TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Книга Писем Владимира Хлумова  Слово Владимира Березина  На оттоманке с Шиншиным  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ОБОЗРЕНИЕ

ОБОЗРЕНИЕ
Алексея Шорохова


18.12.2002
14:08

Бери шинель, пошли домой┘

    (вторая сигнальная система О. Павлова) 1. Подмена┘ У прозаика Олега Павлова есть, по-видимому, многочисленные и очень могущественные литературные враги √ иначе я . . .

22.11.2002
13:27

Кому же грозила ╚Русская сила╩?

    Недавно мне попало в руки несколько номеров ╚молодежного патриотического журнала, - о чем не обинуясь извещали уже с обложки его издатели, - ╚Русская сила╩. За . . .

13.11.2002
16:05

Русская литература: возвращение смыслов

    Русская литература: возвращение смыслов (Слово на конференции критиков ╚новой волны╩ в СП России 6.11.2002 г.) ═ Как вы думаете, что произойдет, если Атланта, который . . .

11.11.2002
11:23

О двух Россиях┘

    О двух Россиях┘ (холст, масло) Море. Ночь. Грозные валы беспамятства катит по своей поверхности неусыпающая стихия. Клочья пены остаются на сваях огромной . . .

05.11.2002
14:32

╚В поисках России┘╩

    Увидевшая свет в конце 2001 года книга известного русского публициста Александра Казинцева носит именно такое название. Обложку книги украсили мещанин Кузьма . . .

25.10.2002
15:45

Серое время

    Среди широкой цветовой гаммы традиционных определений времени практически отсутствует одно: ╚серое время╩. А жаль, потому что это √ наше с вами время. Оно же √ . . .

22.10.2002
11:50

О литературной критике

    Алексей Шорохов ╚Литературная критика прежде всего должна быть┘ литературой┘ сама ┘╩ (Беседа с главным редактором ╚Российского писателя╩ Н. И. Дорошенко на . . .

10.10.2002
14:52

"Везде мне грезится священный образ Твой"

    - Ольга Николаевна, что бы Вы хотели пожелать жителям Орловщины? - О, Орловская земля, - это родина моего любимого поэта С.С.Бехтеева... ( Из интервью с О. Н . . .

08.10.2002
12:09

В поисках ⌠мужичьей святости■ (к 75-летию гибели С.А. Клычкова)

    I. Освобождение или гибель? Какими всё-таки смешными и наивными выглядят все те ⌠идеологические неприятности■ - цензура, ⌠высочайшее неудовольствие■ и прочие . . .

04.10.2002
14:09

О "скотах, воюющих с нами", смертной казни и "русской деликатности перед Европой"

    (Читая ⌠Дневники писателя■ Достоевского) То, что вопрос о смертной казни во всей своей остроте и ненадуманной злободневности встал в конце XX века именно в России, . . .

24.09.2002
12:46

Письма Смердякову ( от издателя)

    Вынужденное пояснение. ═ Уважаемый читатель ╚Писем Смердякову╩, видимо, пришло время объясниться начистоту. К этому меня вынуждают и многочисленные звонки в . . .

09.09.2002
15:13

Письма Смердякову - 5

    ═Cum ire et studio* ( С гневом и пристрастием - лат.) ═ ═ ╚Только завидели деда √ и турнули к нему ордою. Свиные, собачьи, козлиные, дрофиные, лошадиные рыла √ все . . .

30.08.2002
12:36

Литературная Вологда

    Вологда литературная ⌠В конце 2001 года увидел свет очередной выпуск альманаха ⌠Литературная Вологда■┘ Такими или подобными словами вполне можно было бы . . .

14.08.2002
14:43

Трагический голос России

    Муза России √ какое у нее лицо? Розовощекое, полузакутанное в цветастый платок цветаевское? Или оттененное трауром, монашески-строгое ахматовское? Или скрытое . . .

07.08.2002
16:56

Долгие крики

    75-летию со дня рождения Ю. КАЗАКОВ: ДОЛГИЕ КРИКИ НА БЕРЕГУ КОЦИТА ( Рассказ-притча) Юрий Казаков... ⌠Лирическая проза...■ Рассказ от первого лица ⌠Долгие крики■.. . . .

