Портал | Содержание | О нас | Пишите | Новости | Книжная лавка | Голосование | Дискуссия Rambler's Top100

Подписаться на новости культуры

TopList Яндекс цитирования
НОВОСТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Новости

"Русский переплет" зарегистрирован как СМИ. Свидетельство о регистрации в Министерстве печати РФ: Эл. #77-4362 от
5 февраля 2001 года. При полном или частичном использовании
материалов ссылка на www.pereplet.ru обязательна.

Тип запроса: "И" "Или"

28.03.2002
00:52

"ДК -авлабов? " - новое в обозрении "На оттоманке с Шиншиным"

28.03.2002
00:33

"О стихах Татьяны Кайсаровой" - новое в обозрении "Критические заметки Андрея Журкина"

27.03.2002
22:50

"РУССКИЙ БЛОК" на Украине

27.03.2002
17:03

Всероссийский конкурс ученических и студенческих работ на тему "Россия и права человека в XXI веке"

27.03.2002
16:29

О чем молчит наука

27.03.2002
13:06

27 марта - День рождения русского писателя Аркадия Тимофеевича Аверченко (1881-1925)

26.03.2002
10:21

Капитализация партийности. Украина - 2002.

26.03.2002
09:15

Всероссийский фестиваль казачьей традиции "Волжские игрища на Ильин день"

25.03.2002
18:40

25 марта - 286 лет со дня рождения русского художника Алексея Антропова (1716-1795)

25.03.2002
14:24

О поэзии и прозе Ларисы Миллер

    (Выступления на презентации новой книги)

    В начале 2002 г. в московском издательстве "Аграф" в серии

    "Символы времени" вышла новая книга стихов и прозы Ларисы Миллер "МОТИВ. К

    СЕБЕ, ОТ СЕБЯ". 13 февраля в малом зале ЦДЛ состоялась презентация книги:

    вечер вел Андрей Василевский, Лариса Миллер читала стихи, музыкальный дуэт

    - Михаил Приходько и Галина Пухова - исполнил песни на стихи Ларисы Миллер.

    На презентации выступили Андрей Василевский, Александр -орин, Лев Тимофеев

    и составитель книги Борис Альтшулер. Предлагаем Вашему вниманию

    отредактированные авторами выступления Льва Тимофеева и Бориса Альтшулера,

    а также написанное по случаю "непроизнесенное слово" Валентина Оскоцкого.

    Лев Тимофеев:

    Я собирался говорить о стихах; взяв эту книжку в руки, я сначала

    прочитал ее поэтическую часть. С прозой Ларисы я вообще до сих пор не был

    знаком, а поэзию ее давно знаю и люблю. И поэтому думал, что буду говорить

    о стихах, возьму на себя некогда присущую мне наглость вообще рассуждать о

    стихах и даже приготовил какие-то блоки, мысли. Я подумал, что буду

    говорить прежде всего о том, к кому обращена поэзия, буду говорить, что

    поэт думает, что обращается к Богу, а всегда обращается все-таки к людям.

    Но не просто к людям, не к любым людям, а к тому, у кого в душе есть свет

    Господен; и поэт обращается именно к этой части души человеческой, где этот

    свет сияет. И стихи Ларисы к этому нашему свету обращены. Так, я думал, я

    буду говорить. Это один блок. Второй блок, я подумал, что буду говорить о

    пластике стихов, потому что пластика паче смысла во многих случаях. Потому

    что это что-то совершенно удивительное - пластика стиха у Ларисы Миллер.

    Прежде всего этой пластикой она и завораживает. -авораживает, потом уже

    проявляется смысл и ты ощущаешь себя в этом море смысла. Да море, да, эта

    глубина, эта ровность. -десь правильно говорили, я совершенно согласен, что

    Лариса поймала свою интонацию. Иногда эта интонация кажется своеобразной.

    Но знаете, это как ровная поверхность океана. У Шнитке есть концерт для

    хора, где очень ровно всё, там нету глубоких перепадов. Но это такая

    океаническая глубина смысла и миропонимания. Еще бы я стал говорить о том,

    что мир Ларисы Миллер, ее дом, там, где он кончается, где порог, где

    выходишь, автор выходит, и мы с автором выходим из дома, там сразу

    начинается мироздание и вечность. И даже пьющий Колян, и тараканы - они

    где-то в вечности живут. Об этом я хотел говорить, но не буду. Это я только

    блоки так наметил. Нет, на самом деле в этих блоках очень много

    интересного, в каждом из них. Не буду, потому что я открыл вторую половину

    книги, где проза, и понял, что Лариса всё это знает. Всё это знает и всё

    это сказала сама. Ну так чего же я буду теперь об этом толковать. Поэтому я

    решил, что я, завороженный этой пластикой, вот этим виноградным мясом

    стихов, что я просто возьму на себя наглость и смелость, читатель всегда

    эгоист, ему до автора дела нету. Пусть автор послушает свои стихи в

    исполнении читателя, в моем исполнении. Я себе это удовольствие сейчас

    доставлю:

