pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]





Ссылка на Русский Переплет



Юрий Федорович Карякин

Страница делается, а пока почитайте интервью 90-го года.

ПОСЛЕ СМЕРТИ
Характеры и обстоятельства

Он вышел из комнаты под видом покурить - там заседала межрегиональная депутатская группа, а ему не хотелось никого смущать. Ему было уже очень больно, я он лег на пол, успев попросить девушку-секретаря подстелить газеты. Его везли в Склифосовского, в реанимацию, без сознания. Если бы там, на его счастье, не оказалось заграничного лекарства, он бы уже был мертв.

- С тобой произошла такая страшная история - ты практически умер и воскрес... Какой это след в тебе оставило? Что дал этот новый опыт?

- Ну, дело довольно простое. Был инфаркт. Чуть-чуть выходили. А дальше я решил преодолеть этот инфаркт, так сказать, идеологическими средствами. Как всегда мы делаем. То есть проявить "волю, характер, осуществить вмешательство "партии" - у меня ведь своя внутренняя "партия" . Наверное, моя модель за последний год - "то модель нашего общества, нашей экономики. Я был уверен, что самовнушением обуздаю организм. Прилетел в Кельн по приглашению замечательного человека, депутата бундестага, социал-демократа Вайскирхена, выступил на конференции, почувствовал себя плохо, сделали коронарографию, оказалось, не один инфаркт, а три, нужна операция, я никакая идеология не поможет.

- Природные законы оказались сильнее...

- Сердце - насос, а не идеологическая конструкция, я оказалось, что лечить его надо технологически. Перебью себя: вся наша "мудрость" состояла в том, что технологию жизни, даже психологию, даже физиологию жизни, выживания, развития общества - мы заменили идеологией. Неправильно поставлен диагноз: у нас не один инфаркт, а много, на фоне общего рака, во всяком случае экологического. Это во-первых. И во-вторых, лечить нас нужно технологически. Ни "капитализм", ни "социализм" - при чем тут это?

- Я хочу вернуться к проблеме смерти. Мы в нашем веществе как бы исключили ее из сознания. Исключили из литературы, искусства. Скажем , отменили жанр трагедии. Всем было предписано быть настолько счастливыми, или обобществленными, что смерть, как и Бога, вычеркнули из жизни ...

- Замечательно сказано у Коржавина : даже смерть отнеся к проявлениям старого мира... Отдать жизнь за родину - это моему поколению было понятно. Но это как-то но равнялось смерти. Да, смерти не было. Господствовало убийство, а смерти не было. II это одно из главных преступлений. Потому и не было жизни. Это связано. У меня в книге "Достоевский и канун XXI века" лейтмотивом проходит - и даже глава так названа - "Встреча со смертью". Переживается, обдумывается встреча Достоевского со смертью, без чего, по-моему, необъяснимо его творчество. Вез этого вообще многие, вернее, главные вещи непознаваемы, непостижимы. Тут очень боишься простоты - а ее не надо бояться, его не простота, а элементность - не элементарность; без встречи со смертью не может быть ничего, нравственности быть не может. Я так долго думал об этом, что как будто накликал, я накликая, предуготовился к атому.