27.07.2002
17:51

Письма Смердякову-4

    Cum ire et studio* (С гневом и пристрастием √ лат.) ⌠Наконец желанный сон, этот всеобщий успокоитель, посетил его; но какой сон!..■ Н. В. Гоголь, повесть ⌠Иван Федорович . . .

25.07.2002
17:07

Письма Смердякову-3

    Cum ire et studio* ════════════════════ (С гневом и пристрастием √ лат.) . . .

18.07.2002
11:41

Письма Смердякову-2

    -font-weight:normal'> Cum ire et studio* ════════════════════ (С гневом и пристрастием √ лат.) ══════════ ╚Новейшая ваша литература и вышла-то из лакейской, да . . .

14.07.2002
21:04

Письма Смердякову.

    Письма Смердякову. ⌠Новейшая ваша литература и вышла-то из лакейской, да так дальше уборной и не пошла■ (из литературной полемики) Письмо первое. Победа, . . .

08.07.2002
19:24

На пороге дурной бесконечности

     

    Полемика о современном состоянии русской литературы, развернутая на страницах ⌠ЛГ■, без сомнения, более чем своевременна. Даже страшно подумать, что целых ⌠десять лет■ (по сути, разумеется, больше, но ⌠последние десять лет■ - стало уже термином) этим вопросом никто всерьез не задавался. Да и зачем, спрашивается, когда и с той и с другой стороны (т. е. и либералами, и патриотами) было заявлено о монополии на хорошую литературу. И любое ⌠там■ и ⌠у них √ и политическое, и литературное оказывалось в таких густых нетях бытия, что, чаще всего, и не прочитывалось, и не дослушивалось.

    Но вот время прошло, монополия вроде бы и налицо, а с литературой, говорят, как-то┘

    Хочется воскликнуть √ и слава Богу! Наконец-то спохватились, а то вот при жизни Пушкина твердили ⌠об упадке отечественной словесности■, при Лескове и Достоевском причитали, а у нас все хорошо, у нас Пригов и Пелевин √ и трава не расти.

    Разумеется, сама по себе критика современности (в данном случае литературной), еще не является гарантией того, что в недрах ее таятся пушкины и толстые, но она неложно свидетельствует о жизни духа √ которому свойственны неуспокоенность и недовольство окружающим.

    Жизнь духа в Православии традиционно именуется ⌠горением■, если дословно следовать этой двухтысячелетней метафоре, то среди состояний духа неминуемо должно быть и ⌠угасание■. С ним, похоже, мы и имели дело все последние годы (под ⌠мы■ подразумевается общество в целом, хотя были, разумеется - и таких немало √ кто бодрствовал). Сейчас же начинается, судя по всему, обратное.

    Есть, правда, одно ⌠но■ √ как всем известно, спичка, перед тем как окончательно потухнуть, вспыхивает на мгновение необыкновенно ярко. До ⌠необыкновенной яркости■ мы, кажется, еще не дожили, но все же что-то тревожное в столь позднем ⌠возгорании■ уже есть┘

    Для того, чтобы всерьез и ответственно высказывать такие опасения, необходимо, наверное, объяснить уникальность нынешней культурной ситуации, действительно отличающую ее от пушкинского упадкаи тургеневского кризиса■.

    Дело в том, что мы, все мы живем в стране с неимоверно ответственным (на протяжении тысячелетия) отношением к письменному слову (оно и мыслилось веками только с большой буквы как евангельское Слово). Это вектор Российской истории, ее родовая отметина, и никакими воплями о политкорректности и многоконфессиональности ее, историю нашу, не перепишешь.

    То, что русский народ (86 % населения нынешней Российской Федерации), по преимуществу, народ языкотворец тоже известно давно. Как и то, что в развитие языка наши предки вложили большую часть созидательной энергии (отсюда деревянные, а не каменные постройки ведь сказано же в Писании: ⌠пройдут и земля и небо, а слова эти пребудут вечно■).