    "Батуми, дикий виноград..." (стр. 95)

    "Диаспора, рассеянье..." (стр. 68)

    "Поверь, возможны варианты..." (стр. 21)

    "Опять этот темп - злополучное "presto"

    И шалые души срываются с места,

    И мчатся, сшибаясь, во мгле и в пыли,

    Как будто бы что-то завидев вдали,

    Как будто вдали разрешенье, развязка,

    И вмиг прекратится безумная пляска.

    Неужто весь этот порыв и угар

    Всего лишь музыка - бемоль и бекар;

    Неужто наступит покой, передышка

    И ляжет на клавиши черная крышка?...

    Неужто два такта всего до конца?

    Семь нот в звукоряде. Семь дней у творца.

    И нечто такое творится с басами,

    Что воды гудят и земля с небесами.

    (Стр. 98)

    Вот гудят воды, гудят. И земля с небесами. Это стихи. Спасибо.

    Борис Альтшулер:

    Повторю то, что я уже несколько лет назад говорил в этом зале:

    строка Бориса Слуцкого "Что-то физики в почете, что-то лирики в загоне" в

    нашей семье справедлива зеркально: лирики в почете, а физики составляют им

    книжки, редактируют, взаимодействуют с издательствами. Хочу снова

    поблагодарить "Аграф" за прекрасно изданную книгу. И я официально заявляю,

    что каждому автору рекомендую иметь такого понимающего и вместе с тем

    жесткого редактора, как Алексей Васильевич Парин, главный редактор

    "Аграфа". И размещение картинок на форзацах в этой серии "Символы времени",

    это прекрасно. -десь, как видите, "Рука Бога", скульптура Карла Миллеса из

    знаменитого Сада Миллеса в Стокгольме и рядом рука человека Юрия Норштейна.

    На другом форзаце две картины Елены Колат: "Святой" и "Венеция" - см. эссе

    "От аза до ижицы". -десь в зале также присутствует Наташа Перова, издавшая

    в "Гласе" три книги Ларисы Миллер на русском и одну переводную - на

    английском языке. Также спасибо Алле Гладковой, "виновной" в издании в 1999

    г. сборника "Между облаком и ямой". "Мотив", в сущности, является

    продолжением этого сборника, хотя 2 или 3 стихотворения у них пересекаются.

    Я не буду говорить о поэзии Ларисы Миллер. Скажу только, что для

    меня, как читателя, восприятие стихов это что-то вроде "прямого усмотрения

    истины": это либо случается, либо нет, и объяснения здесь вряд ли способны

    помочь. Как говорил в свое время Юрий Ряшенцев: "Когда я слушаю стихи

    Ларисы Миллер, то возникает загадка. Где те средства, которыми она

    добивается успеха, успеха у меня - читателя?.. Я почти не знаю людей,

    которые писали бы стихи настолько загадочно."

    Что касается объединения в этой книге под одной обложкой

    фактически двух книг - стихов и прозы, к тому же прозы очень разножанровой,

    то здесь есть противоположные читательские мнения и эмоции - кому-то это

    мешает, а другим, наоборот, здорово и интересно. Хочу сказать, что мне, как

    составителю, было приятно услышать мнение Николая Александрова в

    "Книжечках" "Эха Москвы" 7 февраля, который сказал: "Самое любопытное, что

    книга, несмотря на фрагментарность, существует как целое, то есть

    представляет собой лирическое высказывание поначалу в стихах, а затем в

    прозе". Правда, мне хочется возразить на его слова о четвертой, условно

    говоря "публицистической", части прозы: "Последняя часть состоит из

    шутливых заметок о современности". Вы знаете, есть такая фраза "Когда жить

    невозможно, пиши юмор". Она принадлежит нашему другу поэту Марку

    Рихтерману, умершему 22 года назад от почечной недостаточности; 3 года он

    был на мучительном гемодиализе, написал за это время много стихов и роман.

    И вот возвращаясь к следующей главе романа после очередного сепсиса и

    клинической смерти, он и начал эту главу словами "Когда жить невозможно,

    пиши юмор". По-моему это ключ к пониманию "шутливых заметок" Ларисы Миллер.

    Достаточно прочитать концовку эссе "Homo Normalis" - о беженцах из Чечни,

    чтобы увидеть насколько неточна эта характеристика "шутливые заметки о

    современности".

