Ссылка на Русский Переплет

Поэзия
06 июня 2007 года

ИЗ КНИГИ "ПЕРЕВОД
С НЕНАВИСТНОГО".


 


 
 



                 +    +    +
 
   Знаешь, меня вдруг покинули деньги.
   Смылись. А только что были со мной.
   Здравствуйте, песни парижской подземки,
   Наигрыш долгий гармошки губной.
 
   Здравствуй, Река и Железная Башня!
   Здравствуйте, Камни, Афиши, Стекло!
   Сколько же радости жизни вчерашней
   Между ладоней моих утекло!
 
   Дай же мне, Господи, силы проснуться,
   Не вспоминая вчерашнего дня...
   Что же касается денег: вернутся.
   Как же им, бедным, одним ? Без меня...
 
             +    +    +
 

   Словно всадник отважный династии Минь или Тан,
   Красноглазый монгол в телогрейке, почти великан,
   Сердцем слушая вой своего "кавасаки" летал
   Девятьсот сорок третьей дорогой на Сен Флорентан.
 
   Если б я Ходасевичем был...Да, ведь, я не таков,
   Чтобы взять и воспеть, как прекрасны сады за рекой,
   Где гниют лимузины испанских цыган-батраков,
   А грузины друг другу приветливо машут рукой.
 
   Где зулусы, топтавшие гиблые русские льды,
   На которых любой вертолёт попадёт в переплёт,
   Отложив попечению вечности дни и труды,
   Зубоскалят с ангольцами - кто там кого переврёт...
 
   Ну а мы проследим, чей черёд поспешать в магазин.
   Говорят старожилы, здесь чачу хлестал Карамзин.
   Здесь Отечество - всем. Гагиждеби, осушим стакан,
   И махнём по весёлой дороге на Сен Флорентан !
 
            +     +     +
 
Гагиждеби ( грузинск.) - "С ума сойти!"
 

           +     +     +
 
                                                       Дочке Люсе
 
     
     Хорошо, что у тебя есть остров.
     Только он пока необитаем.
     И найти его совсем не просто
     Между Иллинойсом и Китаем.
 
     Отыскать его легко, однако,
     Как деревню Ясная Поляна,
     По дорожным знакам Зодиака,
     По грошовым картам - у цыгана.
 
     И тебе там будет всё знакомо:
     Снова к морю выдешь спозаранку
     Выбрать сосны - для постройки дома,
     Или воздух - для починки замка.
 
            +    +    +
 
                  Девятнадцатое августа
 
                                                           "Как обещало, не обманывая..."
                                                             Б. Пастернак
 
     
       На берегу холодной Роны
       Палатку ставит итальянка.
       Она готовит макароны.
       Там предстоит большая пьянка.
 
       Все гондольеры с мандолинами
       И дровосеки с топорами
       Ушли за ножками куриными -
       Кто трезв ещё, кто - под парами..
 
      Склонялась девочка над примусом,
      Украденым из "Эммаюса":
      Стряпня была на двойку с минусом,
      Зато вино - на тройку с  плюсом!
 
      Как сходно всё, что в мире пенится,
      Смеётся, булькает, рождается! 
      И в этом - Главное Свидетельство
      Того, кто в них и не нуждается...
 
      А поутру, когда над Роною
      Проснулись птицы в райских кущах,
      Туман серебряной короною
      Короновал толпу идущих:
 
      Всех дровосеков с мандолинами
      И гондольеров с топорами...
      Вставало солнце над долинами,
      Почти как месяц  - над горами.
 
             +  +  +
Казалось, всё нам было нипочём.
Мы были крепче танковой бригады:
Ведь, ты стояла за моим плечём,
И детский смех врывался к нам из сада.
И Франция цвела для нас ковром,
И по весне к нам ласточка стучалась...

Такое не кончается добром.
С поэтами - ни разу не случалось.

            +  +  +
       
                                                             "Он спал, и Офелия снилась ему.."
                                                                                    Г. Иванов.