    Потому-то и написанное пером не вырубишь топором, отсюда и та, неподдающаяся никакому сравнению с другими народами, немыслимая доверчивость русских к письменному слову. Не доверчивость вообще (попробуй-ка, обмани русского мужика в делах практических!), а именно к написанному.

    Теперь остается вспомнить, что само слово литература подразумевает именно буквицу (то есть написанное) √ и тогда станет ясно то отношение к русской литературе (и к писательству), которое большинство из нас еще помнит по последним советским десятилетиям, да и по годам перестройки и гласности тож.

    И это отнюдь не раздутое тоталитаризмом значение литературы, и уж вовсе не пропагандисткий ход коммунистического режима, а, если угодно, ход самой истории нашей. И связано это с приходом в грамоту большей части населения России, того самого народа, который и сохранил трепетное отношение к письменному слову. И не только к писательскому тем, кто не страдает скоропостижными, политически лояльными провалами в памяти, думаю, достаточно будет напомнить, что значило, еще совсем недавно, быть пропечетанным в газете (и вовсе не обязательно с критикой)■.

    Разумеется, за годы атеизма и агитпроповских кривд такое отношение истачивалось и истаивало. Но оно было все еще достаточно действенным, раз оказалось в состоянии взорвать ситуацию изнутри в конце восьмидесятых начале девяностых годов двадцатого века, ведь роль литературы в крушении Советского Союза и правящего режима бесспорна.

    А вот дальше дальше началось то, что можно назвать временем инфляции всего. Ценностей, морали, истории, всем хорошо знакомой инфляции дензнаков И, пожалуй, самой страшной инфляции слов и смыслов. Их уценивали, списывали на склад - зачастую не пересыпав даже нафталином, поэтому сейчас, когда многие из них вдруг извлекли на свет Божий (как, например, стало с патриотизмом и консерватизмом) - они оказались сильно трачеными молью забвения, с зияющими смысловыми дырами. И хотя пропагандистская машина либеральных СМИ уже вовсю усвоила правящей элите эти понятия, сама интеллектуальная обслуга этой элиты все еще блуждает, как в случае с тем же патриотизмом, между последним прибежищем негодяев, политическим убежищем и последним пристанищем вообще. Что это за планетарно-ваганьковский патриотизм - неведомо никому.

    Тем не менее, налицо сегодня одночудовищное недоверие к написанному, напечатанному, брошенному с экрана слову (Это еще не говоря о перспективе массового интернета!). И оно совершенно естественнопосле всех доренок, невзоровых и киселевых. Изолгавшиеся, не раз и не два за последние годы сбросившие кожу (или по Гумилеву сменившие душу) писатели тому тоже виной.

    Сложившаяся сегодня ситуация для России внелитературна по определению. Можно, конечно, тешить друг друга побасенками, что, мол, во всем цивилизованном мире так, что-де нужно ограничить писательские притензии на читательское внимание и т. п. Но это равнозначно тому, что выстроить в Подмосковье неотапливаемый дом из фанеры (на том основании, что в США таких 80 %) и поселиться в нем, попутно утверждая, что русский мороз чистой воды ретроградская выдумка, служащая оправданием ленивому народу, который большую часть года привык проводить на печи.

    В одной из предшествовавших статей П. Басинский определил русскую литературу как национальную идею России это (если не является фигурой умолчания) не совсем верно, потому что обожествляет средство, а не цель, - но вот отрицать литературоцентризм (а точнее, Логоцентризм) русской цивилизации действительно бессмысленно. И именно-то поэтому правда нынешней литературной ситуации (вне лагерей) такова, что вот пишут сегодня, допустим, Павлов и Варламов хорошую прозу, не обличая либерально-криминальную действительность, а Личутин и Сегень, к примеру, вовсю обличают и тоже пишут хорошую прозу, но возможности быть действительно услышанными не имеют ни те, ни другие. И причина не в них (не в малости таланта или скромности претензий, как утверждалось в предыдущих статьях), а в сложившемся общем недоверии к писательскому слову и, что страшнее слову вообще.