    Вместе с тем в книге немало неподдельного юмора и оптимизма,

    особенно когда речь идет о современном литературном процессе. Например,

    "еретические заметки" "Такова спортивная жизнь" - о премиальном буме, этом

    "Большом спорте" современной литературы. Или вот отрывок из статьи "С

    пятого на десятое", написанной в 2000 году для журнала "Вопросы

    литературы":

    "Слушала сегодня по "Свободе" передачу о симпозиуме,

    состоявшемся этим летом в Японии и посвящённом литературному процессу в

    современной России. Опять прозвучали навязшие в зубах речи о конце

    литературы и культуры в целом. Ведущий программы Александр Генис говорил о

    надвигающемся конце бойко и с весёлым задором. Видимо, он уверен, что на

    его век литературы хватит, и ещё будет время порассуждать о её закате и

    даже обогатить её своими трудами. Удивительно, что неглупые люди не ленятся

    произносить очередную банальность про пресловутый конец чего угодно -

    света, театра, культуры, литературы: И как же им уютно в этих закатных

    лучах. Предчувствие конца их не только не угнетает, но даже бодрит. А кто

    представлял русскую литературу на японском симпозиуме? Сорокин - прозу,

    Пригов - поэзию. Это всё равно что судить о красоте тела по записям

    патологоанатома."

    И в заключение одно замечание общего порядка, касающееся, как

    мне кажется, всех. Вот этот изданный "Террой" в 1992 году том - книга

    Ларисы Миллер "Стихи и проза" - вышел тиражом 10 тысяч экземпляров и

    разошелся тогда по всей стране. (И Михаил Приходько тогда купил его у себя

    в Северодвинске, почему в конце концов они с Галиной Пуховой здесь и

    оказались). Почему так получилось? Потому что книга эта вышла еще весной

    1992 года, за месяц до того как под ударом реформ рухнула Союзкнига. И

    ничего взамен страна не получила, нет системы распространения, шаг в

    сторону от Москвы или Питера, и люди лишены всего, кроме, конечно,

    высокодоходного коммерческого литературного мусора. "Нас депортировали из

    самой читающей страны", - это название давней статьи Олега Хлебникова очень

    точно передает ужас ситуации. Я это говорю к тому, что общероссийскую

    систему распространения любой, а значит и некоммерческой, литературы по

    заказам необходимо срочно восстанавливать. И, как мы говорили на днях с

    Мариной Кудимовой, здесь присутствующей, надо восстанавливать и

    общенациональный межбиблиотечный абонемент. Спасибо.

    Валентин Оскоцкий:

    К сожалению, я не имел возможности сказать своё слово на

    презентации книги Ларисы Миллер. Поэтому излагаю своё непроизнесённое слово

    в эпистолярном жанре, пока оно ещё свежо в памяти. Скажу тезисно:

    1. Все стихи, составившие книгу, строго датированы, разведены

    хронологически по календарным разделам. Казалось бы, зачем? Ведь у Ларисы

    Миллер нет стихов к датам, нет и стихов-откликов на события. Но

    календарность нужна как хронология настроений и переживаний, из которых

    складывается история души, познающей и осознающей себя во времени. В этом

    отношении зафиксированные даты - опорные вехи внутренней, духовной жизни.

    2. Для меня всегда важно найти, угадать у поэта ту ключевую строку или

    строфу, которые становятся как бы моей призмой восприятия его личности,

    понимания его творческой индивидуальности. Допускаю, что мой поиск ключа

    субъективен: то, что мне кажется ключевым, для другого читателя, а тем

    более для самого поэта ключ вовсе не это, а совсем другое. Но и при

    подобной скидке на свою читательскую субъективность, я не сразу сумел найти

    в книге Ларисы Миллер - в открывающих её стихах самых последних лет -

    строки, которые воспринялись бы как ключевые. И причина не во мне,

    читателе, а в авторе книги, в поэте. Выразительная индивидуальность Ларисы

    Миллер - в многослойности поэтического слова, в многогаммности мотивов, в

    множественности смыслов, которые не столько впрямую вычитываются, сколько

    опосредовано угадываются в строке, в строфе, в стихотворении в целом. На

    поверхности первый смысл, но за ним и под ним - второй и третий, а то и

    пятый, и десятый. Хрестоматийный айсберг тут как раз кстати, если б не был

    затаскан.

    3. В самом деле: чем навеяно стихотворение "Где хорошо? Повсюду и нигде"?

