялту, в <самый милый дом на свете>. Вокруг этого дома Чехов насадил свой Последний сад... Литературный вариант этого киносценария завершает книгу <Пос- ледний сад>.

    Работая над литературными сценариями о Чехове, я не ставила перед собой популяризаторской задачи, как это было в последующих работах некоторых авторов. Образ, собственное отношение к материалу - вот что было главным. Но при этом - ни в коем случае не заслонить собой Чехова, как это происходит у многих. Авторский лиризм должен оставаться в подтексте. Я стремилась к тому, чтобы сама сценарная конструкция соответствовала стилю Чехова, его языку, его духу. Он очень любил строить свои вещи по принципу музыкальных форм; сам не играл, но был чрезвычайно музыкален. Вот и я пыталась использовать близкую Чехову <сонатную> форму. В этой форме я мечтаю написать о личной жизни Чехова. Письма его, особенно 90-х годов, - это редкостный литературный материал. -аме- чательный фильм мог бы получиться на их основе - фильм о любви.

    Вообще я же уверена, что чеховская тема никогда не будет исчерпана. Я уже много лет занимаюсь Чеховым и продолжаю заниматься; было время, когда ничего другого не могла читать, кроме Чехова, все мне каза- лось чуть ли не изменой ему. Но и по сей день он для меня - загадка. Думаю, и для других. Не потому ли не иссякает интерес к нему во всем мире?"

    Владимир Липунов

07.03.2001
16:36

С праздником 8-го марта!

07.03.2001
16:12

"Лерочка" Михаила Тарковского

06.03.2001
17:25

Владимир Варава "Свобода совести - смерть Бога"

06.03.2001
17:15

"Электронные пампасы": сказка Сергея Чернодятлова "Жили-были"

05.03.2001
21:57

"Бредень" - литературный альманах из Воронежа

05.03.2001
14:44

"Мои стихи - куски души". Обновление в рубрике "Литературные перлы"

05.03.2001
10:16

Владимир Жатько "Петр XII"

04.03.2001
17:22

Пресс-конференция Социально-федералистской партии России, посвященная 70-летнему юбилею М.С.Горбачева: Три сценария глобализации в современном мире.

04.03.2001
14:56

Первая десятка "Русского переплета"

04.03.2001
14:24

Борисо-Глебский монастырь

04.03.2001
10:21

Стихотворения Ильи Тюрина

03.03.2001
23:36

Александр Дорин об Илье Тюрине

03.03.2001
23:26

Премия - Илья! Литературная премия молодым поэтам и эссеистам!

03.03.2001
11:22

И снова Александр Ермак

02.03.2001
10:56

Новый поэт в Русском переплете

01.03.2001
17:51

Последний роман Империи, или Талант не спрячешь - заметка Василия Пригодича о романе Владимира Хлумова "Мастер дымных колец" ("Кошачий ящик")

01.03.2001
17:39

Isroel Дины Рубиной и Валерия Сердюченко

01.03.2001
15:43

Почему Гагарин не встретил в космосе Бога?

<< 431|432|433|434|435|436|437|438|439|440 >>
 

 


Если Вы хотите стать нашим корреспондентом напишите lipunov@sai.msu.ru

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Ссылки | Статистика | Дискуссия

Литературные страницы
Современная русская мысль
Навигатор по современной русской литературе "О'ХАЙ!"
Клуб любителей творчества Ф.М. Достоевского
Энциклопедия творчества Андрея Платонова 
Для тех кому за 10: журнал "Электронные пампасы"
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

© 1999, 2000 "Русский переплет"
Дизайн - Алексей Комаров

Русский Переплет
Rambler's Top100