    Доверие же, как известно, капиталл, который копится годами (в нашем случае веками), а утрачивается в мгновение ока. И точно также как нет веры тем, кто всю перестройку твердил о слезинке ребенка и сталинских застенках, а в 93-м году с пеной у рта призывал раздавить гадину, составляя расстрельные списки и зверея от запаха близкой крови политических оппонентов, так нет веры и тем, кто национальную катострофу сделал профессией и в перерывах между плачем о погибели русской земли тешит небо коньячком, а утробу семужкой.

    Утрата веры в письменное слово одна из самых фундаментальных утрат нашего времени, она поставляет нас на грань бессловесности. Это-то при невероятной, все более и более нарастающей виртуализации жизни! Помилуйте, о какой литературе можно говорить, о какойпотере интереса к первичному тексту жизни, когда сам этот первичный текствсе меньше интересуется собой, с головой уйдя вовторичное и третичное. Ведь не может же человек сидеть и спокойно смотреть, как у него от обморожения отпадают пальцы на руках и ногах если он так сидит и не делает ничего, чтобы спасти себя, значит, он чем-то в гораздо большей степени увлечен, чем собой. Настолько, что даже не видит себя и погибели своей не чувствует. Россия, которая ежегодно теряет больше миллиона человек, должна быть чем-то сильно увлечена, чтобы не ощущать этого если не Пелевиным и Акуниным, то глянцевыми журналами и видеогрезами, на худой конец программой Время, чем-то, но только не жизнью

    При такой ситуации многие из прозвучавших уже в ходе дискуссии на страницах ЛГутверждений, идеологических манифестов и художнических упований выглядят более чем странно. И свидетельствуют только о том, что яблоко от яблоньки не далеко падает и писатели наши больны тем же, чем и вся страна наша, с тою лишь разницей, что, будучи людьми творческими, они не довольствуются общепитовской виртуальностью, а конструируют каждый свою по собственному образу и подобию. Где и живут, прячась от бурь века сего■┘

     

    * * *

     

    Сложившуюся литературную ситуацию нельзя охарактеризовать более точно, чем - оторопь перед наступившим. Все это напоминает историю про контуженного зайца: когда над самым ухом его прозвучал выстрел он дал от охотника стрекоча, скачет-скачет и вдруг опять выскакивает на охотника, он в сторону и снова через какое-то время выбегает на стрелка. Оказывается бегает-то по кругу, ориентацию в пространстве утратил.

    Так и современная литература сегодня уже совершенно очевидно, что за последние десять лет она сделала круг и вновь вернулась к тому, с чего начинала. Когда в конце восьмидесятых вслед за возвращенцами и невозвращенцами пришли извращенцы это преподносилось чуть ли не как возврат к традициям критического реализма и правды жизни. Правда, чернушный реализм тешил нас не долго и на смену ему пришли более отвлеченные игрища интеллекта и буддистско-кастанедовские ребусы. Однако последние годы совершенно очевидно стали временем триумфального возвращения чернушников, пресыщенную постмодернизмом читающую (причем, как это не странно, не только столичную) публику ныне принято потчевать новым реализмом. В качестве оного все меньше преподносится проза того же О. Павлова, где через всю скудость жизни все-таки еще продирается жалость к человеку, - нет, на смену спешит племя молодое и, увы, уже черезчур знакомое личины общим выраженьем.

    Из журнала в журнал, с награждения на награждение кочуют несколько новых реалистов (Р. Сенчин, М. Шарапова и т. п.) с официально зарегистрированной торговой маркой открытие сезона■. Причем, парадокс публикуют их и либералы, и патриоты, все в какой-то боязни не успеть и прозевать гения из молодых. Не понимая азбучного что гений не карась, его не прозеваешь, сам вырастет, даже искривив ствол и ободрав кору об асфальт площадей, прорастет даже сквозь забвение (как Лесков), потому что он дело Божие.

    В такой погоне за новым словом о современности есть что-то старческое, боязнь отстать от жизни, оторваться от реальности. Это в первую очередь характеризует тех, кто стоит сегодня в литературе у власти■.