    Скорее всего осенним настроением с его знаковым осиновым листом. Но и

    отдалённостью - до них ведь надо дойти - "дрожащих на ветру огней". А от

    листа и огней разбегаются, расходятся кругами по воде другие образные

    ассоциации, складываясь в мозаику нашего земного бытия, к постижению

    которого и устремлена мысль поэта. -а высказанным в тексте угадывается

    глубь невысказанного даже в подтексте, и эта невысказанность, точнее,

    недовысказанность манит, влечёт, волнует более всего.

    4. Не просто лирическое настроение, но философская глубь угадывается в

    прекрасном стихотворении "Пиши поверх чужих письмён". Тут и круговорот

    выстраданного поколениями опыта, и духовная преемственность в его выражении

    и познании, и дерзость прорывов к его переосмыслению, которое каждый раз

    совершается наново и без которого не бывает откровений ни в чувстве, ни в

    мысли. То же - "Серое небо над чёрной дырой...": порыв к светоносному огню

    и его отнюдь не самопроизвольное угасание "там, в золе". -ола - из другого

    стихотворения - "А что в записке? Что в записке?". -аписка и о житейской

    всячине, и о путях-дорогах бытия, какие проходит "любой и каждый", но

    всегда по-своему. Счастливая особенность Ларисы Миллер - улавливать

    вечность в миге. Так понимаю стихотворение "Нынче проводы светлой

    минуты...".

    5. И всё-таки среди последних - 1999-2001 гг. - стихов я нашёл то, которое

    воспринял ключевым: "Переживая бренность бытия". Ключевое его начало - в

    органичном сопряжении бренности жизни и нетленности души как

    взаимосвязанных, взаимопроникаемых, неразделимых первооснов поэтического

    мировосприятия поэта. И в завершающем, нечастом в лексике и стилистике

    этого автора повелительном наклонении: "Согласись". Выше было "Пиши", но в

    обоих случаях повеление - не наказ, а просьба - приглашение к раздумью и о

    своём, и об общем. Наказ, предполагающий проповедничество и из него

    вытекающий, как и сама проповедь вместо исповедания, - не стихия Ларисы

    Миллер.

    6. На вечере говорили о двух книгах в одной книге. Я воспринимаю обе

    цельно, как одну. Ведь в прозе - и собственно прозе, эссеистской, и в

    литературно-критической - доминирует то же авторское "я", раскрываемое в

    исповедальном процессе самопознания и самоосмысления. Себя во времени и

    времени в себе. И поэтому в автобиографических рассказах даже малая, но

    выпукло поданная бытовая подробность - не просто и не только быт, а опять

    же бытие, ибо в ней опорная знаковая мета жизни духовной. В эту внутреннюю

    напряжённую жизнь души органично вписываются и размышления о прочитанных

    книгах, в отношении к которым эстетически, художнически проявлены и

    притяжения, и отталкивания. Что же до слова о Юрии Карабчиевском, то я не

    знаю ничего более достойного его памяти...

    Вот коротко то, о чём мне хотелось сказать. Подумалось: как ни

    отрывочно, импульсивно, хаотично, может быть, стоит того, чтобы высказать

    это, если не устно на вечере, то хотя бы эпистолярно.

     



24.03.2002
14:45

27 марта cостоится награждение победителей конкурса "Лирики и физики"

24.03.2002
14:07

Поздравляем с днем рождения поэта Василия Пригодича!

24.03.2002
13:59

Савва Великолепный

23.03.2002
01:45

"Я знаю..." - новое в обозрении "-олотые прииски" Юлия Андреева

22.03.2002
12:44

Смешное и грустное: Андрей Оредеж "Неудавшийся роман"

22.03.2002
11:10

22 марта - 170 лет со дня смерти Иоганна Вольфганга Гете (1749-1832)

22.03.2002
08:26

28 марта 2002 года концерт Народного артиста Советского Союза Александра Ведерникова

21.03.2002
13:56

21 марта - День рождения Модеста Петровича Мусоргского (1839-1881)

21.03.2002
11:33

Татьяна Кайсарова в "Русском переплете"

20.03.2002
23:12

"В "Кошачьем ящике" - рассказ Сергея Кондратьева "Анюта"." - новое в обозрении "Кошачий ящик" Василия Пригодича

<< 381|382|383|384|385|386|387|388|389|390 >>
 

 


Если Вы хотите стать нашим корреспондентом напишите lipunov@sai.msu.ru

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Ссылки | Статистика | Дискуссия

Литературные страницы
Современная русская мысль
Навигатор по современной русской литературе "О'ХАЙ!"
Клуб любителей творчества Ф.М. Достоевского
Энциклопедия творчества Андрея Платонова 
Для тех кому за 10: журнал "Электронные пампасы"
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

© 1999, 2000 "Русский переплет"
Дизайн - Алексей Комаров

Русский Переплет
Rambler's Top100