 
Ему приснилась вдруг столовая
На станции "Москва - товарная",
Нельзя сказать, чтобы урловая,
Но приблатнённая - весьма.

Там подают борщи лиловые,
В них звёзды плавают коварные.
(Нет, не найду живого слова я,
Ни капли страсти для письма!)

А на окне цвели бегонии.
А во дворе собаки гавкали.
Он не проснётся утром в номере,
И я умолкну вместе с ним.

Но, как индейцы с тамагавками,
Стоят путейцы за добавками,
И смотрят, как состав плутония
Уходит в Западный Берлин...

А ну их всех! Поедем в Альпы?
А если хочешь - в Пиренеи.
А если хочешь - в Гималаи.
Туда не ближе, чем сюда.

Мы снимем шляпы, словно скальпы,
И понесём, как ахинею,
Которую не оправдаю
Уже до Страшного Суда.

           +   +   +

 
Из "Тамбовских писем"

   Одно время я очень любил читать на скамейке в скверике 
возле мерии одиннадцатого округа. И часто встречал там Ивана
Ивановича Кузина, бывшего секретаря обкома, тамбовского магната,
который купил себе скромную восьмикомнатную квартирку возле
станции метро "Вольтер". Там бы он и встретил свою старость, если бы
нелепая случайность не оборвала его жизнь прежде им самим намеченых
сроков...Но об этом - как-нибудь в другой раз...После кончины И.И.Кузина
осталась его переписка с близкими людьми, жёнами оставленного им в
городе Тамбове гарема, числом до двухсот душ, а также с евнухами и
 гуманитариями из числа тех.обслуги. С ними он делился  сокровенными
мыслями о справедливом устройстве общества. Они же сообщали ему в Париж
о своих горестях и радостях,часто принимая одно за другое.Переписка эта так живо напомнила мне
"Персидские письма" Монтескье, что я облёк некоторые из текстов в стихотворную
форму. Посылаю тебе последнее, неотправленное письмо Ивана Ивановича, которое
адресовано "Аделине Ефремовне, жене N  124-bis ( любимой )"
 

                                            "Играй, Адель,
                                             Не знай печали..."
                                                         Пушкин.
 
                                             "Le loup du Tambov est ton camarade"
                                                         русская поговорка в переводе
                                                         С.Т. Верховенского.
 

                             +   +    +
 
             Как - то раз по дороге в гарем
             Я в сугробе нашёл попугая.
            "Отвали, не то заживо съем!" ,-
             Угрожал он, свободу ругая.
             Поглядел на меня тяжело,
             Как товарищ Лысенко с портрета.
             И такое во мне ожило,
             Что не спрашивай лучше про это...
              Так вот горе-злосчастье, Адель,
             Накатило: с той самой минуты
             Ни подпольный обком, ни бордель
             Не прельщают меня почему-то.
             По ночам я читаю стихи
             И рассказы творца Чебурашки.
             Разбежались мои евнухи,+
             По Земле, как по телу - мурашки..
             А вчера на Монмартре, поверь,
             За сто франков купил гильотину.
             Что ты думаешь, пашет - как зверь!
             (я торговке попробовал спину)
              Но пред вами остался в долгу,
              И не в силах уже расплатиться.
              Лучше б все мы помёрзли в снегу
              На эстонско-персидской границе!..
              Я и рад бы вернуться в Тамбов,
              Но красот его после Парижа
              Малодушно принять не готов.
              И к тому же - устал от жлобов...
              Пощади меня, жизнь, пощади же!
 

                        _  _  _
 
  +  И.И.Кузин произносил слово "евнух" на местный манер, с
ударением на последний слог. В память о покойном я решил
сохранить эту очаровательную неправильность. 
 


<& /include/golosui &>
<& /htdocs/Discussion/gbook_topic_list.msn, subject=>"Алексей Зайцев - Из книги Перевод с ненавистного", book=>'main', re=>"http://www.pereplet.ru/text/zaycev05jun07.html" , button=>"Высказаться" &>


Ссылка на Русский Переплет

Copyright (c) "Русский переплет"