    Тем не менее, ничего нового так называемые новые реалисты о правде дня сегодняшнего, и даже (о, ужас!) о правде своего поколения поведать не могут те же некрофилы, тот же мат, получивший прописку в литературе десять лет назад, те же интеллектуально-эротические оргии студентов литинститута, та же грязь. Они никогда не смогут написать о роте псковских десантников, полегшей в Аргунском ущелье до последнего человека, но не пропустившей рвущуюся из окружения бандитскую свору, √ ведь это же их поколение! Да не их реальность

    Не мною сказано, что там, где один опишет лужу, другой опишет звезды, отраженные в луже. Есть, и не мало, подлинных новых реалистов (в том числе и молодых), которые пишут сегодня. В основном это жители коренных русских земель и вообще провинции. Доступа в большинство столичных литературных изданий, в силу закрытости последних, а главное в силу ужасающей разорванности культурного пространства современной России у них нет. Но даже если бы и был, ситуацию в целом это вряд ли бы изменило - настолько серьезна болезнь всего национально-государственного организма. История России знавала подобные кризисы, и чаще всего они излечивались скальпилем Вседержителя при помощи иноземных нашествий. Но это уже не человеческого ума дело

    Что же до собственно литературы, ее современного состояния то есть у Гегеля такой термин: ⌠дурная бесконечность■. Она разверзается перед человеком в безбожном мире в равной степени и вниз: атомы, элементарные частицы, кварки, и т. д. до бесконечности; и вверх: солнечная система, галактика, расползающаяся вселенная и так тоже до бесконечности. Это лишенная всякого смысла количественность никогда не переходящая в качественность, бессмысленная повторяемость одного и того же с незначительными изменениями, вечное томление духа, собственно говоря одна из характеристик ада.

    Мне кажется, что, несмотря на разницу интерпритаций, для большинства высказавшихся в Литературке по поводусотояния современной литературыхарактерно именно такое вот признание минувшего литературного десятилетия холостым кругом■. И это, как бы сказать помягче, должно хотя бы настораживать.

    Сквозит, знаете ли, оттуда из дурной бесконечности

     

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
246854  2002-07-08 21:23:56
-

246877  2002-07-08 22:37:47
Дворцов Василий Владимирович
- Уважаемый Алексей Шорохов!

Как видится из провинции, ситуация на современном ╚за последние десять лет╩ литературном поле (впрочем, тут и театр, и живопись, и музыка) скорее отражает растерянность приватизаторов ╚производственных мощностей╩, а не самих литераторов. К сожалению да, новые хозяева захотели как у ╚них╩, захотели быстро и много зарабатывать, тем более, что рынок сбыта у самой читающей страны виделся бескрайним и бездонным. Для начала успешного бизнеса (как у ╚них╩) провели монополизацию, разрушив периферийные издательства и системы сбыта до основания, затем, для экономии на рекламе (тоже как у ╚них╩), сузили ассортимент и столичных имён. И запустили машину. Но беда подстерегла там, где она и должна была подстерегать: критики и л-веды. К сожалению, г-да изучатели чужих творческих процессов способны восхвалять только то, что они понимают, потому что их это понимать научили. К великому сожалению, в основной своей массе, они анатомы и патологоанатомы, не способные выйти за рамки ╚сохранение-разрушение╩ синтаксиса и грамматики. Они не предвидят иначе писали бы сами! Им нечем интуичить. А для нас беда этих господ явилась виной. Это они составили для инвесторов список ╚мертвечины╩, в раскрутку которой были вложены деньги, и для спасения этих денег теперь нужны новые вложения, что совсем не гарантирует конечного финансового успеха уже необратимого процесса. Вот и вся причина волнений ЛГ. Так и надо: надо отвечать за выброшенные чужие (!) деньги.

И Вы совершенно правы в Вашем оптимизме: с нами Бог, и русский читатель в новой и в старой, в отечественной и зарубежной литературе ищет Вечной Жизни. Без худсоветов.

1|2|3|4|5

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100